С.Х. Карпенков. Устойчивость и развитие

В последние десятилетия два слова «устойчивое развитие» широко используются в средствах массой информации и во многих официальных источниках, отечественных и зарубежных. Они взяты на вооружение в конце прошлого века не совсем осведомлёнными толкователями всего сущего, имеющими весьма смутное представление о реальных процессах развития общества и человечества в целом.

Подлинному развитию любого цивилизованного общества, вне зависимости от государственного устроения, всегда препятствовало и будут препятствовать именно его устойчивость, или застой в более привычном понимании, или даже деградация, как это происходило и происходит в отдельно взятой стране, где был поставлен жестокий социальный эксперимент приближения светлого будущего с многочисленными человеческими жертвами.

Проблема «устойчивого развития» активно обсуждается на межгосударственном уровне относительно давно, с начала 90-х годов прошлого столетия. В «Повестке дня на XXI век», принятой в Рио-де-Жанейро (Бразилия) на Всемирном саммите по экологии и развитию в 1992 году, сформулирована «концепция устойчивого развития». Появилась некая уверенность и даже надежда, что проблемы сохранения биосферы в естественном состоянии будут увязываться с социально-экономическим положением развитых стран и учитываться при разработке и утверждении национальных законов, предусматривающих содействие развивающимся странам в борьбе с нищетой и защите окружающей среды.

Вопросы устойчивого развития неоднократно рассматривалось на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Им посвящены многочисленные международные симпозиумы и конференции, в том числе и организованные Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова. В некоторых странах принимаются и утверждаются государственные нормативные акты, придающие устойчивому развитию юридический статус закона. Например, в 1996 году подписан Указ Президента России «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» и принято постановление Правительства «О разработке проекта государственной стратегии устойчивого развития Российской Федерации».

В последние годы появилось сравнительно много публикаций, авторы которых трактуют понятие устойчивого развития по-разному и весьма неоднозначно, или по-своему, в рамках собственного и чаще всего ограниченного понимания глобальных биосферных процессов и их зависимости от деятельности человека. При этом социологи рассматривают устойчивое развитие личности и общества, энергетики – энергоресурсов, а экономисты – экономики. Некоторые правители, не обременённые фундаментальными знаниями о природе и человеке, отождествляют устойчивое развитие с сохранением принадлежащей им власти на все времена, и такое понимание их вполне устраивает: им, конечно же, хотелось бы властвовать до скончания века вне зависимости от их весьма ограниченных профессиональных способностей управлять со знанием дела и с пользой для общества.

По-видимому, неоднозначность и своеобразие интерпретации словосочетания «устойчивое развитие» обусловливается противоречивым смыслом и содержанием образующих его слов. Действительно, слово «устойчивый» означает постоянный, стойкий, неизменный. С ним, как и с другими однокоренными словами, удачно сочетаются разные по смыслу слова: «человек», «фундамент», «состояние», «равновесие», – но никак не слово «развитие». Например, вполне правильно и недвусмысленно можно говорить об устойчивом термодинамическом равновесии, и если оно достигается, то, согласно законам классической термодинамики, все реальные процессы прекратятся и наступит тепловая смерть Вселенной. Слово же «развитие» означает отнюдь не постоянство и не неизменность, а процесс перехода из одного состояния в другое, более совершенное, переход от старого к новому качественному состоянию, от низшего к высшему.

Общепринятое сейчас определение устойчивого развития, представленное в решении комиссии Брундланда в 1987 году, сформулировано так: «развитие, удовлетворяющее потребности и чаяния настоящего поколения и не подвергающее опасности способность будущих поколений удовлетворять свои нужды». Однако такое официальное определение, по своему содержанию противоречивое и логически не обоснованное, нельзя считать удачным. Любому благомыслящему и просвещённому человеку очевидна и понятна и другая его несуразность – удовлетворяя все потребности каждого человека, вряд ли удастся решить глобальную проблему выживания человечества, ведь потребности людей во все времена были и будут неограниченными.

«Ненасытное честолюбие, страсть увеличить своё благосостояние, не столько ввиду истинных потребностей, сколько для того, чтобы стать выше других, внушают всем людям низкую склонность вредить друг другу и тайную зависть, тем более опасную, что, желая вернее нанести удар, она часто прикрывается личиной благожелательности», – утверждал известный французский философ Жан-Жак Руссо (1712–1778), драматург и поэт эпохи Просвещения

С этими словами перекликается высказывание выдающегося русского писателя и мыслителя Л.Н. Толстого (1828–1910): «В человеке как будто два «я», которые не могут ужиться друг с другом, исключают один другого… Одно «я» говорит: «Я хочу удовлетворения своих потребностей и желаний, и для этого только мне нужен мир». Другое «я» говорит: «Все животные живут для удовлетворения своих желаний и потребностей. Желания и потребности одних животных удовлетворяются только в ущерб другим, и потому все животные борются друг с другом». Жизнь наша с тех пор, как мы сознаем её, – движение между двумя пределами. Один предел есть совершенное безучастие к жизни бесконечного мира, деятельность, направленная только к удовлетворению потребностей своей личности. Другой предел – это полное отречение от своей личности, наибольшее внимание к жизни бесконечного мира и согласие с ним, перенесение желания блага со своей личности на бесконечный мир и существа вне нас. Чем ближе к первому пределу, тем меньше жизни и блага, чем ближе ко второму пределу, тем больше жизни и блага. И поэтому всякий человек движется от одного предела к другому, то есть живёт. Это-то движение и есть сама жизнь».

Естественное желание человека удовлетворять свои потребности, прежде всего материальные, не ограничиваясь малым, присущие ему от природы, и в то же время находится в противоречии с ограниченным материальным потенциалом биосферы и поэтому не может быть главным ориентиром в решении глобальной проблемы сохранения жизни на Земле и обеспечения цивилизованных условий для человечества. Таким ориентиром может быть развитие жизни в диалектическом понимании, которое впервые представил немецкий философ Георг Гегель (1770–1831), основоположник теории диалектики, которая актуальна и сегодня. По его мнению, развитие есть движение вперёд от несовершенного к более совершенному, причём первое должно быть рассмотрено не в абстракции, как несовершенное, а как нечто такое, что в то же время содержит свою собственную противоположность, так называемое совершенное как зародыш, как стремление.

Движение к более совершенному не противоречит самой природе человека и всего живого. «Все природные задатки живого существа предназначены для совершенного и целесообразного развития», – считал другой немецкий философ – Иммануил Кант (1724–1804), один из выдающихся мыслителей эпохи Просвещения.

Однако чёткое и однозначное понимание цели как эволюции жизни, поступательного развития цивилизации и гармоничного сочетания природы и человека ещё не означает её достижения. Для достижения такой благородной цели нужны действия, при которых все интеллектуальные силы человечества будут направлены на преобразование биосферы в ноосферу, – действия, основанные на разносторонних знаниях о природе, человеке и обществе. Нужно и нравственное совершенствование каждого человека, что вместе с фундаментальными знаниями о природе позволит отказаться от взгляда на неё исключительно как на объект ничем не ограниченной эксплуатации. «Человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в её порядке делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может», – сказал английский философ Бертран Рассел (1872–1970), лауреат Нобелевской премии.

    

         Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Учебник для вузов, 13-е изд. М.: Директ-Медиа, 2018.

Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Практикум, 6-е изд. М.: Директ-Медиа, 2016.

Карпенков С.Х. Экология. Учебник в 2-х кн., 2-е изд., М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков С.Х. Экология. Практикум, 2-е изд. М.: Директ-Медиа, 2022.

Карпенков С.Х. Экология. Учебник для бакалавров. М.: Логос, 2014.

Карпенков С.Х. Технические средства информационных технологий.          4-е изд. М.: Директ-Медиа, 2021.

Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Справочник.  М.: Высшая школа, 2004.

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015.

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015.

Карпенков С.Х. Русский богатырь на троне. М.: ООО «Традиция», 2019.

Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой

России. М.: ООО «Традиция», 2018.

Карпенков С.Х. К истории одного преступления // Уничтоженные как класс. М.: ООО «Традиция», 2020. С. 3 – 65.

Степан Харланович Карпенков

Русская стратегия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s