ПРЕМЬЕРА ПРОЕКТА! БОГ ВОЙНЫ. РАССКАЗЫ О ГЕНЕРАЛЕ МАРКОВЕ. 1. НЕ ВЫПОРОТАЯ КУРСИСТКА

— Товарищи! Вас принуждают сторожить ваших же братьев! Не слушайте преступных приказов! Освободите ваших братьев и вступайте в наши ряды! Вместе мы сбросим ненавистную тиранию! Ваши штыки должны служить народу, а не его угнетателям!

Молоденькая курсистка с растрепанными волосами металась по площади, ломала руки и истерично кричала, взывая к часовым городской гауптвахты. Прочая толпа революционно настроенных бездельников, собравшаяся здесь с утра одобрительно гудела.

— Ваше благородие, унять бы, — поморщился унтер Климов. – Ведь вот же час уже верещит, что свинья, когда её режут! В ушах звенит…

Капитан Марков, начальник караула, чуть усмехнулся и, разгладив тонкие усы, вышел на площадь. Скрестив руки на груди, он с любопытством взирал на мечущуюся барышню. А та, заметив его, взвилась ещё больше.

— Смотрите, товарищи! Вот, офицер! Ему нечего возразить нам! Он ничего не может сделать с нами! Потому что мы..! – сжался вскинутый высоко кулачок.

Дальше капитан слушать не стал и сделал знак караульным солдатам задержать возмутительницу спокойствия. Толпа «товарищей» отчего-то не пожелала вступиться за свою валькирию и благоразумно отступила назад, предоставив солдатам исполнять совсем не революционный долг.

— Мерзавцы! Отпустите меня! Вы не имеете права! Вы за все ответите! – извивалась беснующаяся курсистка, увлекаемая бесстрастными караульными в грозное здание гауптвахты.

Через несколько минут барышня уже стояла в кабинете лицом к лицу с насмешливо смотрящим на неё капитаном.

— Вы подлец! Вы заплатите за это! – срываясь в слёзы прокричала курсистка.

— Сударыня, извольте взять себя в руки, иначе… мне придётся прибегнуть к мерам, которые я совсем не желал бы применять к вам.

Девушка замолчала, по-детски закусив губу. Офицер молчал также, с любопытством разглядывая её.

После продолжительной паузы он осведомился:

— Итак, мадмуазель, чай или розги?

— Что?! – опешила и почти задохнулась курсистка.

— Значит, чай, — невозмутимо кивнул офицер. – Егорыч, организуй! А вы, сударыня, присаживайтесь, сделайте одолжение, — с этими словами он придвинул девушке стул.

Растерявшись, она села и как-то инстинктивно поправила окончательно съехавшую набок шляпку, отбросила волосы с раскрасневшегося лица.

— Правильно, так гораздо лучше, — одобрил офицер и снова усмехнулся. – Позволите ли осведомиться именем моей нежданной гостьи?

— Аглая… Петровна…

— Польщен знакомством. Капитан Марков, Сергей Леонидович.

Солдат принес чай, и капитан со всей галантностью предложил девушке чашку:

— Выпейте, выпейте. Вам надо согреться, успокоиться…

— Что вы со мной сделаете? – нахмурилась Аглая.

— А что бы я должен был с вами сделать после того, как вы битый час призывали моих солдат поднять меня на штыки?

Барышня смутилась. Ей вдруг представился этот совсем ещё молоденький офицер с искрящимися веселостью глазами – поднятым на штыки…

— Я не к этому призывала… И не вас… А чтобы они встали на сторону народа!

— Для этого они должны были бы в первую очередь убить меня, как своего командира. Так что же я должен с вами сделать?

Аглая не ответила.

— Пейте чай… И сахар не забудьте… — капитан поднялся из-за стола. Теперь он был совершенно серьёзен.

— Я вернулся с фронта два месяца назад, — сказал он, и только теперь она обратила внимание, что на груди этого молодого капитана блестят несколько крестов и медалей. – Я думал, что не вернусь оттуда и навсегда простился с моей матерью. Но я остался жив, а мой брат погиб. А в это время шантрапа, которую вы именуете товарищами, и которая теперь стоит у наших стен, развязала войну в тылу. Стреляла нам в спину. Слала поздравления нашему врагу.

— Это была бессмысленная и бездарная война!

— Война за Отечество никогда не бывает бессмысленна! – жестко отрезал Марков. – Вы, вероятно, полагаете, что совершаете теперь подвиг? Что вы чрезвычайно отважны? Так, вот, милая Аглая Петровна, вы понятия не имеете ни об отваге, ни о подвиге. О них имеют представления те прекрасные женщины, что погибали на поле боя, но спасали раненых, кто сутками не знал отдыха, борясь за их жизни. Они – героини… А вы… Вы спрашиваете, что я сделаю с вами? Ничего. Успокоитесь и пойдете домой… к мамкам и нянькам…

В этих словах курсистка почувствовала презрение к своей только что казавшейся ей столь выдающейся и прекрасной личности. Но что-то перегорело в ней, и уже не было сил прокричать что-нибудь яростное. И всё же она возразила.

— Мы хотели, чтобы война закончилась! Чтобы солдаты не гибли! Бездарно!

— И для этого стреляли им в спины, приветствуя их противника? Я не стану спорить с вами, сударыня. Могу пообещать вам лишь одно. Мои солдаты никогда не будут гибнуть бездарно. И я сделаю всё, чтобы следующие поколения русских офицеров сражались так, как завещал нам Суворов, и чтобы никто не мог бросить нашей армии упрека в бездарности! – Марков хрустнул пальцами и резко переменил тон. – Но в ответ и вы должны кое-что пообещать мне.

— Доносчицей не стану! – резко вскинулась девушка.

Капитан звонко расхохотался, окончательно смутив революционерку.

— Пообещайте мне, что со своей стороны сделаете всё, чтобы следующие поколения русских девиц нашли себе лучшее занятие, чем метание бомб в живых людей… Подумайте, неужели вы хотите, чтобы ваша дочь однажды растерзала бы бомбой нескольких человек и закончила жизнь на эшафоте? Подумайте об этом. Пообещайте хотя бы подумать. А теперь ступайте. Вы свободны.

Аглая нерешительно поднялась и, неловко раскланявшись с капитаном, вышла на площадь, провожаемая унтером. Здесь её тотчас обступила сочувствующая толпа.

— Скажите, товарищ, вас выпороли? – с волнением спросил высунувшийся вперед студент.

Подобное предположение до крайности оскорбило девушку.

— Никто меня не порол! Чаем поили! – воскликнула она.

Но товарищи ей явно не поверили.

— Не стесняйтесь, товарищ! Расскажите правду! Что с вами делали эти изверги?

От этих посыпавшихся вопросов на глазах Аглаи выступили слёзы.

— Да нет же, нет! – топнула она ножкой. – Не пороли! Ничего не делали! Чаем поили!

В толпе раздались смешки.

— Так мы и поверили!

В отчаянии, ища поддержки, курсистка обернулась и тотчас увидела капитана Маркова, невозмутимо стоявшего на балюстраде гауптвахты.

— Да скажите им хоть вы! – сквозь слёзы воскликнула она, протягивая к офицеру руки. — Скажите им, что не пороли меня! Скажите же!

Срывающийся голос потонул в хохоте толпы и солдат. Улыбался и сам Марков.

— Честью заверяю, что девица Аглая Петровна никакого ущерба не понесла. Напоили чаем и успокоили!

Новый взрыв хохота был ответом на это свидетельство, и возвеселившаяся толпа вскоре разошлась восвояси, шутя над не выпоротой курсисткой.

(с) РУССКАЯ СТРАТЕГИЯ

Рис. Игоря Колгарева — специально для Русской Стратегии

_________________

ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ?

ПОДДЕРЖИ РУССКУЮ СТРАТЕГИЮ И ПРОЕКТ!

Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s