Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою»»

Этот есенинский крик и плач, и грозное слово, и заклинание, и отчаяние оказались в центре его послереволюционных мук, — и трудно назвать иначе его метания, бездомность, беззащитность («Какой же вы беззащитный», — сказал ему при свидании Дзержинский. «И вы тоже», — ответил ему поэт; вряд ли кровавый чекист понял смысл есенинского ответа, если только в день своей смерти летом следующего 1926 года). Ощущая себя коренным русским, обнажённой болью души и сердца Есенин увидел оккупированное Отечество, которому даже собственной истории не оставили. НЕслучайно Ульянов-Ленин демонстративно написал: «Без национальности». Враги России называли себя не евреями, китайцами, венграми или немцами, они величались интернационалистами-революционерами. Поощрялось до безумия пошлое оскорбление России, Святой Руси и русских. В августе 1925 года в газете «Правда» публикуются стихи некоего стихоплёта В. Александровского:

Русь! Сгинула? Умерла? Подохла?

Что же! Вечная память тебе.

Не жила ты, а только охала

В полутёмной и тесной избе.

Даже и сегодня, читая эту гнусь, хочется дать в морду автору… Хорошо ощущаю, что же чувствовал Сергей Есенин! А подобная грязь лилась тогда на нашу Россию из всех печатных источников. История была объявлена борьбой классов. На 12-м съезде РКП(б) Бухарин заявил: «Русский народ необходимо искусственно поставить в положение более низкое по сравнению с другими народами и этой ценой купить себе настоящее доверие прежде угнетённых». Калинин призывал поставить малые национальности «в заметно лучшие условия по сравнению с большой». Луначарский в сентябре 1918 года в лекции «О преподавании истории в коммунистической школе» наставлял учителей: «Преподавание истории в направлении создания народной гордости, национального чувства и т.д. должно быть отброшено; преподавание истории, жаждущей в примерах прошлого найти хорошие образцы для подражания, должно быть отброшено… Идея патриотизма — идея насквозь лживая… Патриотизм сейчас разлагается».

Школа марксистов-историков отрицала сами понятия «Россия», «русская история», «патриотизм». Упразднена была Отечественная война 1812 года. Очень старалась будущий академик Милица Нечкина, утверждавшая: народной войны в 1812 году не было, нашествия не было. Вот краткая цитата из Нечкиной — характеристика ею российских самодержцев: «Двуличность и ханжество, лицемерие Александра Первого прикрывали жестокость испуганного нарождающейся революцией крепостника. Преемник его Николай Первый («Николай Палкин»), начавший карьеру с кровавого подавления восстания декабристов, являлся настоящим «фельдфебелем на престоле» и соединил тупую ограниченность фронтовика, запоровшего на смерть тысячи крестьян, солдат и рабочих с величайшим страхом перед надвигавшейся революцией.

Казнённого народовольцами его преемника Александра Второго сменил представитель махровой реакции запойный пьяница Александр Третий, по воле которого были убиты и замучены сотни революционеров, в том числе герои «Народной воли» и брат Ленина — Александр Ульянов». То, что писала будущий академик о нашем Государе Николае Александровиче, я опущу из-за крайнего неприличия и отсутствия элементарной человечности.

Вот такая у них была наука. И вот с такой грязной чушью они выходили в академики. В «учёные».

Уже после убийства Есенина, в январе 1929 года, конференция историков-марксистов установила полную неприемлемость термина «русская история». Согласно академику М.Н. Покровскому и его «школе» термин «русская история» есть контрреволюционный термин одного издания с контрреволюционным трёхцветным флагом…

Судьба Есенина идентична судьбе России, существование которой было отменено; Россия, как и её великий поэт, была убита, стихи Есенина запрещены. О нём и его русском Отечестве не вспоминали, пока Гитлер не заставил кремлёвских властителей, в страхе за свою незаконную власть, вспомнить о русском народе и повесить на его шею мировую войну, в которой русские победили нацизм и, к своему несчастью, продлили существование большевицкой власти. А вся правда о трагической судьбе Сергея Александровича Есенина восстановится только тогда, когда возродится сама Россия. И начать необходимо с очевидности: с признания, что большевизм — это преступное сообщество мафиозных бандитов и палачей, а видные матёрые большевики — Ленин, Троцкий, Свердлов, Дзержинский и прочие — преступники и убийцы. Только на этом фундаменте может быть написана настоящая русская история двадцатого века…

Советское коммунистическое иго, «рождённое духом чуждых стран», оказалось намного страшнее татаро-монгольского, потому что, кроме разрушений, пожаров, террора, несло в себе ещё и растление, тотальное проникновение в сознание тех, кто оставался и вынужден был жизнь прожить при коммунистах, молчаливо соглашаясь с демагогией, ложью, русофобией, доносительством, поношениями Христа и праведников Его и другими признаками «нового человека». Понятно, что обиды, горести, неудачи и несправедливости существовали и при российских монархах. Но обиженные переживали судьбину свою не на лесоповалах и не в ГУЛАГе, не на принудительных строительствах каналов, заводов и железных дорог, а у себя дома. Во всей нашей истории — увы, но в тюремном социализме тоже — в славе и в беде решающей была роль русского народа, который возглавлял — не принудительно! — развитие своего родного государства. Советский Союз стал тюрьмой прежде всего духовно и закончил свою краткую историю кошмаром для русского народа. В 1991 году — после референдума — и вопреки ему — и значит опять незаконно, появились пятнадцать независимых государств, в которых русские, где мгновенно, где постепенно стали изгоями, во всём виноватыми, лишёнными перспектив нормальной жизни и каких-либо надежд на будущее. Римский понтифик Иннокентий Четвёртый, призывавший в тринадцатом веке к крестовому походу против греческих и русских схизматиков, торжествует в своём гробу. И без походов с оружием в руках удалось великий суперэтнос разделить на три части — на русских, украинцев и белорусов, и не только разделить, но и вооружить, натравить друг на друга. Это говорит только о слабости всех трёх частей великого этноса.

Как-то незаметно оказалось, что и в России мы живём не на своей земле. Мы дошли до того, что перед показом по телеканалу «Культура» канонического художественного фильма «Александр Невский» из него вырезают эпизоды с кантатой Сергея Прокофьева на слова Владимира Луговского «Вставайте, люди русские!». Именно те самые части фильма, которые в тяжелейшие 1941-42-м годах поднимали русский народ на борьбу с нацизмом. Звали в бой и к жертвам за Отечество. И в каждом советском кинотеатре тогда «Александр Невский» демонстрировали сотни раз… А вот сегодня кому-то страшно стало? Или стыдно им? Но стыдно и страшно, что никто этому уродованию нашей истории не возразил. Ни в Государственной Думе, крайне озабоченной охраной от критики Нюрнбергского процесса, мелочно размышляющей, каким образом обложить меня ещё одним штрафом за превышение автомобильной скорости (разве это дело ГД?), ни во власти, ни в историческом сообществе, ни на улице никто не возмутился. Где уж нам бессильным посягать на большевицкие государственные тайны! И история гибели нашего великого национального поэта, который одним из первых почувствовал, что земля, ему родная, уходит из-под ног его, понял, что власть в России захватили «жулики и воры», — история есенинского бунта, закончившаяся арестом, пытками и повешением беспомощного истерзанного тела, является очевидным свидетельством исчезновения или перерождения, истребления русского народа, который уже не в состоянии был защитить своего певца, а сегодня потребовать полной гласности и ясности в трагедии, закончившейся декабрьским вечером 1925 года в петроградской гостинице «Англетер».

Возражайте мне — буду рад этому.

Но почему мы ничего не требуем?

«Когда-нибудь, когда устанет зло…» (Игорь Тальков). Но оно не устанет, если мы не приложим к нему руку, своё единство и стремление восстановить разрушенное…

Коммунистические секреты и преступления столетней давности по-прежнему за семью печатями? Так мы уже не народ? Мы бессмысленная и бесполезная толпа? Или банда, ждущая, когда объявят «грабь награбленное»? И никогда уже не будем народом? Русским народом?

Помоги нам, Господи, как Ты всегда помогал нам!

Приобрести книгу: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15579/

_____________________

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s