Елена Семенова. Как Коротич атомную бомбу на СССР сбрасывал

Выход на экраны пародии на «Один день Ивана Денисовича» предсказуемо вызвал оживлённые дискуссии в интернете. Увы, бОльшая их часть свелась не очередной бездарной киноподелке, а… к личности Солженицына. Киноподелку мало кто видел. Самого Солженицына порядочно мало кто читал. Но как же не внести свои пять копеек дежурными «соЛЖЕницыным», «солженицЕРом, «хотел сбросить атомную бомбу» и т.п. Многие так прямо и пишут: кино мы смотреть не будем, рассказ «не осилили» (что уж говорить о более объёмных произведениях!) и не собираемся, потому что знаем, что гад он, вражина и агент цру-моссада.

В целом, вести полемику о Солженицыне в нашем обществе – дело практически невозможное. Ибо полемика должна быть основана на знании предмета. Александр Исаевич, как и любой человек, не червонец, чтобы нравится всем. И было бы вполне нелепо требовать общего поклонения ему, «малевать» икону. Солженицын может нравиться или не нравиться как писатель. Также как может нравиться или не нравиться Толстой, Бунин, Достоевский… Любой писатель. Потому что, как известно, на вкус и цвет товарищей нет. Дело это в большой степени субъективное. Могут быть несимпатичны те или иные человеческие черты Александра Исаевича, те или иные его поступки. Но какой писатель да и просто человек столь положительно прекрасен, что не имеет в своей биографии каких-то бОльших или мЕньших (в чужих глазах) недостатков? Не о святых ведь речь. Да и святые не все от рождения таковыми бывали, нередко успевали в «первой», условно говоря, жизни отметиться деяниями отнюдь неправедными. Наконец, можно оспаривать те или иные воззрения Солженицына. Они не были бесспорны, и некоторые из них и сам он отчасти изменял со временем (хотя и не в основополагающих вопросах). Но для того, чтобы рассуждать о чём-то творчестве, это творчество нужно знать. Для того, чтобы оценивать чьи-то поступки, жизненный путь, путь этот нужно знать. Для того, чтобы полемизировать с чьими-то взглядами, эти взгляды нужно знать. Это аксиома для всякого уважающего себя, порядочного и разумного человека – вне зависимости о ком или о чём идёт речь. Человек, позволяющий себе высказываться о том, чего (кого) не знает, да к тому же кичится этим незнанием, демонстрирует неуважение прежде всего к себе, выставляя себя невежей и невеждой.

К чему обычно сводится «полемика» о Солженицыне? «Я его не читала, но мой знакомый мне сказал, что прочёл только одну его книгу и относится с осторожностью, поэтому я его отвергаю…» — это почти дословное заявление одной моей интернет-знакомой. Милейшей и почтенной дамы, педагога с большим стажем. Иных аргументов в наших быстро завершившихся прениях приведено не было.

Само собой, наши особо боевитые и особо русские люди непременно подозревают в А.И. «жида СолженицЕРа», не ведая, что «жиды» с давних пор уверенно относят его к антисемитам, русским фашистам, русопятам, «вонючим крестьянам» и т.д. и т.п. Особо боевитые не читали «Архипелага ГУЛАГа», а потому не задумываясь постят демотиватор (в демотиваторах букв, понятно, меньше, чем в книге, это проще для восприятия…), гласящий, что А.И. не указал в своем исследовании «жидов» — начальников лагерей, фотографии которых заботливо помещены на демотиватор. Боевитые не знают, что такой «демотиватор» впервые был опубликован как раз в «Архипелаге» — на одной страничке помещены фотографии Фирина, Френкеля и Раппопорта. Френкелю и вовсе целая глава посвящена, как мерзавцу, придумавшему ГУЛАГ. Это теперь в поганых экранизациях произведений товарища Прилепина объясняют нам, что сему Френкелю обязаны мы победой в Сталинграде. А в солженицынских произведениях все и все своими именами было названа. Именно поэтому и зачислили писателя в «антисемиты» по выходе «АГ» — за этот самый «демотиватор»… Впрочем, и сидящий в каптёрке Цезарь Маркович на фоне горбящих на общих русских мужиков («Иван Денисович») – тоже писателю не был забыт. Не говоря уж о Мордке Богрове, за главы о котором А.И. едва не оказался под судом в «демократических» США…

Который год из комментария в комментарий звучит ничем непробиваемый бред: он хотел сбросить на нас атомную бомбу и призывал к тому США! Разумеется, ни к чему подобному Солженицын никогда не призывал. В «АГ» он лишь приводит отчаянные проклятья зэков: пускай бы сбросили эту бомбу, пускай и нас бы убило ей, но с нами и… Евфросиния Керсновская приводит в своих мемуарах эпизод, как этапируемые из оккупированной Советами Бессарабии заключённые (целые семьи, с детьми, стариками) радуются новости о начале войны, надеясь, что гитлеровское вторжение освободит их. Это явления одного порядка. Как, кстати, и массовая сдача в плен в первые месяцы войны, и большое число остарбайтеров, добровольно уходивших вслед за немцами… Явления крайнего, страшного, запредельного народного отчаяния, до которого народ был доведен большевистской оккупацией. Оценки здесь неуместны. Перед нами лишь факты, запечатленные летописцами. В частности, А.И. Но запечатлеть факт – не значит «призывать США сбросить атомную бомбу на СССР».

В США Солженицын напротив в своём письме Рейгану отмечает, что его, рейгановские, генералы свят и видят уничтожить атомной бомбой избирательно русское население. Вот именно с этого-то письма, обличающего желание ястребов сбросить бомбу на СССР, и начинает свою историю гнусная и феноменально прилипчивая ложь о «призыве предателя Солженицына…»

Вот, как вспоминал об этом сам А.И.: «Я укорил Рейгана американскими генералами, метящими в случае атомной войны уничтожать избирательно русских, – и в тех же именно днях, на парадной первомайской странице “Советской России” – наверху во всю ширь все вожди на мавзолейской трибуне, внизу – подвал какого–то поэта услужающего, Виталия Коротича (Виталий Коротич. “Свет и надежда планеты” // “Советская Россия”, 1982. 2 мая. С. 1), в жанре травли с подлогом: “г-н Солженицын, выдворенный из Советской страны… публикует фразу, обращённую к нам с вами: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн! Бросят вам атомную бомбу на голову!»”

– И откуда ж моим соотечественникам знать, что это – сцена из “Архипелага”, часть V, глава 2, – это летом 1950 на пересылке в Омске зэки кричат вертухаям, когда их, “распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок”, и жизнь им “была уже не в жизнь… не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами”.

– И этот яд разливается в Советском Союзе по миллионам мозгов: Солженицын призывает сбросить на нашу страну атомную бомбу! И когда ж ещё через эти новые глыбы лжи перебираться?)»

«Вишенка на торте» здесь, конечно, автор мерзкой клеветы. Виталий Коротич! Будущий главред либеральнейшего «Огонька» — рупора нарождающейся постсоветской демократии и всего прозападно-антисоветского! В то время будущий либерал-русофоб был правоверным русофобом-ленинцем (как и большинство перестройщиков-демократов). Писал выдающейся пафосности вирши о Ленине, клеймил позором империалистических хищников, покушающихся на нашу светлую советскую родину, борющуюся за мир во всём мире, получал ленинские премии – одним словом, всё как полагается. Но поменяется конъюнктура, и журнал «Огонёк» станет символом перестройки и демократии, а фамилия его редактора — нарицательной для обозначения либерал-русофобской кликушеской братии. Ныне товарищ Коротич проживает на Украине, став русофобом-украинцем и борясь с «клятыми москалями»… И подлую ложь именно этого деятеля наши бедные «патриоты» повторяют нынче, как непреложную истину – в своей борьбе с Солженицыным. Достойнейших персонаж для цитирования, ничего не скажешь!

Что же остаётся ещё из традиционных «обвинений»? «Сел, чтобы не воевать» (о человеке, имевшем сперва медотвод, но добившемся принятия в строй, а затем могшем остаться на преподавательской должности, но добровольно отправившемся на фронт, орденоносце, командире, о котором даже в разгар травле ни один из его солдат не пожелал сказать дурного слова…)… «Придумал болезнь»…  Ах, вот, конечно, главное: «наврал» в деталях и завысил число жертв в «АГ»! Если «наврал», то извольте привести те самые детали. Откуда «не читавшим, но осуждающим» вообще знать что-либо о деталях? Что до цифр, то Солженицын приводит оные не из головы, а ссылается на выкладки профессора Курганова. Т.ч. если уж адресовать претензии, то к последнему. Впрочем, смысла претензии эти не имеют. Ибо суть дела от математической точности цифр не меняется. Суть – организованный и осуществленный большевистской партией геноцид русского народа. Суть – преступления против человечности, совершенные коммунистами. В какой момент Чикатилло становится для вас маньяком-изувером – когда убил десятого ребёнка или только второго? Количество убитых детей изменяет меру страданий, принесённых маньяком обществу в лице родных его жертв, но ничего не меняет в существе его самого, как изувера. Точно также в сути большевистского режима ничего не меняет, в 100 миллионов голов обошёлся он нам или «всего лишь» в 50.

Елена Семёнова

Русская Стратегия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s