“Будет как на Украине”. ПРИ ЛЕНИНЕ И СТАЛИНЕ!

Когда речь заходит о демонтаже идолов Ленина или необходимости десоветизации России, то все коммунисты и им сочувствующие сразу начинают прикрываться темой Украины и голосить: «А, ты хочешь, чтобы было как на Украине!» Между тем, это вообще не тот случай, когда они имеют право вообще что-то говорить. Услышав слово «Украина», коммунист должен сразу затыкаться, от стыда чуть ли не проваливаться сквозь землю и тихо сливаться, потому что никакой Украины до большевиков не было на свете, а Ленин и Сталин её искусственно в пробирке создали. Незалежная Украина с москаляками на гиляках – это уродливое детище Коммунистической партии большевиков. Рассмотрим всё в хронологическом порядке. Когда читаешь книгу В.В. Шульгина «Дни» о событиях 1905 года в Киеве, когда интересуешься деятельностью Союза Русского Народа в Одессе, делом Бейлиса, убийством в Киеве премьер-министра П.А. Столыпина революционером Мордехаем Богровым, когда читаешь мемуары жандармского генерала Спиридовича о его службе в Киеве и борьбе с революционерами, то не видишь абсолютно никакой разницы между Киевом и, скажем, Воронежем или Саратовом. Обычный русский город. Обычная южная Россия. Никаких «укров», никаких бандеровцев там просто нет. Большая часть населения Киевской, Черниговской, Полтавской, Подольской, Волынской губернии является русскими патриотами и любит царя. На Волыни самая массовая политическая организация — Волынский Союз Русского Народа, более миллиона крестьян туда входят. Киев – центр русского национализма и духовный центр русского Православия. Среди людей старшего поколения там действует Киевский клуб русских националистов, а среди молодёжи – молодёжная студенческая организация Двуглавый Орел во главе со студентом Голубевым, будущим героем Первой Мировой войны. В Киево-Печерскую Лавру идут паломники со всей России, в частности из Сибири. Всё население этого края считает себя русским, а когда нужно подчеркнуть местный южный диалект, то говорят «малороссы», чтобы отличить себя от северян, великороссов, а свой край, соответственно, называют Малороссией. А южнее Малороссии у Чёрного моря лежит еще Новороссия с городами Одессой, Херсоном, Николаевом, Екатеринославом, Елисаветградом, Мариуполем. Часть местной либеральной интеллигенции, как и в центре России, враждебна царю. Эти революционные интеллигенты примыкают к общероссийским революционным партиям: эсерам (социалистам-революционерам), двум фракциям РСДРП – большевикам и меньшевикам, энесам (народным социалистам), анархистам. Стоп. А где же «великие древние укры», бандеры, борцы с клятыми москалями? А их просто нет, нет в природе. Но как же так, недоумеваешь ты, ведь в Гражданскую войну петлюровцы же не с Марса высадились, а где-то таились и существовали и раньше, хотя бы в зачаточном состоянии. Когда начинаешь предметно изучать этот вопрос, то оказывается, что да, существовали очень мелкие микроскопические группы сторонников австро-венгерской теории, распространяемой габсбургскими властями в Галиции, что малороссы не русские, а «особая украинская нация». Но это были такие мелкие маргинальные группы, не имеющие влияния даже в революционной интеллигенции, не говоря уже о широких народных массах, что практически они не имели значения. С чем бы сравнить, чтобы было понятнее? Ну, например, в современной Российской Федерации много ли, скажем, маоистов? А ведь есть. Имею в виду не китайских мигрантов, а московских леваков. В середине нулевых годов смотрел ваш покорный слуга то ли телепередачу, то ли ролик в интернете, теперь уже не помню, где давал интервью молодой глава неформальной незарегистрированной Российской маоистской партии. Идеология партии вкратце такова: социализм, который был в СССР – не истинный. Истинный правильный социализм у Мао Цзэдуна, видите же, как Китай развился. Поэтому и России надо встать на путь марксизма-маоизма, как завещал Великий Кормчий. Не сообщалось, сколько в той партии членов. 5-6? Или даже 10-15? Думаю, то не сильно ошибусь, если предположу, что не больше 15 человек. Ну и где сейчас эта партия? Каково её влияние хоть на что-нибудь в России? И много ли людей в России вообще знает о существовании этой микроскопической левацкой секты? С «украинствующими» в Малороссии до революции было то же самое. Это было несколько мелких кружков, ориентирующихся на австро-венгерскую Галицию. Одним из членов одного такого кружка был некто Семён Петлюра, клоун, переименовавший сам себя из Семёна в Симона в честь испанского революционного изменника, расчленителя испанской нации Симона Боливара. Подобное стремится к подобному, и Петлюра нашел кому подражать. У этих людей не было никаких шансов не то что прийти к власти, а вообще стать сколько-нибудь значимой политической силой.

Главное действо по украинизации Руси совершалось тогда в Галиции, находившейся в составе Австро-Венгрии и насильственно обращенной из православной веры в греко-католическое униатство. Вплоть до конца 19 века галичане аналогично жителям Подкарпатской Руси тоже называли себя русинами. Никаких «украинцев» в Галичине до 20 века не было. Переселенцы этого периода из Галиции в южнославянские земли в рамках единой Австро-Венгрии до сих пор (т.е. их потомки, конечно) называют себя русинами, слово «украинец» им совершенно чуждо. В Хорватии, например, русины составляют 1 % населения. Никому из них не приходит в голову вместо русина называть себя украинцем. Но это бесило Австро-Венгрию. Правящие круги Австро-Венгрии обоснованно опасались пророссийских настроений в Галиции, и такие пророссийские настроения там действительно были. Существовало целое культурное движение, направленное на возрождение древнерусской исторической памяти, возвращение из униатства в православие и приобщение народного говора галичан к единому русскому литературному языку. Галицко-русинские культурные деятели считали, что существует «сильно разветвлённый русский народ», одной из ветвей которого являются русины. Общим лозунгом образованных галицких русинов было: «Лучше утонуть в русском море, чем в польском болоте». Австро-Венгрия, стремясь парализовать русское национальное возрождение в Галиции, еще в 1848 году заменила в названии русинского народа одну букву – с буквы «с» на букву «т», так что читалось теперь не «русины», а «рутены». Но эта смешная детская уловка не помогла, слово «рутены» не прижилось и было всё равно слишком похоже на «русины». Галицкое население продолжало называть себя русинами. Следовало заменить слово «русины» на что-то радикально иное, совсем не похожее, создать из одного народа другой, новый. И замену нашли. С начала 20 века при финансовой поддержке австро-венгерских властей в Галиции появляется и развивается «украинское» движение, заявляющее, что русины не русины, а «украинцы», не имеющие к России и русским никакого отношения. Не будем упрощать: «украинство» — не просто удачный трюк австро-венгерской власти, а самостоятельное явление, которое было Австро-Венгрией просто использовано в своих целях на все 100%. «Укры» — не просто кучка продажно-трусливых платных предателей на службе у поляков, Австро-Венгрии, немцев, американцев (хотя и это отчасти верно в отношении весьма многих персон), а явление более сложное. А именно, это антисистема по Гумилёву, антисистема Руси, анти-Русь.

Вспомним теорию антисистем в этногенезе Льва Гумилёва. Антисистема возникает в зоне суперэтнического контакта, но потом может далеко распространяться за пределы региона своего возникновения. Галиция – это зона суперэтнического контакта, кусочек православной Руси под властью польских панов и австрийцев, то есть западного суперэтноса. Но потом антисистема вышла далеко за пределы Галиции. Антисистема отвергает реальный мир во имя некой теоретической схемы или идеи. Для этого сторонники антисистемы берутся либо радикально переделать реальный мир, в итоге разрушая его и не создавая ничего полезного взамен, либо стремятся вырваться из оков реальности при помощи наркотических веществ или каких-то особых психотехнологий, в итоге разрушая свое тело. В чем здесь реальный мир в нашем случае? В том, что Русская Земля исторически едина, что малороссы и великороссы связаны не только историей, языком, но и тысячами родственных связей на уровне конкретных семей, тем, что мы читаем одни книги, слушаем одних эстрадных исполнителей, в том, что вся экономика Малой Руси завязана на общероссийский рынок и общероссийскую промышленную кооперацию. Против этого реального мира встаёт иллюзорная теоретическая схема, оторванная от жизни, — что нет малороссов, а есть украинцы, что не было Руси, а были древние укры, или наоборот, что Русь – это только Киев с Галичем и Волынью, а всякие там Смоленск, Брянск, Козельск, Рязань, Суздаль, Новгород и Псков – не Русь, а сплошные угро-финны, что родственные связи надо прервать, от общей истории отречься, экономику разрушить и идти в какую-то там «европейскую семью цивилизованных народов», как осёл за морковкой. В итоге реальный мир разрушается сторонниками украинской антисистемы. Для антисистем характерно отсутствие любви и привязанности к родной природе и земле. В начале 20 века в Галиции у укров не было ещё возможности проявить себя на поприще разрушения природы, но они наверстали это сейчас – тотальное сведение лесов, «лысые» Карпаты без леса, вывоз и продажа чернозёма в Европу, проекты по добыче сланцевого газа методом гидроразрыва пластов. Для антисистем характерно футуристическое сознание – прошлое объявляется неправильным, «реакционным», «тёмным», настоящее только лишь преддверием будущего, а единственно имеющим значение только светлое будущее. В укро-антисистеме это не резко выражено, не так резко, как в антисистеме коммунистической, но тоже есть – «остаточное прощевай» русскому прошлому Малой Руси и светлое будущее в Евросоюзе и НАТО. Сторонников антисистем отличает крайний уровень злобности. Это и сейчас всем видно. В комментариях в интернете самые хамские и злобные высказывания всегда бывают либо у сталинистов, либо у «великих укров». И так было и в начале 20 века в Галиции. Если представители русинских организаций были добрыми и неагрессивными людьми, то «украинцы» просто кипели злобой. «Не достаточно будет вскоре сухих верб, чтобы вешать на них ренегатское, кацапское стерьво. Уничтожать этих собак без милосердия – это наш девиз. И мы будем уничтожать их без милости», — провозглашала «украинская» газета «Пiдгiрська Рада» (1.09.1910 г. №16) по адресу местных русинов. Накануне Первой Мировой войны национально мыслящие галичане разделились чётко на два смертельно враждебных лагеря – русинов и украинцев, плюс еще занимающие выжидательную позицию «пофигисты», выражаясь современным языком. Первая Мировая война для Галиции была критическим осевым временем, когда от победы России или Австро-Венгрии решалось, кто из этих двух галицких сил станет местной властью, будет учить детей, писать газеты, и кем в итоге по окончанию войны будут галичане – русинами или украинцами. От победы России или Австро-Венгрии зависело, какая из двух галицких идеологий, русинская или украинская, в итоге окажется «на коне», а какая уйдет в небытие как дым. Соответственно, те, кто работал на революцию, развал фронта, «превращение войны империалистической в войну гражданскую», «мир без аннексий и контрибуций», тем самым работали против Галицкой Руси в пользу украинизаторов. Давайте представим себе, как сложилась бы история той территории, которая сейчас называется Украиной, если бы не было революции 1917 года (февраль и октябрь – это этапы одной революции). В 1918 году Россия выиграла Первую Мировую войну, или, вернее, Мировую войну без приставки «Первая», ибо Второй, не будет (см. выше). Галиция, Буковина и Подкарпатская Русь присоединены к России. Русинская идеология стала господствующей. Униаты воссоединились с Православной Церковью. Галичане остались с этнонимом «русины» и считаются частью русского народа. Выжившие узники концлагеря Таллергоф окружены всеобщим почётом и уважением. Евгений Коновалец свалил в эмиграцию в Канаду, его люди также. Никакой Второй Мировой войны нет и не намечается. В Галичине нет колхозов, НКВД, сталинского террора, а значит и повода для массового недовольства. В этих условиях Бандера, Стецько и Шухевич не имели ни малейших шансов овладеть Галичиной. Если нет Второй Мировой войны, то кто им даст возможность создать отряд «Нахтигайль», дивизию СС «Галичина»? Если нет сталинщины, то как им вести свою пропаганду? Пропаганда бандеровцев как тогда, так и сейчас строится по единому методу: берутся совершено реальные, действительно имевшие место преступления Коммунистической партии большевиков и выворачиваются наизнанку так, что это не преступления большевиков против русского народа и в том числе малороссов, а преступления москалей против украинцев. Так, например, голодомор, устроенный большевиками в Поволжье, Казахстане, Западной Сибири, на Дону, Кубани и в УССР подается как якобы бывший только на Украине, и устроенный не Коммунистическим Интернационалом и местными укро-коммунистами, а москалями, чтобы украинцев стало меньше, а москалей больше. О таком же голодоморе в эти же годы в южных областях РСФСР бандеровская пропаганда молчит, чтобы избежать вопроса «Если москали устроили голодомор, то получается они морили голодом сами себя?». ГУЛАГ тоже якобы создали москали, чтобы сажать туда украинцев, а колхозы придумали москали, чтобы загонять туда украинцев. Ну и так далее в этом духе. Так вот, если сталинского режима нет, то как Бандере с Шухевичем свою пропаганду вести? Кто бы стал его слушать в благополучной русинской Галиции? И если нет хаоса и вакуума власти первых месяцев советско-германской войны, то кто позволит бандеровской ОУН захватывать власть в сельских районах Галичины и тем более Волыни, ставить по сёлам своих «господарчих» и «станичных»? В русинской Галиции в составе Российской Империи единственное, что мог организовать Бандера, это террористическую ячейку из 5 человек, чтобы застрелить какого-нибудь губернатора. На этом его возможности кончались. Застрелили бы они со Стецько и Шухевичем губернатора, их поймали, судили военно-полевым судом и повесили, как в свое время Мордехая Богрова в Киеве. На этом история ОУН-УПА заканчивалась, не начавшись. В победоносной России, выигравшей Первую Мировую войну, никакой Украины бы не было, а был единый русский народ, состоящий из великороссов, белорусов, малороссов и русинов как своих субэтнических диалектных групп. Большевики, предавая Россию в Первой Мировой войне, предавали тем самым и русинское движение Галиции, узников Терезина и Таллергофа, обрекая галицкое русинство на поражение. Поэтому снос современными бандеровцами памятников Ленину является с их стороны крайне нелогичным деянием: Ленин, предав Россию в Первой Мировой     войне, их тем самым спас, без Ленина им пришел бы кирдык еще в 1918 году. Сносить истуканы предателя России Ульянова-Ленина надо в Российской Федерации, в ДНР и ЛНР.

Но если бы вина большевиков ограничивалась только этим, только предательством в Первую Мировую войну и провокацией Второй Мировой. Тогда укро-бандеровщина ограничилась бы по сей день одной лишь Галицией. Но в том-то всё и дело, что коммунисты не только невольно способствовали бандеризации Галиции, но и сами осознанно и целенаправленно создавали в пробирке Украину на старых малороссийских землях Российской Империи. Данное действо у историков получило название «феномен советской украинизации». Малороссия была отделена от России в отдельную Украинскую Советскую Социалистическую Республику. Сами слова «Малороссия» и «малоросс» были запрещены коммунистами как контрреволюционные и заменены словами «Украина» и «украинец». По свидетельству Солоневича из книги «Россия в концлагере», малорусские крестьяне-хохлы сначала вообще не понимали, почему их называют украинцами и спрашивали представителей советской власти: «Мы украинцы? А что мы украли?». Политработникам приходилось объяснять, что слово «украинец» происходит не от слова «украсть», а просто это при проклятом царском режиме говорили «малоросс», а при советской власти положено говорить «украинец». В качестве украинского языка советская власть стала насаждать ополяченный галицкий диалект, чуждый жителям Поднепровья, несмотря на то, что Галиция сама в состав СССР до 1939 года не входила. Дошло до того, что нарком просвещения УССР Скрыпник выработал проект пригласить из Галиции 8000 учителей для более интенсивного внедрения украинского языка в школах, ибо само население УССР, в частности местные учителя, этого языка не понимало. Всё преподавание в школах УССР переводилось на галицкий диалект. Вначале существовали на равных основаниях русские и украинские школы, однако, когда коммунисты увидели, что украинские школы стоят пустые, что всё население бывшей Малороссии никак не хочет украинизироваться и упорно отдает своих детей только в русские школы, то их (русские школы) позакрывали. Такой пресс насильственной украинизации вызывал недовольство населения. Чтобы подавить это недовольство, разговоры о «непонятном народу галицком языке» объявлялись контрреволюционной антисоветской агитацией, за такие разговоры людей сажали. Такая советская украинизация так понравилась бывшим петлюровцам, что многие из них вернулись из эмиграции в Советский Союз и с восторгом вступили в Коммунистическую партию, в частности бывший сподвижник Петлюры Винниченко и идеолог украинства М. Грушевский. В середине 30-х годов пресс украинизаторства был ослаблен, разрешено издание газет на русском языке, снова открыты русские школы, однако идеологическая украинизация малороссов осуществлялась Советской властью неуклонно на протяжении всех 73 лет советского периода. Все 73 года малороссам вбивали в голову, что они не русские, не малороссы, а особая украинская нация, отдельная от русской. Во всех книжках, газетах, учебниках писалась эта гнусная фраза «русские, украинцы и белорусы», т.е. внушалось, что русскими являются только великороссы, а украинцы и белорусы – это что-то отдельное от понятия «русские». Что же до мантры о том, что дескать «русские, украинцы и белорусы» — это братские народы, то братскими народами в СССР были и латыши, и узбеки, так что привычная мантра о братстве народов просто пропускалась мимо ушей. Если бы в Испании при Франко кто-нибудь написал бы, что испанцы, каталонцы и валенсийцы – это три братских народа, которые всегда дружили, то весь тираж этой книжонки или газетёнки был бы немедленно изъят и сожжён, цензор, пропустивший в печать такое, лишился работы, а сам автор, проповедующий братство испанского, каталонского и валенсийского народов, наверное, был бы арестован за подрывную пропаганду о том, что каталонцы и валенсийцы якобы сами не испанцы, а лишь «братские народы». Фактически советское украинство – это та же бандеровщина в более мягком её варианте, бандеровщина без Бандеры. Именно этим объясняется та лёгкость, с которой в 2014 году все укро-совки оказались в бандеровском русофобском лагере: бывшие советские офицеры, ставшие укрогенералами, типа Коваля и Полторака, Киевский, Харьковский, Одесский и Прикарпатский военные округа бывшей Советской армии, ныне ВСУ, бывшее КГБ УССР, ныне СБУ, бывшие коммунисты и комсорги, ставшие евроинтеграторами и борцами с Россией, афганцы с Майдана и т.д. Для них переход от советского украинства к прямой бандеровской русофобии явился лишь следующим шагом в том же направлении. Вот ядовитое наследие Советского Союза. А противостоят этим совковым бандеровцам две категории людей (если брать именно граждан довоенной Украины, а не российских добровольцев):

1) Люди, отвергнувшие идею украинства вообще и вернувшиеся к дореволюционному пониманию Новороссии, Малороссии и Подкарпатской Руси как частей Русского Мира;

2) Люди украинского направления, являющиеся глубокими, искренними и органическими антисоветчиками, такие как Шарий и Коцаба.

Но никаких сторонников восстановления УССР, никакой Украинской Красной Армии в 2014-2015 годах не образовалось и не могло образоваться в принципе, потому что все «советские украинцы» как раз стройными рядами отправились в АТО. Так воспитала их советская власть.

Возвращаясь к ленинско-сталинским временам, необходимо сказать также, что советская украинизация не ограничилась только украинизацией малороссов. Украинизации подверглись также часть великороссов и закарпатские русины. Говоря о великороссах, имеем в виду Донбасс, Харьковско-Сумскую Слободщину (Харьковская губерния) и Новороссию в старом узком понимании этого термина как Причерноморье. Все эти земли никогда не считались не только какой-то «Украиной», но даже и Малороссией, а просто обычной Россией. Слободская украйна (в смысле «окраина», а не в смысле «Украина») была исконной землей Московской Руси, не бывшей никогда в составе Ржечи Посполитой и заселяемой в 17 веке великороссами и малороссами смешанно. Это великорусско-малорусское население с самого начала говорило на обычном русском языке и никогда не думало, что их край может быть не-Россией. Аналогично с причерноморской Новороссией, точно так же заселяемой великороссами и малороссами веком позже Слободщины. И уж конечно никогда не считалась даже и Малороссией часть Области Войска Донского, отрезанная коммунистами от РСФСР и переданная УССР. Слово великому русскому патриоту Солженицыну: «В самостоятельном развитии – дай Бог Украине всяческого успеха. Отяжелительная ошибка её – именно в этом непомерном расширении на земли, которые никогда до Ленина Украиной не были: две донецкие области, вся южная полоса Новороссии (Мелитополь-Херсон-Одесса) и Крым». Все эти территории юга России коммунисты объявили Украиной, а жителей этих областей, по сути даже и не малороссов, а великороссов – «русскоязычными украинцами». Есть разные предположения, зачем Ленин включил эти территории в УССР. Одни говорят, чтобы усилить украинское крестьянство пролетариатом Донбасса, другие наоборот – затем, чтобы оторвать в административном отношении бассейн Северского Донца от контрреволюционного Дона. В любом случае это были какие-то идиотско-марксисткие соображения, не связанные с реальной народной жизнью. Так украинизация, т.е. превращение русских людей в каких-то особых нерусских украинцев, стала довлеть не только над малорусской ветвью русского народа, но и над частью великороссов-москалей.

Надо ли ещё раз особо говорить о Крыме, отданном Украине Хрущёвым вопреки не только воле населения Крыма и русской истории, но даже и советским законам? Об этом уже много сказано, и сами неосоветские пропагандисты признают незаконность хрущёвского подарка и клеймят Хрущёва, поэтому и не будем на этом останавливаться, здесь нет спора. Отметим только, что любой процесс надо смотреть с начала, а не с конца, подобно тому, как торт готовится с основания, а не с вишенки. В частности, и здесь надо смотреть не только на Крым – хрущёвскую вишенку на ленинско-сталинский украинский торт, а на весь верхний слой этого торта – полосу земли от Харькова до Одессы, Новороссию в нынешнем расширительном понимании этого термина: зачем коммунистические дерусификаторы России отдали эти области в состав УССР? И еще глубже в самое основание торта: зачем вообще создали УССР, зачем дерусифицировали малороссов, отделяя их от России и переименовывая в украинцев? Ведь при царе, как выше говорилось, это были 5 южнорусских губерний с особым местным диалектом и полностью русским самосознанием.

Упомянем еще о русинах Галиции и Закарпатья. Русинское движение Галиции не было убито в концлагере Таллергоф, после поражения Австро-Венгрии оно продолжало существовать, русинские организации восстановились. Русинство Галиции было уже слабым и малочисленным, но еще свеча теплилась. Галиция была под властью Польши, среди самих галичан уже преобладало украинское самосознание, но люди, упорно считающие себя русинами, всё ещё существовали до самого 1939 года, до присоединения к Советскому Союзу. Все оставшиеся русинские организации были запрещены Советской властью в 1939 году. С точки зрения Сталина и его антирусского окружения в СССР есть Украинская Советская Социалистическая Республика, в которой живут советские украинцы, а никаких малороссов и русинов нет и быть не должно, это белогвардейская контрреволюция. Галицкое русинство пережило украинизацию австрийскую, но не пережило украинизации советской. Когда исчезло Русское Православное государство, в которое они так стремились, когда не из Вены, а из Кремля их начали украинизировать, тогда галицкие русины ушли из истории. Что касается Закарпатья, то оно до Второй Мировой войны входило в состав Чехословакии и называлось Подкарпатская Русь. В 1945 году Подкарпатская Русь была присоединена к СССР. Несмотря на то, что общественность Подкарпатской Руси просила принять их в состав СССР как особую Карпаторусскую Советскую Социалистическую Республику, эта просьба не была удовлетворена. Сталин переименовал Подкарпатскую Русь в Закарпатскую Украину, а русинов в «закарпатских украинцев». Так русины и считались закарпатскими украинцами до самого последнего времени, пока благодаря подвижническим усилиям Петра Гецко и отца Дмитрия Сидора русинское национальное движение не встало из пепла.

Подведём итоги. Антисистема украинства возникла до большевиков в австро-венгерской Галиции, которая была зоной суперэтнического контакта. Но именно большевики подарили этой антисистеме всю Южную Россию – и Малороссию, и Новороссию, и Подкарпатскую Русь, и даже Крым. Есть такая штука в микробиологии – чашка Петри. Это плоская стеклянная чаша с питательным желе, куда засеваются штаммы микроорганизмов. Там они бурно растут для того, чтобы стать объектом исследования. В неблагоприятных условиях внешней среды данный микроб бы не стал размножаться и вскоре погиб бы, но на чашке Петри начинает бурно расти и развиваться. Созданная большевиками Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР) на южнорусских землях Малороссии и Новороссии стала огромной чашкой Петри для бациллы украинства. При царе Николае II никаких «укропов» ни в Киеве, ни в Чернигове, ни в Полтаве, ни на Волыни, ни тем более в Одессе и Харькове не было в природе. Во всех этих регионах было русское национальное сознание. В Одессе и Харькове просто русское, в Киеве, Полтаве и на Волыни – малороссийское/общерусское как маленькая матрёшка входит внутрь большой матрёшки. Выразитель такого сознания – Гоголь с его «Тарасом Бульбой» и «Вечерами на хуторе близ Диканьки». Никаких украинцев не было в дореволюционной России, кроме микроскопических кружков, насчитывающих не больше членов, чем в современной России какие-нибудь маоисты, эльфы или уфологи. Среда была неблагоприятной для развития и размножения этого микроба. Коммунисты просто создали с пустого места эту Украину, буквально затолкав миллионы малороссов, русинов и даже великороссов в украинство. Все 73 года своей власти они вбивали в голову населению Малороссии и Новороссии, что оно не русское, а украинское, и что украинцы – это не русские. Вбили. Не меняет дела то, что коммунисты тоже враждовали с бандеровцами и даже грохнули Бандеру. Сам по себе этот карлик-садист, душитель котов Степан Бандера имеет очень мало значения. Не было бы его, был бы Мельник, Шухевич, Стецько, какой-нибудь Бандура. Укро-антисистема нашла бы другого персонажа в качестве священного вождя. Дело в идеологии отречения от русского национального имени, от Святой Руси, от православной веры, а не в культе личности конкретного Бандеры, который «приде, порядок наведе». И здесь насаждаемое коммунистами советское украинство от бандеровщины не особо отличается, будучи более мягким вариантом того же самого. И когда в 1991 году Советский Союз начал рушиться, то советское украинство никакой идейной опорой против укронацизма быть никак не могло. Наоборот, именно укро-коммунисты с Л. Кравчуком во главе Украину окончательно и отделили. Замечу, не боевики ОУН-УПА, вылезшие из лесного схрона, а украинские коммунисты. В 1991 году Кравчук и его товарищи по партии могли сказать населению УССР следующее, в двух вариантах.

Вариант 1. «Люди, вы так бедны, так плохо живёте, у вас нет колбасы и масла. Это всё потому, что мы, коммунисты, довели огромную страну до полного экономического краха. Мы производим тысячи ненужных танков, но не способны обеспечить народ товарами первой необходимости, не способны строить дома и давать людям жильё. Виноват в этом, в частности, я, Леонид Кравчук, высокопоставленный коммунистический партийный босс, член ЦК КПСС, который многие годы пудрил вам мозги марксизмом-ленинизмом. Поэтому меня надо подвергнуть люстрации».

Вариант 2. «Люди, вы так бедны, так плохо живёте, у вас нет колбасы и масла. Это всё потому, что я, Леонид Кравчук, и моя коммунистическая партийная банда, мы такие хорошие, так любим народ Украины, если бы от нас всё зависело! Но, к несчастью, существуют россияне, а они очень прожорливы, они-то и съели всю украинскую колбасу. Россия вас объедает. Москали усе сало зъили. А вот если от москалей полностью отделиться и дать мне полную власть, то вот тогда-то вы и заживете как сыр в масле».

Какой из этих двух вариантов выбрали украинские коммунисты, объяснять не надо.

Поэтому, когда какой-нибудь коммунист в ответ на предложение демонтировать истуканы Ленина начнет кричать: «Это как на Украине. Ты хочешь устроить здесь Украину», то ответ ему может быть только такой: «Нет, товарищ, это вы, большевики, создали Украину. Вы затолкали всю южную Россию, Малороссию и Новороссию, в украинство. Это всё ваша вина. Так что не надо валить с больной головы на здоровую. Это вы, красные, устроили Украину, а мы хотим наоборот, исправить сделанный вами вред, в частности воссоединить расколотые русские земли».

Д. Каменевич

Русская Стратегия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s