Елена Семенова. В бурьяне русского информационного поля

«Удивительное дело, как наши редакции журналов плохо устроены — всё дело лишь в подборе сотрудников, а самой деятельности нет — и некогда»: «Жаль, что чахнут наши журналы хорошего направления. Нет людей способных и хозяйственных … Никто не умеет держаться на своих ногах, и все хотят жить и умеют жить только субсидиями», — сетовал на закате позапрошлого века К.П. Победоносцев. В самом деле, русская периодика отчего-то безнадежно проигрывала изданиям революционного, либерального толка.  В чём была причина этого? Неужели же в том, что общество наше было столь дезориентировано? Но ведь оно, пожалуй, сперва приучилось читать «вражескую» периодику, и уж затем было именно ею-то и дезориентировано. Как же так вышло?

Начнём с печальной констатации: русское правительство никогда не понимало вполне значимости информационной войны, не умело её вести. Более того, видело подчас угрозу более в изданиях благонамеренных, русских, консервативных, а не действительно враждебных себе. Приведём простой пример. Журнал «Современник», оказавшись в руках Некрасова и Панаева, сделался откровенным рупором революционных сил. Но цензура при этом умудрилась закрыть два журнала Достоевского, а также издания Аксакова. В дальнейшем правительство пыталось «подкармливать» верноподданные издания, но вложения эти не принесли должного плода, ибо, чтобы влиять на общественное мнение, необходимо умение создавать интересное наполнение, привлекать аудиторию живыми материалами. А с этим у верноподданных изданий дело обстояло сложно.

Возьмём, к примеру, газету «Московские ведомости». По крупному счёту, её многолетний редактор Катков мог сказать о ней: газета – это я. Но мало для газеты одного талантливого публициста. К тому же в своем проправительственном рвении Михаил Никифорович иногда бывал столь усерден, что самого Победоносцева упрекал недостатком такового усердия, и последний вынужден был спорить со своим единомышленником, осаживая его. Для общества, «отравленного» ядом критицизма, такая «лобовая» пропаганда не могла дать нужно эффекта, ибо и воспринималась им – как пропаганда. Второй крупной фигурой в истории «Московских ведомостей» был Лев Тихомиров, который мог бы сказать о себе то же, что и Катков. Правда, Льва Александровича нельзя было упрекнуть в «пропагандизме». Его статьи давали неизменную пищу для размышлений о самых насущных и больных русских вопросах. Тем не менее и таланта Тихомирова не достало, чтобы сделать проправительственную газету популярной. Т.е. жизнеспособной, конкурентоспособной вне правительственной поддержки. Дела «Московских ведомостей» шли хорошо до той поры, пока издание получало выделенные Столыпиным ассигнования. Не стало Столыпина, не стало денег, и газета зачахла. И редактора её затравили – свои же монархисты-консерваторы, ревновавшие, что бывший народоволец занял «их» место. Очень традиционная для нашего русского движения коллизия, неправда ли?

Вполне вероятно, что эти «противники по лагерю» считали, что имей их издания правительственную поддержку, и уж тогда бы они показали, развили! А, вот, не на ту лошадь поставило правительство, поэтому ничего и не вышло! И вправду – не вышло. Ибо мелкие консервативные издания не могли избавиться от духа маргинальщины, от топорности и чрезмерной грубости, отталкивающих многих читателей и по существу окарикатуривавших самые правильные идеи, дискредитируя их.

Всероссийский национальный союз и его идеолог, блестящий русский публицист М.О. Меньшиков, мечтали делать свою газету – большое русское издание. Столыпин, весьма сочувствовавший этой организации, готов был помочь с финансированием столь необходимого прожекта, но… Михаил Осипович был человеком принципиальным. Он полагал, что русское национальное издание не может брать деньги у правительства, ибо иначе утратит свободу в выражении чаяний русского народа. Поэтому король русской публицистики искал спонсоров для своего издания, считая, видимо, что брать деньги у таковых можно, и спонсоры в отличие от правительства не будут диктовать редакционную политику… Прав ли был Меньшиков в своем принципе или нет, сказать сложно. Но спонсоров для русского национального издания лучший русский публицист найти не смог. И это говорит о многом. Говорит о состоянии умов состоятельной части российского общества. У всевозможных «буревестников» недостатка в меценатах не было. И отнюдь не только из еврейских банкиров, но и из вполне русских купцов. Пройдёт несколько лет, и эти, последние, «расщедрятся» лишь на какие-то жалкие гроши – в ответ на призыв генерала Корнилова помочь зарождающемуся Белому Движению в спасении России от большевиков. В итоге большевики отнимут у них не только состояния, но и жизни…

Создать русское издание прежде Меньшикова пытался князь Мещерский. Но его «Гражданин» имел значимый вес лишь короткий период, пока его редактором был Достоевский. По сути, «Гражданин» сделался приложением к «Дневнику писателя»…

Единственный уникальный опыт создания полностью самоокупаемого, крупного, популярного русского издания – «Новое время» Алексея Суворина. Этот неутомимый русский мечтатель и делатель сумел совершить практически невозможное – его «Новое время» успешно конкурировало с либеральными изданиями, с ним готовы были сотрудничать и сотрудничали лучшие представители русской словесности.

В течение 70 лет советской власти печать наша по существу отражала лишь одну точку зрения с незначительными колебаниями и «полемикой» внутри одной партии. А к моменту распада СССР мы «внезапно» оказались в положении весьма схожем с дореволюционным: мощные либеральные СМИ, поддерживаемые из-за рубежа, и хилые патриотические ресурсы, в значительной степени страдающие маргинальщиной и, что самое скверное, в основной своей массе оставшиеся полусоветскими, с культом «богоданного вождя Сталина» и прочими ересями.

Прошло 30 лет. ТРИДЦАТЬ ЛЕТ. И что же? Можно было бы сказать: «воз и ныне там». Но если бы! Воз не там, воз увяз ещё много глубже. Канули в лету немногие приличные русские телепрограммы, старые печатные издания окончательно маргинализировались и за эти 30 лет не обрусели, но напротив, ещё больше осоветились. Или же просто обезличились. Либеральные СМИ у нас финансируются государством. Яркий пример – «Эхо Москвы», которое, живя за счёт «Газпрома», почему-то не носит ярлыка «иностранного агента». Хотя совершенно непонятно, чем отличается оно от «Дождя». Само собой, не забывают своих и импортные «меценаты», и отечественные олигархи с двойными-тройными гражданствами. Пропаганда модного необольшевизма также ведётся самыми что ни на есть государственными СМИ и их самыми бессовестными витиями (Соловьевы, Киселевы и т.д.). Русских каналов и даже программ нет на телевидении. Нет вообще. Поле зачищено. Русское радио также практически перестало существовать. Если ещё несколько лет назад имело некоторое звучание «Народное радио», то сегодня и его не слышно.

Но, позвольте, ведь жизнь наша плавно переместилась в интернет? Что же там? А там как раз тот самый «воз». Мы видим огромное количество либеральных крупных информационно-аналитических порталов – с огромной аудиторией. Видим достаточное число ресурсов «левых» — с аудиторией не меньшей. А, вот, дальше начинается «небывалая в мире печаль». Потому что из существующих весьма немногочисленных хилых патриотических ресурсов львиная доля – полусоветские (типа РНЛ), а ещё большая – попросту заброшенные. Это тоже весьма характерно для нас. Возгорелись люди, завели хороший сайт, соцсетевую группу, канал, «поигрались» и… бросили начатое. В самом деле, пройдитесь по нашим патриотическим сайтам – это же сплошное кладбище. Они или не обновляются вовсе или же лишь иногда. Особенно касается это ресурсов «белой» направленности.

Снова задаюсь вопросом: в чём причина столь плачевного положения? Да, понятно, нам ни запад, ни олигархи местные, ни государство денег не даст. Да и… В нынешнем положении меньшиковская принципиальность оправдана куда более, чем сто лет назад: русский национальный ресурс не может существовать на правительственные деньги. И на западные, разумеется, не может. А русские меценаты, как и их предшественники, пожалуй, и теперь не раскошелятся на такой ресурс? Малофеев сделал канал «Царьград», на котором, отдадим справедливость, подчас поднимаются очень важные темы и озвучиваются верные и нужные мысли. Но который чётко следует формуле «царь хороший, бояре плохие» и в целом полностью зависим от прихоти своего хозяина, который сегодня монархист-легитимист, завтра монархист-путинист, послезавтра монархист-сталинист, после-послезавтра… монархист-сионист…

Между тем, русской аудитории сегодня – в разброде и хаосе нашем – совершенно необходим русский национальный ресурс. По-настоящему народный. То есть не чисто мемориально-просветительский, узко-нишевой, а ресурс, откликающийся на злобы дня, формирующий русскую повестку, реагирующий на вызовы современности, ресурс живой и живущий настоящими нуждами и печалями народа, ресурс, который в конце концов, стал бы его, народа, голосом. Наверное, звучит, несколько мечтательно. Но пример нам – Суворин. Он был не только делателем, но прежде – большим русским мечтателем. Мечтателем, который искал способы реализовать свою мечту и находил их, и воплощал «невозможное». В основе всякого большого дела лежит большая мечта. Тот, кто не умеет мечтать, не способен и к значимому делу.

Сегодня мы видим россыпь отдельных небольших сайтов, блогов, групп, каналов. Каждый по отдельности имеет, признаем, весьма слабый вес. Но альянс таковых мог бы, наконец, образовать некий информационный кулак, сделаться силой, способной влиять на общественное мнение. Без налаженной информационной работы не могут порядочно развиваться никакие другие направления деятельности, потому что об этой деятельности люди просто не узнают, а, не узнав, не станут ей соучаствовать.

Информация и идеи – это оружие. Причём, как показывает опыт последних полутора веков – самое страшное и опасное из всех. Наша страна за это время не проиграла ни одной крупной «горячей» войны, но оказалась разгромлена и разделена. Почему? От того лишь, что мы раз за разом проигрываем войны информационные. Их проигрывает государство – будь то Российская Империя, будь то СССР, будь то РФ. Их проигрываем мы, русские, позволяя раз за разом одурачивать себя разномастным «благодетелям народа», у которых в отличие от нас информационное дело всегда поставлено превосходно.

Сегодня мы находимся на информационной войне. Но в этой войне мы практически безоружны, лишены тылов и, самое главное, разобщены. Если мы хотим сохранить Россию, которую ещё не успели потерять, то у нас не может быть задачи более насущной, чем преодоление разобщённости, налаживания информационного взаимодействия и формирования единого русского национального информационного пространства, отражающего подлинные печали и чаяния нашего народа и доносящего до возможно широкой аудитории наше воззрение, позицию, идеи.

Предлагаю единомышленникам поделиться своим мнением на предмет осуществления означенной мечты-задачи. 

Елена Семенова

Русская Стратегия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s