Пятиминутка доброты: Русский город, как прообраз будущей России

Представьте себе: вы просыпаетесь утром, выходите на улицу, а там… больше никаких супер-гипер-мега-маркетов, а чинные благородные вывески с добропорядочными названиями в дореволюционной орфографии и дореволюционном же оформлении. Булочные, кондитерские… А это что же такое? «Лавка путешествий» вместо туристического агентства! «Поставщик праздников» — магазин подарков. А товары? «От лучших российских мануфактур» — каково? Чистые, аккуратные улицы. Вымощенные брусчаткой тротуары. Ретро-фонари в стиле модерн. Дома… не ПИКовские небоскребы а-ля Лего серии «вырви глаз», выросшие на месте добропорядочных зданий, не кошмарные «зеркалки», скрывшие остовы некогда исторический зданий, а самые что ни на есть исторические здания, отреставрированные, отремонтированные с бережной заботой об их исконном облике. Вам привозит продукты курьер… Нет, не представитель прежде полубратских народностей, а добрый молодец в форменном пальто, фуражке – в старорежимной стиле…

Что это? Сладкий сон о потерянной России? Или машина времени перенесла нас лет на 110 назад? Или русская Атлантида, невидимый Китеж поднялся из пучины? Нет, вы всего лишь попали в славный город Рыбинск Ярославской губернии! Что нужно сделать, чтобы провинциальный городок, заброшенный, полунищий и, как говорят неутомимые оптимизаторы, «бесперспективный», обратить в жемчужину Волги? На этот вопрос дал ответ мер города Рыбинска, ветеран Чеченской войны, Денис Добряков. Дал не в теории, а на практике.

Человек, как известно, есть образ Божий. Только мы об этом забыли, и забыли, сколь значимо это понятие – образ. И человека, и места его обитания. Если человек живет в хлеву, иного не ведая, то постепенно обращается в его природного обитателя. Живя же в ухоженном, уютном доме, человек (если он конечно человек), привыкает беречь этот уют, а не гадить его…

Итак, рыбинский мэр начал с образа. Отремонтировал дома, возвратил городу его исконный облик. И облик этот уже стал призывать – подтянуться и соответствовать ему. Кроме того, обращение целого города в оазис Российской Империи закономерно привлекло в оный туристов, коим покамест недоступна машина времени. А туристы – это живой доход, пропустить который мимо казны способны лишь очень вороватые или очень альтернативно одаренные руководители.

Полученный доход обеспечил развитие инфраструктуры города, передовых технологий, дорог. Не забыты и производство, наука, образование. Юные рыбинцы могут с малых лет получать специальные знания в технических центрах. Общая проблема малых городов, провинции в целом – это стремление людей перебраться в крупные центры, что приводит к обезлюживанию российских территорий. И единственное, что может остановить этот пагубный процесс, это развитие малых городов. Из уютных, обустроенных, обеспеченных рабочими местами и привлекательных городов вряд ли многие станут стремиться уехать в поисках лучшей доли.

Имперский образ Рыбинска выполняет и ещё одну важную задачу – просветительскую. Люди, оказавшиеся в исторической среде так или иначе начинают интересоваться своим прошлым. А успешное развитие вернувшего себе свой облик города становится лучшей рекламой «имперской» идее. Очень часто общественные инициативы относительно возвращения каких-то элементов дореволюционного прошлого – топонимов и т.д., натыкается на недоброжелательное отношение «простых советских людей». Аргумент их следующий: советская власть здесь то-то и то-то построила, а пришли демократы и все разорили. Сперва сами постройте что-то, а потом покушайтесь, на то, что при наших дедушках-отцах сделано. Рассказывать о том, сколько разорила всего советская власть и призывать вспомнить прадедушек и прапрадедушек – малоэффективно. А, вот, реальная работа на пользу городу и людям вполне способна преодолеть это настороженное отношение.

Ленин называл памятники – каменными агитаторами. Поэтому так остервенело сносили их большевики. Агитаторами были и церкви, кладбища, все что напоминало о славе и красоте России. Современный Рыбинск – город-агитатор. Агитатор… за русский образ, а, значит, и русскую идею. Живя в русском городе, человек так или иначе напитывается национальным сознанием, обращается к своей культуре и традициям, привыкает говорить по-русски. В мегаполисах с полностью выхолощенным национальным своеобразием, эстетикой, культурой, воспитывать национальное сознание и ту самую культуру – гораздо сложнее. Бытие определяет сознание – эта формула, конечно, не безукоризненно верная, но всё же содержащая немалую долю истины. И сознание человека, выросшего в стекло-бетонных джунглях, будет отлично от сознания человека, воспитанного в русском городе.

Труды рыбинского мэра получили общественное признание. Центральная улица города, Крестовая, названа лучшей торговой улицей России, а отреставрированный вокзал признан лучшим вокзалом в Центральном федеральном округе.

Если бы в РФ было больше таких руководителей (и желательно на постах не ниже губернаторского), то очень может быть, что уже в недалеком будущем мы все проснулись бы в другой стране. В нашей стране. В России.

Агидель Епифанова

Русская Стратегия 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s