Русский перевод. Иван Миладинович. Когда говорит мертвый король. БАЛКАНЫ БАЛКАНСКИМ НАРОДАМ

Король Александр Карагеоргиевич фактически начал свою дипломатическую карьеру в качестве престолонаследника, когда он открыл процесс болгарско-сербского сближения, которое приведет к созданию Балканского союза в 1912 году и Первой балканской войне, которая определенно подтолкнула Оттоманскую империю с этого полуострова. Очень важно отметить, что эта его деятельность проходила без влияния великих держав. К сожалению, наша историография часто отодвигает эту его роль на второй план.

Еще в середине двадцатых годов Александр выступал под девизом: «Балканы балканским народам». Он был убежден, что Балканы не были «бочкой с порохом», которая угрожала международному миру из-за невозможности регулировать взаимоотношения своих государств, но что вдохновителями всех проблем были великие державы, которые, вмешиваясь, спровоцировали войны с катастрофическими последствиями. Присутствие великих держав на Балканах было реальностью из-за их стратегических интересов. Для того чтобы начать реализацию девиза югославского государя «Балканы балканским народам», потребовалось время, чтобы у самих балканцев созрели представления о том, что их взаимное сотрудничество является лучшей защитой мира.

Первым препятствием в реализации этой его идеи была Болгария. Она встала на сторону стран, потерпевших поражение в Первой мировой войне, Австрии и Венгрии, которые, будучи мотивированы политикой Муссолини и Гитлера, стремились пересмотреть Версальский договор, потому что они потеряли большие просторы с их населением. В каком-то смысле этого требовала и Италия, входившая в число государств-победителей, так как была недовольна тем, что не получила Далмацию и острова.

В Болгарии македонская организация (ВМРО), спровоцированная снисходительностью софийских властей, предприняла серьезные террористические акты. Эта организация имела под своим контролем весь болгарский административный район — Петричский, в котором она практически организовала свое государство. Они собрали все обязанности и полностью парализовали работу внутренней полиции. Согласно болгарским источникам, эта группа состояла в основном из прекрасно организованных преступников. У них было более 11 тысяч винтовок, 700 тысяч патронов, несколько сотен пулеметов и бомб. С 1920 по 1934 год 460 из них, так называемые македонских комит, вторглись в Югославию. 185 человек были убиты и более 450 ранены, подвергнуты пыткам и жестокому обращению. Было совершено 63 убийства, в том числе убийства генерала Михайло Ковачевича в Штипе и высокопоставленного правительственного чиновника Владимира Преличка в Скопье. Чаще всего эти вторжения происходили ночью: большинство террористических группировок пересекали границу, а их платные шпионы обманывали внимание пограничников. Они совершали набеги на деревни, чаще всего в одинокие поместья, расстреливая всех, кого встречали, поджигая их дома и сараи, и сбегали обратно (Елан, 1988).

Неужели болгарское правительство действительно было бессильным предотвратить такое положение вещей? В любом случае особенно положительное отношение к ВМРО было очевидно, особенно когда представители Болгарии подали петицию в Лигу Наций от имени этой организации. У югославского правительства был документ о средствах, которые Италия предоставила ВМРО. Протокол подписал посол Болгарии в Риме Виктор Волков (Елан, 1988).

Для Югославии это стало невыносимым, потому что она была вынуждена поддерживать всю систему обороны на всей границе с Болгарией, что дорого стоило ей. Десять миллиардов и 200 тысяч динаров было потрачено в 10 лет. Помимо многочисленных воинских частей, почти вся граница была защищена колючей проволокой.

Было лишь несколько свободных переправ, но для путешественников, приходивших из Югославии, а болгарским гражданам паспорта не выдавались. Югославия закрыла свои границы для болгарского экспорта, что особенно зимой, когда Дунай был заморожен, создавало серьезные экономические проблемы для Болгарии.

В конце 1928 года король Александр в беседе с британским журналистом Ашмидом Бартлеттом сказал: «Если балканским государствам позволят, я убежден, что они смогут решить свои собственные проблемы. Однако вмешательство великих держав на Балканах возрождает ложные надежды и амбиции, возвращая народы в состояние постоянного беспокойства. Бесполезно отрицать, что мы возвращаемся к опасной и печальной ситуации, которая существовала много лет до мировой войны, когда на Балканах велась дипломатическая борьба, основанная на недоверии и амбициях Австрии и России. Кто-нибудь хочет вернуться в те дни? Австрия и Россия были удалены со сцены, и прямо сейчас, когда Балканы должны успокоиться и стремиться к сотрудничеству в интересах общего прогресса в будущем, вмешательство великих держав в наши дела является движущей силой всех прежних действий, разногласия и ненависти». (Стенограмма разговора находится в секретариате иностранных дел Великобритании.)

Создание Балканской федерации означало сглаживание всех разногласий с Болгарией. По инициативе французского правительства первая встреча двух государей состоялась 18 сентября 1933 года на железнодорожном вокзале в Белграде, когда король Борис возвращался из Парижа. Они встретились в специальном вагоне Ориент-экспресса. Обсуждались общие вопросы, больше личного характера. Была достигнута договоренность о продолжении контактов, и король Борис пригласил Александра посетить его страну. Югославская сторона выступила очень осторожно в информировании общественности по поводу этой встречи, объявив о возможности сближения между двумя странами. В Софии отреагировали прямо противоположно и широко разрекламировали кофе, который они пили в любимом поезде Агаты Кристи.

Официальным приглашением короля Бориса посетить Болгарию, а также предыдущим посланием Кемаля Ататюрка, что тот ожидает его в Константинополе, Александр воспользуется, чтобы 3 октября выдвинуться в особую миссию мира, »Балканскую кампанию», задуманную как более широкий тур на военном корабле «Дубровник» в Адриатическом, Черном и Эгейском морях. Запланированы визиты в Стамбул, Корфу, Афины и Варну.

Александр и Борис снова встретились через пятнадцать дней в замке Евксиноград, недалеко от Варны. Это здание было названо в честь греческого названия Черного моря – Эвксинос, что в переводе означает гостеприимное море. Разговор между двумя королями происходил на югославском корабле без присутствия министров, и они сами решили, что им обнародовать из этих разговоров. Этот визит Александра был объявлен «семейной» встречей двух королевских домов, однако в Болгарии ему придавалось политическое значение. Софийская пресса подчеркивала возможность будущего союза между двумя странами. Король Борис, открывая заседание Народного собрания, посещение Александра Карагеоргиевича назвал видным доказательством сердечной дружбы, и депутаты Собрания громко приветствовали эти слова.

Югославские дипломаты и окружение короля весьма скептически отнеслись к результатам этой миссии. Это, помимо Болгарии, относилось и к Турции. И поводов для подозрений было много: традиционная вражда, накопленная веками, тяжелые воспоминания о кровавых конфликтах прошлого, этнические и религиозные разногласия… Однако будет показано, что политические интересы делают злых противников ответственными союзниками.

Первый шаг король Александр сделает во время греко-турецкой войны, которая длилась с 1919 по 1922 год. В какой-то момент, когда части турецкой территории, помимо греков, были оккупированы союзными частями (Великобритания, Франция и Италия), Королевству сербов, хорватов и словенцев было предложено отправить свои войска. Взамен было предложено освободить новое королевство от уплаты турецких долгов, которые последовали за ним как наследником части Османской империи. Король Александр категорически отклонил это предложение. Он сказал, что после битвы в Куманово, Сербия свела все свои исторические счета с Турцией.

Через три года после изнурительной войны между греками и турками был сделан новый шаг. В отношениях Белград — Стамбул было достигнуто урегулирование: репарации, требуемые сербами, пострадавшими в войне с Турцией, и требования компенсации, сделанные турецкими феодалами в Югославии за землю, отнятую в результате аграрной реформы, были урегулированы с меньшими, почти символическими доплатами с нашей стороны.

Тем временем Турция под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка шагнула навстречу Европе, создав гражданское государство, отменив халифат и законы шариата. Ататюрк немедленно отреагировал на предложение короля Александра создать балканский союз. Он не скрывал своего энтузиазма по поводу этой идеи, потому что он тоже был большим противником любого пересмотра существующих мирных договоров. За этим последовало приглашение из Анкары королю Александру посетить Турцию.

Приняв приглашение посетить Турцию, Александр был готов забыть прошлое. Он понял, что, с другой стороны, это уже не Османская империя, с которой он когда-то боролся, а новое государство, находящееся на грани европеизации. Он подавил чувство победы под Куманово. В конце концов, Ататюрк сам сверг режим, против которого воевал король. Таким образом, два закаленных воина оказались лицом друг к другу в совершенно другой роли. Они вместе начали новую битву, но на этот раз битву за мир на Балканах.

Готовясь к визиту, король рассказал хозяевам, как сбылось его давнее желание побывать в Константинополе и просит предоставить возможность посетить все исторические достопримечательности. Он также настоял, чтобы остаться в городе на несколько часов, и чтобы сам визит был неформальным. Без торжественного приема, обеда или ужина. Однако, когда военный корабль «Дубровник» вошел в Босфор с королем и королевой и пришвартовался перед дворцом Долма Бакча, было ясно, что ничего не было из неофициального визита, о котором было объявлено.

4 октября 1933 года улицы Константинополя были украшены и заполнены народом. Желанный гость чувствовал гостеприимство на каждом шагу. Короля и сопровождающих его лиц приветствовали Кемаль Ататюрк и премьер-министр Исмет Инени. В течение следующих нескольких часов два государственных деятеля и их министры вели политические переговоры, сначала на миноносце «Дубровник», а затем во дворце Долма Бакче. По поведению окружения двух лидеров можно было предположить, что они согласны по всем вопросам внешней политики своих стран. В опубликованном заявлении о переговорах говорится, что главы обоих государств очень довольны возможностью встретиться лично и изменить свое мнение о политике мира, которая будет отвечать интересам их народов и соседних стран. Конечно, никогда не существовало прикрытия общей цели, заключающейся в достижении, помимо политических, наилучших экономических отношений.

Через несколько лет выяснится, что Александр и Ататюрк уже на первой встрече зашли так далеко, что рассмотрели проект секретного военного съезда. Сразу стало очевидно, что два государя установили тесные личные контакты. Основатель новой Турции Кемаль Ататюрк, шаг за шагом обращал внимание на своего гостя. После обеда, который подавался в золотом блюде и длился до полуночи, они играли в покер до рассвета. Это была ночь разговоров и общений во дворце «Долма Бакче». На прощание король подарил Кемалю Ататюрку золотую табакерку, а тот подарил ему свой художественный портрет.

Визит Александра в Стамбул вызвал эхо в Европе. Министр иностранных дел Рушди Арас публично заявил, что прибытие югославского короля представляет собой историческую дату для Турции. Обращаясь к собранию, премьер-министр Исмет Инени сказал: «Встреча в Константинополе между великим национальным героем, возвышенным правителем Югославии и нашим национальным лидером была открытой, плодотворной и знаменует собой новую эру в отношениях между Турцией и Югославией. Сам Кемаль Ататюрк надолго запомнил встречу и беседу с королем Александром. Он скажет французскому послу на приеме: «Когда я беру сигарету из табакерки, подарка Его Величества Александра, у меня всегда есть яркая картина всего этого перед моими глазами… У меня есть еще одно воспоминание из тех приятных часов, и это то, что в нашей игре в покер, в которую Исмет-паша и я тогда играли с их величествами, прибыль была для сердца, так как деньги не ставились вообще. И я надеюсь, что мне скоро представится возможность снова сыграть с их величествами, и я верю, что эта прибыль будет удвоена» (доклад депутата Мирослава Янковича из Анкары, по словам Б. Глигориевича).

Результат этой мирной миссии короля Александра можно было увидеть уже в начале следующего года. В январе 1934 года, взгляды на Балканский союз были согласованы четырьмя государствами: Югославией, Румынией, Грецией и Турцией. Текст Пакта был подготовлен и парафирован в начале февраля в Белграде и торжественно подписан 9 февраля 1934 года в Афинах. Акт подписывания сопровождался залпом из 101 артиллерийских орудий, звоном церковных колоколов и звуками фанфар. Согласно подписанном тексту о союзе, Югославия, Греция, Румыния и Турция гарантировали взаимную безопасность их границ. Болгария отказалась присоединиться к этому союзу, но предложила заключить с его членами двусторонние альянсы о ненападении вместо коллективного договора. Однако, король Александр не был удовлетворен достигнутым. Он искренне был заинтересован в установлении наилучших отношений с Болгарией и придавал этому большое значение. Однако он не всегда был оптимистом. Несколько раз он своим ближайшим соратникам выразил намерения в более серьезных движениях в отношениях с Софией, в первую очередь из-за ВМРО и македонского вопроса. Тем не менее прогресс был достигнут: короли положили на стол переговоров все, что обременяло две страны, хотя они по большому счету остались на прежних позициях. Югославско-болгарское сближение продолжилось визитом болгарской королевской пары в Белград с 10 по 13 декабря 1933 года. Гостей приветствовали король и королева, представители правительства и собрания, а затем они проехали по улицам, заполненным гражданами, в открытой машине. Итоги трехдневных переговоров между двумя королями и их министрами заключаются в том, что только политика мира и прочная консолидация возможностей могут предоставить их народам полную гарантию на будущее.

В начале марта, вернувшись с похорон короля Бельгии Альберта, болгарский король воспользовался возможностью встретиться с королем Александром в поезде недалеко от Младеноваца. В мае министр иностранных дел Евтич посетил Софию и договорился с королем Борисом об обратном официальном визите короля Александра в Болгарию. Отъезд короля Александра в Софию в конце сентября 1934 года стал настоящим триумфом его балканской политики. Он не оставил впечатления человека в гостях у бывшего врага. Этот нюанс его поведения почувствовал и болгарский народ, который вышел на улицы и приветствовал его аплодисментами. В некоторую минуту толпа народа прошла через кордон полиции, желая, как можно больше, приблизиться к югославскому государю.

На переговорах в Рильском монастыре Александр от Бориса получил гарантию того, что Болгария останется нейтральной в случае вооруженного конфликта в Центральной Европе.

Александр особенно завоевал симпатию болгар во время парада военных войск под балконом двора, где стояли две королевские пары. По мере приближения каждого строя, наш король приветствовал их: «Здравствуйте, герои!» Вместо традиционного ответа: «Да здравствует король!», Военные чины неистово повторяли: «Ура!». На приеме, приготовленном вечером королем Борисом, болгарские старшие офицеры подняли бокалы за здоровье будущего «балканского царя Александра».

Балканский пакт принес Югославии большие политические преимущества, связанные с обеспечением границ на Балканах. Таким образом, она смогла свободно повернуть к западным границам и сосредоточить свою армию для защиты от возможного итальянского нападения.

За всеми этими событиями с Малой Антантой, с Балканским союзом, с Югославией, вокруг Югославии и в Югославии не следили с удовольствием ни Париж, ни Лондон, ни тем более Рим. с неудовольствием смотрели и в Москве. Они предвидели, что произойдет процесс, после которого будет нелегко привить волю разрозненным Балканам и нестабильной Югославии. Рост отношений между Германией и Югославией также стал беспокоить великие державы.

При такой расстановке сил и в этих условиях началась подготовка к поездке короля Александра во Францию, которая, кстати, долгое время занимала всю европейскую общественность. Эта поездка должна была убедить Европу в существовании доброго взаимопонимания и дружбы между Югославией и Францией, и визит югославского государя стал проявлением этой дружбы. По прибытии в Белград, после посещения Праги, Варшавы и Бухареста, король Александр пообещал министру Барту, что приедет в Париж. Дата поездки была назначена позже, и предполагалось, что это будет между визитом короля в Софию и визитом Барту в Рим. Было определено, что это будет 9 октября 1934 года.

Приближалась намеченная дата отъезда короля во Францию, и он усиленно готовился к поездке. Он только что вернулся из Софии, где одержал большую дипломатическую победу, чему очень радовался, потому что сербско-болгарское сближение было его делом. Дружественные страны были в восторге от его успеха, поэтому при таком признании было очевидно, что король Александр не будет выглядеть «маленьким учеником, которому преподают урок» в Париже. Король хотел использовать свою поездку в Париж для продолжения переговоров с министром Барту, которые начались в Белграде и были направлены на укрепление мира в Европе.

О поездке югославского короля во Францию писала вся мировая пресса. По мнению одних, он готов слепо вести французскую политику, в то время как другие обвиняли его в двойной роли, в обращении к Германии. Французские газеты сообщили, что их посетил искренний друг Франции и что они рассматривают возможность предложения места югославскому государю в Академии политических наук, которое осталось пустым после смерти короля Бельгии Альберта I. Александру, несомненно, величайшему франкофилу среди всех суверенов Европы, связанному с идеей и культурой Франции, было вполне уготовано такое наследие. Считалось, что визит короля может совпасть с его избранием членом Французской академии.

9 октября 1934 года в Марселе Александр получил наказание великих держав за независимую внешнюю политику.

Револьверные выстрелы Владо Черноземского остановили реализацию девиза «Балканы балканским народам», но в то же время они стали первыми выстрелами грядущей Второй мировой войны.

Перевод Анжелы Шиповац

Русская Стратегия

_____________________

ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ?

ПОДДЕРЖИ РУССКУЮ СТРАТЕГИЮ!

Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s