М.В. Назаров. Америка как анти-Рим. Ч.1.

Приобрети книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15562/

Днем рождения Соединенных Штатов Америки как государства считается День провозглашения независимости от Британской монархии в 1776 году. Праздник сопровождается фейерверками, парадами, карнавалами, ярмарками, пикниками, концертами, бейсбольными матчами, обращениями политиков к народу и церемониями, а также другими патриотическими мероприятиями с песнопениями: «God Bless America!». Независимость оказалась провозглашена не только от Великобритании, но и от законов прежнего христианского «старого мiра». Это не опровергается, а подтверждается наличием в современных США множества разнообразных околочных сект, вышедших из протестантизма и лишь формально называющих себя «христианскими». При всем возможном личном благочестии и добропорядочности части их членов (так называемые WASP), от учения Христа о сущности мiроздания они очень далеки, да и государствообразующим народом в Америке является самый антихристианский.

Ныне это государство является единственной в мiре сверхдержавой, которая диктует всей планете свою волю, свою «культуру» и т.н. «демократическую» идеологию, и живет за счет эксплуатации всего мiра посредством эмиссии мiровой валюты и контроля над мiровой экономикой, потребляя около 40% мiровых ресурсов. В то же время более половины трудоспособного населения США не работает, живет на содержании государства, а каждый пятый житель ‒ неграмотный. Что же представляет собой Америка в духовном плане в человеческой истории?

Приведем ниже отрывки из книг «Тайна России» и «Вождю Третьего Рима», ‒ из глав, где в сравнении с православной Россией описывается нарастание апостасийных (отступнических) процессов духовной деградации в западных христианских странах после их откола от Православия.

«Америка ‒ кристаллизовавшийся еврейский дух»

…С Реформацией западная апостасия выходит на новый важный этап. Этот процесс развивался под влиянием иудаизма, как это описано в книге нью-йоркского раввина Л.И. Ньюмэна: «почти все реформаторы христианства имели по крайней мере одного друга или учителя-еврея, все важнейшие движения Реформации в своих истоках обращались к міру еврейской Библии» (Newman, Louis Israel. Jewish Influence on Christian Reform Movements. New York, 1925).

«Свобода богословских суждений» в протестантизме привела к тому, что «среди множества религиозных сект, которые вызваны были Реформацией.., возникли и такие, которые склонились более к иудаизму», ‒ отмечает знаменитый историк еврейства (Грец Г. История евреев, т. 10, с. 253). В них утверждается, что Бог изначально и неизменимо предопределил одних людей к спасению, других к погибели ‒ независимо от человеческой воли (чем отрицается и свобода воли человека, и необходимость его усилий ко спасению, и всеблагость Бога, который, получается, способен произвольно и незаслуженно обрекать человека во власть зла).

Наиболее известные из таких сект (пуританство, кальвинизм) выводят отсюда и немыслимое ранее оправдание нового экономического уклада: признаком «богоизбранности» объявляется богатство. В этом главный смысл и цель так называемой пуританской «трудовой аскезы». Протестантство и еврейство (ранее сдерживавшееся однородным христианским окружением) рождают капитализм: небывалую ранее экономическую активность людей, сбросивших с себя христианские нравственные запреты, вместо которых высшей ценностью становятся деньги, а их обладатели ‒ высшей властью в обществе. Западные ученые (М. Вебер, В. Зомбарт) убедительно показали, что капитализм как освящение материальных земных ценностей стал возможен именно вследствие протестантизма ‒ иудаизации западного христианства.

Так Запад стал материально благоустраивать свою землю ‒ в ущерб ценностям небесным. С ними как бы заключался компромисс: они должны помогать земному преуспеянию. Эта идеология лежала в основе европейских буржуазных революций, в которых антихристианские силы добились новых успехов ‒ равноправия христианской и антихристианской религии: во Франции (1791), Англии (1849 и 1857), Дании (1849), Австро-Венгрии (1867), Германии (1869 и 1871), Италии (1860 и 1870), Швейцарии (1869 и 1874), Болгарии и Сербии (1878 и 1879).

В этом процессе огромную роль сыграло масонство: его можно определить как тайное «униатство» элиты протестантского Запада в сторону иудаизма, который с древних времен имел мощный инструмент влияния ‒ деньги (чем гордятся такие еврейские авторы, как С. Рот, Ж. Аттали и др.). Политическая цель масонства, в частности, чтобы обезпечить равноправие иудеям, заключалась в свержении монархий, в подрыве влияния католической Церкви, в демократизации мiра. В условиях же секулярной демократии равноправное еврейство обращает свое денежное могущество в неравноправие для всех остальных, постепенно подчиняя общество своему контролю…

Главный свой антихристианский земной оплот еврейство в эти годы начало создавать на другом континенте ‒ в Америке. Это происходило одновременно с русским осознанием себя Третьим Римом: Божий Замысел и «тайна беззакония» развивались как бы наперегонки…

Западная апостасийная цивилизация расширялась вооруженной силою, уже в Европе «стирая с лица земли варварские народы», ‒ признает знаменитый английский историк (Тойнби А. «Постижение истории»), а затем с еще большей алчностью и жестокостью перекинулась на другие континенты. «И в этом колониальном движении выдающуюся, чтобы не сказать решающую, роль сыграли евреи», ‒ с похвалою им констатирует классик немецкой социологии (В. Зомбарт. «Евреи и хозяйственная жизнь», гл. VI, далее его цитаты отсюда), расистская религия которых ярчайшим образом проявилась в натиске на менее развитые племена: финансирование завоевательных и грабительских экспедиций, уничтожение аборигенов, межконтинентальная работорговля в масштабе десятков миллионов человек за XVI–XVIII века, монопольная торговля важнейшими колониальными товарами ‒ все это дало огромные прибыли, которые были двигателем западной колонизации мiра.

«В Южной Африке и Австралии… все экономическое развитие должно быть почти исключительно приписано им», а «Америка во всех своих частях является страной евреев», ‒ заключает Зомбарт: «Евреи связаны с открытием Америки самым тесным и странным образом. Получается такое впечатление, как будто Новый свет был открыт для них одних…».

Это совпало с тем, что в XV веке веке евреи были изгнаны из важнейших европейских торговых городов: Аугсбурга (1439–1440), Страсбурга (1438), Эрфурта (1458), Нюрнберга (1498–1499), Ульма (1499), из Сицилии (1492), Португалии (1497); в начале следующего века ‒ из Регенсбурга (1519), Неаполя (1540–1541), Венеции (1550)… «Это была эпоха, когда еврейство Европы зашевелилось, как муравейник, в который воткнули палку… Массы евреев были принуждены эмигрировать…. в подававшие большие надежды области Нового света» (Зомбарт).

Очень символично само открытие Америки на деньги еврейских финансистов; полагают, что и Колумб был марраном (притворно крестившимся евреем), и, согласно актам, «первый европеец, ступивший на американскую почву, был еврей» (Зомбарт). Это совпало с изгнанием евреев из Испании в 1492 году ‒ как раз на исходе 7000 лет «от сотворения мiра», что многие современники связывали с его ожидавшимся концом. Однако Бог как бы продлил историю, выпустив из Европы, как пар из котла, созревшую там «тайну беззакония» на новый материк. Где она стала облекаться в свои собственные структуры власти, строя их в соответствии со своим духом и для своей глобальной цели. «Соединенные Штаты Америки получили свою экономическую формацию главным образом под влиянием еврейских элементов» (Зомбарт приводит и аналогичные высказывания президентов США).

К 1932 году в числе масонов масонский словарь указывает 11 президентов и 13 вице–президентов США, «к масонству принадлежит подавляющее большинство губернаторов штатов и членов конгресса»; «в США… самое сильное масонство в мiре», а «самая сильная Великая ложа в Нью–Йорке» (Lennhoff E., Posner O. Internationales Freimaurerlexikon. Wien–München, S. 1127–1129, 1125).

Всем этим американское государство представляет собой уникальное образование: созданное из денационализированных осколков множества народов, на крови миллионов уничтоженных местных жителей, отстроенное трудом привезенных из Африки рабов, украшенное масонской государственной символикой и поклоняющееся капиталистическому «золотому тельцу» под еврейским контролем… «То, что мы называем американизмом, есть в главных своих чертах не что иное, как кристаллизовавшийся еврейский дух» (Зомбарт).

И именно Америка, имеющая такой нравственный «генетический фонд», к тому же единственное государство, использовавшее атомное оружие против мирного населения, претендует сегодня быть судьей для всего мiра и носителем «общечеловеческих ценностей демократии»…

О сущности американской демократии

Американская демократия стала исторически первым принципиально новым общественным строем, возникшим в результате апостасийного отхода христианских стран Европы от изначального христианства (Православия) и затем от монархического принципа власти.

Такая демократия еще не отвергает Божий Замысел и религию столь яростно, как позже большевицкий режим. Она поначалу лишь игнорирует этот Замысел, провозглашая свободу человека самому выбирать путь личного земного «Счастья». Так, с большой буквы, записано в первом государственном документе антимонархической демократии: Декларации независимости США 1776 года. Это «Счастье» каждый волен понимать по-своему, этого «требует уважение к мнениям человечества». И поскольку у большинства оно связывается с земным «благоденствием» (так сказано и в Декларации независимости, и в принятой в 1787 году поразительно мелочной Конституции США, о спасении же к жизни вечной в них нет ни слова), то этим и определяется государственный гедонистичный идеал: сообщество сытых эгоцентричных особей, живущих не по Божьему Замыслу, а по своему хотению, для земных удовольствий (цит. по: Декларация независимости. Конституция Соединенных Штатов Америки. Нью-Йорк, 1979). Царствие Божие как цель в этом идеале игнорируется.

И источник государственной власти при этом, в отличие от монархии, видится не в Боге, а в «воле народа». То есть демократия (в переводе с греческого «власть народа») опирается на суммарную волю греховных индивидуумов, которым государство необходимо лишь как арбитр в их спорах между собой и как полицейский, разграничивающий личные свободы и охраняющий накопленное имущество. А во внешней политике ‒ как страж благосостояния сообщества таких индивидуумов, даже ценой эксплуатации и истребления других народов. Более высокой теоретической цели западная демократия себе не ставит.

Более того: либеральная демократия даже отрицает существование у народа и государства более высокой, духовной цели, стоящей над земными эгоистичными заботами данной массы индивидуумов. Принципиально отвергается возможность единой для всех высшей Истины; провозглашается принцип плюрализма как равенства всех мнений. Это размывает границу между добром и злом и тем самым ведет к легализации все больших форм греха. Устойчивость такого общества достигается не ограничением порока, а законодательным взаимным «уравновешиванием» множества пороков, что, однако, неизбежно ведет к нарастанию их общего уровня. Властители такого государства заинтересованы в этом по чисто прагматической причине: упрощенной однородной греховной биомассой легче управлять посредством денег, контролируя ее материальные потребности. Такая свобода греха превращается в контролируемую «войну всех против всех», что ослабляет и возможность организованного сопротивления народа.

Это тот самый строй, которым сатана безуспешно пытался соблазнить Христа в пустыне: идеология «хлеба и зрелищ» для низов и материального земного господства для верхов, манипулирующих массами. При этом человек «расчеловечивается», опускается на ступень ниже ‒ к состоянию животного ‒ но не насильственно, как это нам было знакомо при коммунизме, а «свободно». И чем свободнее делается человек в таком обществе, тем несвободнее он становится с христианской точки зрения, становясь рабом своих грехов и сил зла ‒ в этом великая тайна демократии как наиболее благоприятной среды для антихристианской «тайны беззакония».

(Очень показательно, что решение о распятии Сына Божия было принято еврейской толпой демократическим способом: превозмогающим криком большинства под влиянием еврейских вождей, преследовавших свои земные политические цели. Так еврейский народ предпочел Христу революционера-убийцу Варавву, в чем прообразовательно показан будущий столь же демократический выбор человечеством антихриста. Вот в чем суть и главная тайна демократии.)

Сегодня очевидно, что в развитой демократии сторонники служения высшим ценностям не имеют шансов прийти к власти путем выборов, поскольку такие люди призывают людей к духовному усилию и борьбе с грехом, что демократизированному обывателю дается труднее, чем следование посулам свободы греховных наслаждений. Наиболее полно эта модель ныне осуществлена в США.

Реальной же властью в таком обществе социального дарвинизма становится та самая власть еврейских банкиров, которые с древних времен доминируют в этой профессии. В книге об одном из их кланов банкир Ж. Аттали откровенно пишет о еврейских банкирах как «власти над властью», «большую часть времени они скрыты… но иногда становятся видимы»; «они организуются в странную аристократию, своего рода строгий орден с безпощадными законами морали и хищными ритуалами… они всегда в поиске новых укрытий и богатств во имя высших интересов или великой избранности» (Attali Jacques. Un homme d’influence. Sir Siegmund Warburg. Paris, 1985. P. 13-16).

Философ И.А. Ильин назвал эту власть  «мiровой закулисой», поскольку она не прописана в демократических конституциях и потому, чтобы не разоблачать их декоративность, она предпочитает действовать скрытно, закулисно, манипулируя «волей народа» через свои СМИ и управляя через своих зависимых ставленников. Если наследственная власть монархов не нуждалась для своего обоснования в политической борьбе, пропаганде СМИ, деньгах, то демократически избираемые правители не могут без всего этого обойтись, тем самым попадая в зависимость от финансистов. И поскольку в яростной демократической борьбе за власть используются самые аморальные средства (подкуп, дезинформация, провокация, шантаж, дискредитация соперников и их убийства) ‒ это дает мiровой закулисе дополнительное средство управления своими ставленниками ‒ компромат на них.

Эмиссия доллара с 1913 года является монополией не государства США, а частных еврейских банков, объединенных в Федеральную резервную систему. В этом долларовом неоколониализме и заключается «Новый мiровой порядок», для поддержания которого создано множество международных структур: политических («Трехсторонняя комиссия», ООН), экономических («Международный валютный фонд», «Всемiрный банк», «Всемiрная торговая организация») и военных (НАТО).

Причем в основе этого Нового мiрового порядка лежат не пресловутые «правила рыночной экономики», а именно колониально–политическая цель. Ее выдает вопиющее несоблюдение общепринятых рыночных правил в самих США ‒ фантастический государственный долг [растущий с огромной скоростью 4 млрд. долларов в день: 17 трлн. долларов к 2013 году, 27 трлн. в 2020 году. ‒ Прим. 2020]. Ни одна страна в мiре не могла бы себе этого позволить. Но для США этот долг существует лишь формально, как математическая фикция: «мiровая закулиса», выпускающая доллар, готова терпеть этот долг, сколько бы он ни рос. Это плата банкиров за пользование Америкой как непотопляемой базой для овладения остальным мiром, ‒ на котором они паразитируют. Цифра долга показывает, насколько США живут не по средствам, перекладывая свое финансовое бремя на другие страны благодаря созданному «мiровой закулисой» долларовому финансовому механизму.

Разумеется, внешняя политика иудаизированных США направлена и на финансовое, дипломатическое и военное обезпечение безопасности еврейского государства, оккупирующего Святую Землю ‒ в нарушение международного законодательства, включая резолюции Совета безопасности ООН. Государство «Израиль» имеет от США карт бланш на любые преступления в отношении палестинцев и других соседей. Все это достигается не «еврейским лобби» в США, как часто преуменьшают это явление, а полным еврейским контролем над этой сверхдержавой, превращенной еврейством в главный геополитический инструмент своего влияния (см. данные в книге: Дюк Д. Еврейский вопрос глазами американца. М., 2001). Дискутируя в кнессете, премьер-министр Шарон заявил своему министру иностранных дел Пересу: «Каждый раз, когда мы что-то делаем, ты говоришь мне, мол, Америка предпримет то-то или то-то… Хочу тебе сказать откровенно: пусть тебя не безпокоит давление американцев на «Израиль». Мы, евреи, контролируем Америку, и американцы это знают», ‒ это прозвучало 3 октября 2001 года на радио «Кол Израэль».

Либерально-демократическое государство может быть даже безпощадным к духовному пониманию свободы, если она направляется на служение абсолютным ценностям, стоящим выше денег и земного благополучия. Более всего это заметно не во внутренней жизни демократических государств (где инакомыслящим пока еще разрешается «свобода писка», не угрожающая системе), а во внешней политике применительно к государствам с иным, традиционным национальным строем.

Такая демократия стремится вовне к упростительному всесмешению народов в виде атомизированного космополитичного сообщества индивидуумов как биологических особей. Для этого «права человека» (индивидуума) провозглашаются более важными, чем права и ценность государства, вследствие чего оно ослабляется. И этот принцип навязывается всему мiру как единственно верный. Отстаивание каким-либо народом или его частью своих национальных традиций, в том числе православное служение Божию Замыслу, считается демократическими идеологами (З. Бжезинский, С. Хантингтон, Ф. Фукуяма, Ж. Аттали и др.) не только «отсталостью», но и «опасностью для прогресса человечества», причем опасностью тем большей, чем больше осуждается господствующая система греха.

Мiровая закулиса жизненно заинтересована в удержании общества в столь атомизированном и бездуховном состоянии, как и в распространении этой модели на весь мiр ‒ только это обезпечивает абсолютную власть ее деньгам. В этом смысл западного «поощрения демократии» в глобальном масштабе.

Это все больше ведет к тоталитаризму демократического типа, который открыто провозглашает свое мiровое господство, чему свидетельство не только работы его идеологов, но и официальная «Стратегия национальной безопасности США». Причем, для ядра мiровой закулисы даже развитые демократические народы ‒ всего лишь необходимая питательная среда для паразитарных мiровых амбиций, ведущих ко всеобщему концу. Приведем цитаты из «Стратегии национальной безопасности США» 1994 года («Независимая газета», 26.10.1994):

«Процветание нации зависит от усилий за ее пределами… Сейчас мы располагаем действительно глобальной экономикой и объединенной системой связи… Мы можем и должны своим участием оказывать влияние на мiровые процессы… содействовать укреплению демократии за рубежом… Грань между внутренней и внешней политикой все больше стирается… Мы являемся величайшей державой мiра, у которой есть глобальные интересы… Американское лидерство в мiре сейчас важно, как никогда… мы утвердим его за рубежом.., открывая новые рынки, помогая демократическим режимам… Окончание «холодной войны» не изменило эти фундаментальные цели, как и не уменьшило потребность в активных американских усилиях внутри страны и за рубежом для их достижения…».

Ну, а если такие «глобальные интересы» кому–то покажутся неприемлемыми?

«Вооруженные силы США играют ключевую роль для достижения успеха в осуществлении нашей стратегии. Наша страна не имеет себе равных по военным возможностям: Соединенные Штаты ‒ единственное государство, способное проводить широкомасштабные и успешные операции вдали от своих границ… К ним относятся антитеррористические и карательные действия… Время от времени нам будет необходимо также наносить удары по базам террористов за рубежом или объектам в тех государствах, которые поддерживают террористические организации… Успешные результаты могут быть достигнуты за счет интеграции разведывательной, дипломатической и правовой деятельности… Повышение возможностей американской разведки ‒ важная часть деятельности США…»

«В особых случаях, когда на карту могут быть поставлены жизненно важные интересы.., применение нами силы будет решительным и, если это будет необходимо, односторонним… Поэтому мы продолжим поддерживать наши ядерные силы на таком уровне, чтобы они были способны поражать широкий спектр целей, имеющий для политических и военных лидеров других государств ключевое значение».

А провокация 11 сентября 2001 года в США, устроенная ЦРУ и Моссадом, дала им «право» для силового установления тоталитарной демократии в планетарном масштабе.

+ + +

В полную противоположность этому расширялась русская цивилизация, превращая Русь в многонациональную Империю православного Царя…

Так в ходе развития двух разных имперских цивилизаций ‒ российской удерживающей и европейской апостасийной ‒ они, обогнув земной шар с двух разных сторон, образовали вторую границу друг с другом, российско-американскую. Экстенсивное расширение за счет малых племен было исчерпано, теперь оставалось только наступление друг на друга… Мiровая война и ее главная цель ‒ антихристианская революция 1917 года в России были подготовлены, профинансированы и осуществлены жидомасонской мiровой закулисой из США…

Русский ответ сенатору Маккейну

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s