Русский ответ. Елены Семёнова. Каменные агитаторы — за гражданскую войну

«А ведь есть в России великий образец, великий памятник подлинным героям Гражданской войны начала ХVII века – памятник Минину и Пожарскому на Красной площади. На этом памятнике нет ни самозванцев, ни лихих людей из банды Болотникова. Потому что это не туфта. Это – настоящее», — пишет в своей заметке по поводу установки «памятника примирению» Феликс Разумовский.

Дело в том, что памятник Минину и Пожарскому ставили по ОКОНЧАНИИ смуты, то бишь гражданской войны. А этому предшествовало ещё и восстановление ЗАКОННОЙ власти. Православного самодержавного монарха. И никому по одолении смуты века 17-го не могло прийти в голову дискутировать на тему, был ли героем атаман Заруцкий, не был ли случаем Тушинский вор истинным царевичем Дмитрием, и не являлись ли управленческие методы «царевича Илейки» передовыми, и не заслуживают ли почтения в качестве «штыков революции» сапегинские ляхи, и не являлось ли убиение святителя Гермогена политической необходимостью? Самозванцы были названы самозванцами, предатели и преступники предателями и преступниками, разбойники разбойниками. А герои и святые – героями и святыми. И никакого плюрализма мнений в обществе на эту тему не могло быть – не потому что власти запрещали, а потому что собственное нравственное чувство не дозволяло. Это и есть окончание гражданской войны. Окончание смуты. Истинное примирение нации. Примирении, основанное на правде, на покаянии, на верном нравственном чувстве. На отвержении злодеев и изменников и почитании героев и мучеников.

Сегодня мы очень далеки от такого примирения. И памятник, открытый Мединским в день рождения Ленина, яркое тому свидетельство. Не потому, что ни красные, ни белые его не приняли, но потому что попытки соединить условного Пожарского с условным Заруцким – это и есть непреложное свидетельство того, что смута продолжается. И не примирению, а именно ей, смуте, установлен севастопольский монумент. Не окончанию гражданской войны, как декларируют чиновники, но гражданской войне продолжающейся.

Невозможно одновременно чтить память святителя Гермогена и измывавшегося на ним Салтыкова, Тушинского вора и гражданина Минина, атамана Заруцкого и витязя Скопина-Шуйского. Точно также невозможно смешать Землячку с генералом Кутеповым, Свердлова с графом Келлером, Губельмана со Святителем Тихоном и т.д. И когда в нашем обществе восстановится в значительной мере утраченное ввиду столетней смуты нравственное чувство, это станет совершенно очевидным, и, вот, тогда смута, гражданская война действительно закончится.

Задача власти в этой ситуации поощрять и питать не смуту, легитимизируя её илеек и тушинских воров, смешивая их с героями и святыми, но воспитывать нравственное чувство, способное смуту изжить. Однако, власть, вышедшая из кафтанов тех самых тушинских воров, лишённая подлинной легитимности и какого-либо нравственного чувства, к тому не способна. Она сама – часть смуты, её порождение. И потому уже служит её продлению, а не завершению.

Нам опять могут возразить, что, в конце концов, не столь уж важно, какие памятники стоят, какие названия у улиц. Не жизненный вопрос. Не жизненный (если сравнивать с гибелью людей на русском юго-западе и т.п.), да. Но вспомните опять-таки товарища Ленина. Владимир Ильич называл памятники «каменными агитаторами». И именно поэтому стремился избавиться от монументов, агитировавших за благословенное царское прошлое, за Россию, за Русь Святую и Веру Православную. Избавиться и заменить их иными. Кстати, намедни в рамках нарастающей ресоветизации явилось судебное решение о том, что снос в 91-м году Дзержинского на Лубянке был не законен. Внимание вопрос. А снос тысяч монастырей и храмов при Ленине, Сталине, Хрущеве и даже Брежневе – это законно было? Снос Симонова монастыря и Храма Христа Спасителя, например? А как насчёт памятников Скобелеву, Александру Третьему и несть им числа кому ещё? Это, надо полагать, по мнению «фемиды» было делом законным – ведь их же не народ в порыве гнева сносил, а по постановлению соответствующих органов «ликвидировали», по велению власти. Тоже, заметим, весьма характеризующий нынешнее декларируемое «примирение» подход.

Итак, каменные агитаторы. За что же агитируют нас повсеместные памятники и имена разбойников, террористов, предателей, изуверов? И какое же может быть национальное примирение, основанное на подобной агитации? Ответ очевиден: никакого. Только продолжение губительной для нашего народа гражданской войны.

Для исцеления и консолидации общества нам нужны «агитаторы», которые будут звать – к чести и верности, к патриотизму, к мужеству и самопожертвованию, к любви и красоте, к добру. Светоносцы, которые бы заряжали души положительным зарядом и звали к подвигу созидания, а не к разрушению всего до основания. Никаких иных рецептов преодоления гражданской войны не существует. И опыт века 17-го это всецело подтверждает.

Елена Семёнова

Русская Стратегия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s