«И у меня был край родной». БЕСПРИЗОРНИКИ

Приобрести книгу в нашем магазине

Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

Ах, умру я, умру я, похоронят меня,

И никто не узнает, где могилка моя,

И никто не узнает, и никто не придет,

Только раннею весною соловей пропоет.

Из песенки беспризорника из кинофильма «Путевка в жизнь»

Все знают, что советская власть породила беспризорничество в России. В первые же годы после захвата власти большевиками появились беспризорные дети, родители которых были либо расстреляны, либо арестованы.

Позже, в тридцатых годах, беспризорничество увеличилось при насильственной коллективизации, когда крестьянство раскулачивалось и ссылалось в сибирские лагеря. Дети высылаемых крестьян, спасаясь, уходили на улицу.

Чтобы легче было бороться за жизнь, они собирались как бы в маленькие птичьи стайки. Вся их жизнь проходила под открытым небом. Они бросались в глаза своим особым видом беспризорности: всегда грязные, измазанные, в лохмотьях, с нерасчесанными волосами. От холода и дождя они укрывались либо в вестибюлях больших домов, где имелось центральное отопление, либо в котлах, где варился днем асфальт для мощения улиц. Эти котлы долго сохраняли тепло после варки в них асфальта, там-то они и измазывались.

Однако скоро дома с центральным отоплением для ответственных большевиков стали держать на запоре: постороннему открывал дворник, предварительно расспросив, кто и к кому идет. Так что беспризорники уж никак не могли проникнуть в такие дома.

В нашем доме, когда было восстановлено центральное отопление, кишмя кишели беспризорники по всем площадкам лестницы, так как входные двери не закрывались никогда, да и все жильцы сочувственно относились к этим несчастным детям. Выходишь, бывало, вечером из дома и видишь, как беспризорники прилепляются к батареям центрального отопления, чтобы согреться, как мухи осенью на теплом месте, а ночью они, тут же на полу, возле батареи спали, тесно прижавшись друг к другу. Иногда кто-либо из жильцов давал им горячую еду. Все только вздыхали, глядя на такую картину, но никто не мог ничего сделать, так как и сами жильцы немногим отличались от них: скученность, бесправие и почти полуголодное существование.

Летом беспризорники спали прямо на улицах или в парках. Как правило, они не просили подаяния, а занимались воровством. На улице они вырывали из рук дам сумочки и убегали. Если же кто-нибудь схватывал воришку за руку и начинал сердито и грубо обращаться с ним, то беспризорник начинал неистово кричать и плакать, и все проходящие вступались за него. Нападения беспризорников становились все чаще и нахальнее. Они всегда проявляли необычайную ловкость и сообразительность. Особенно много их было на Благовещенском базаре, где в толпах народа им удавалось легче поживиться. Этому способствовал характер покупателей: там были преимущественно женщины-хозяйки, не очень-то расторопные. Среди беспризорников были почти исключительно мальчики, и часто из-под грязи и косматых волос глядели умные глазенки, поэтому беспризорники пользовались всеобщей симпатией.

В одно из воскресений я, как всегда, пошла на Благовещенский базар, чтобы накупить всякого продовольствия на целую неделю, ведь только на базаре и можно было достать необходимое. Набрала всего. Возвращаюсь домой. Кошёлка уже полна, прикрыла ее газетой, чтобы не торчали отдельные свертки, и вспомнила, что укропа-то еще не купила, а тут же как раз был лоток с зеленью. Остановилась, а вокруг меня теснится большая группа беспризорников, видимо, наметив меня своею жертвою. Я держу крепко в руке перед собою и кошёлку с купленным продовольствием, и сумочку с деньгами, вытаскиваю кошелек с мелочью, крепко держа его в руке, и говорю беспризорнику, с которым встретилась глазами:

– Мальчик, лучше отойди от меня, я держу все крепко!

Глазенки улыбнулись, и вдруг рядом стоявший беспризорник сильно ударил мою руку снизу, вся мелочь из кошелька так и полетела вверх, во все стороны. Беспризорники бросились на землю мне под ноги собирать мои деньги, а я – скорее прочь от них, чтобы не потерять остального, проговорив про себя:

– Молодцы! Перехитрили меня, ловкачи!

Временами милиция делала облавы на беспризорников, пойманных направляла в детские исправительные колонии, где бывало и очень голодно, и очень строго, поэтому уже совращенные уголовным миром убегали из этих колоний.

Проблема беспризорничества была создана советской властью. Борьба с беспризорничеством, как она проводилась, была лишь лечением симптома, то есть одного из проявлений этой социальной болезни, а не ее причин.

В двадцатых годах была организована трудовая колония имени Горького для несовершеннолетних правонарушителей под Полтавой. С 1926 года эта колония переехала в помещение бывшего монастыря в селе Куряж. В этой колонии занимались преимущественно сельскохозяйственным трудом. Воспитательную работу в этой колонии возглавлял педагог Макаренко, а его ближайшим помощником был агроном Н.Э. Фэре (в своей книге «Педагогическая поэма» Макаренко назвал его Н.Э. Шэре). Агроном Фэре позднее работал вместе с Яковом и много рассказывал ему об этой колонии беспризорников.

В 1927 году под Харьковом была организована «детская коммуна» имени Ф.Э. Дзержинского. В ней было налажено производство фотографических аппаратов марки «ФЭД» – копия немецкой «Лейки».

Позже многие беспризорники стали хорошими специалистами. Некоторые даже пробились в высшие школы: гражданские и военные. Один наш знакомый рассказал нам об одном случае, свидетелем которого он был, будучи курсантом военно-морского училища в Ленинграде.

На вечеринке курсантов как-то зашел разговор о беспризорниках. Присутствовали при этом и бывшие беспризорники, теперь курсанты, иногда рассказывавшие о своей горькой жизни в прошлом. Как полагается, в этой компании курсантов присутствовал и политрук. Он отозвался очень плохо о беспризорниках, назвав их и лентяями, и жестокими, и дармоедами, добавив при этом:

– Когда беспризорники обворовывали кого- либо, они не показывали ни смекалки, ни ума. Просто те люди, которые позволяли беспризорникам себя обворовывать, были дураки или «шляпы»!

Слова политрука больно задели одного из курсантов, бывшего беспризорника, и он решил проучить политрука. Он обратился ко всем присутствовавшим и попросил быть внимательными и не быть «шляпами». Вечеринка оживленно шла своим ходом. Через некоторое время тот самый курсант из бывших беспризорников обратился к присутствовавшим с просьбой:

– Проверить свое личное оружие!

Политрук схватился за кобуру и побледнел – она оказалась пустой. Потерять личное оружие означало предстать перед военным трибуналом. За это карали очень строго, вплоть до расстрела. У политрука на лице появилась жалкая гримаса-улыбка, желание скрыть свой испуг, и он взмолился:

– Ну, ну, отдай мой револьвер. Чисто сделал!

Бывший беспризорник повременил, потом протянул руку и отдал револьвер, говоря:

– На, возьми, да впредь не говори плохо о других!

Беспризорники и попытка их перевоспитания были показаны в советском кинофильме «Путевка в жизнь».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s