М.В. Назаров. Русские и украинцы в драме истории

Размышления о наших «национальных характерах»

Слово «национальные» я пока беру в кавычки. И вообще начну с небольшого исторического ликбеза, поскольку эти общеизвестные факты на современной Украине в школах не преподаются (с 1918 года) и многие там считают слово «малороссы» оскорбительным. Обращена моя статья прежде всего к ним. Отчасти и к родственникам нашей семьи на Украине по четырем разным родственным линиям, которые сейчас живут в Киеве, под Киевом, в Днепропетровской области и на Западной Украине (и, по крайней мере часть из них, даже не считая себя украинцами, оказалась подвержена военной дезинформации нынешней киевской власти о «зверствах ВС РФ»).


Что означают слова «украинцы» и «малороссы»

Мой отец русский, а мать ‒ украинка. Так было записано в ее паспорте. В семье родители говорили по-русски, полтавские бабушка и ее сестра со стороны мамы (урожденные Бережецкие, из казачества) ‒ на украинском, но очень близком к русскому, и я с ними в детстве говорил на их языке, не считая его каким-то другим. Просто бабушки на то и бабушки, чтобы чем-то «возрастным» отличаться от более молодых. К тому же и на Ставрополье, где продолжилось мое детство в селе Бешпагир, местное население говорило на смеси украинского с русским, да и в краевом центре с характерным южным произношением (которое ко мне прилипло надолго).

Когда мне исполнилось 16 лет и пришло время получать паспорт, спросил маму: я русский или украинец. Она ответила: укажи, как хочешь. А в чем разница, ‒ спросил я: почему ты украинка? ‒ Потому что я родилась на Украине. В принципе это объяснение было правильным: понятие «украинец» до революции имело географический смысл: житель Украины, которая была южной частью земель огромного русского народа. Как-то иначе обосновать свою «национальность» мама не смогла. Я тоже родился на советской Украине в г. Макеевка Сталинской области, прирезанной к УССР Лениным и Сталиным, там прошли первые пять лет моей жизни, но всё же интуитивно записался в паспорте русским.

До антирусской большевицкой революции все считали, что мы один народ. Причем с украинской стороны так считала прежде всего культурная интеллигенция. Так, ректор Киевского университета М.А. Максимович в 1871 г. ощущал «Московскую Русь как родную сестру нашей Киевской Руси, как вторую половину одной и той же святой Владимiровой Руси, чувствуя и сознавая, что как их бытие, так и уразумение их одной без другой, недостаточны, односторонни». Собиратель малороссийских песен, проф. А.Л. Метелинский говорил, что они ‒ «необходимая часть целого, законное достояние всего русского народа, …изучение и разъяснение их есть начало его общего самопознания, источник его словесного богатства».

Словом малоросс гордились, ибо оно означало принадлежность к исконной колыбели Русского государства ‒ в греческой терминологии: Малой Росии (с одним «с») ‒ в отличие от России Великой, разросшейся. История Руси у нас одна, понятие «Киевская» к ней было добавлено лишь в XIX веке для классификации исторических периодов, в отличие от Руси Московской. Основатель Москвы Юрий Долгорукий был Великим князем Киевским (1149–1151 и 1155–1157), все составные княжества Руси управлялись единой династией Рюриковичей. Русь включала в себя Новгород (он был первой столицей Руси с 862 г.), Псков, Тверь, Суздаль, Владимир, Муром, Рязань и др. После разгрома Киева татарами наша великолепная столица на Днепре превратилась в необитаемое пепелище, на север хлынул поток беженцев с юга, и поэтому политический центр государства переместился на уцелевший север ‒ во Владимiр, ставший третьей столицей Руси-России, однако Киев формально продолжал быть её государственной столицей, ибо титулы возглавителей Государства Российского и Русской Церкви оставались ‒ Великий Князь Киевский (им был св. Александр Невский в 1249-1263 гг.) и Митрополит Киевский.

А «украинской» национальности тогда не существовало. Слово «Украина» означает «окраина», каковой она была под оккупацией Польши как Украйна Малороссийская, а после воссоединения с Великороссией как ее южно-русские пограничные (окраинные) земли и затем окраина, которую Москва отвоевала у турок и поляков вместе с землями Новороссии. (См.: Ф.А. Гайда. Историческая справка о происхождении и употреблении слова «украинцы».) Возникшие за прошедшие века различия были этнографическими, частично языковыми, но не кровными (что подтверждено современными генетическими исследованиями).

Можно составить огромный список знаменитых малороссов, ставших неотъемлемой принадлежностью общероссийской культуры: историк Н.И. Костомаров, философ П.Д. Юркевич, языковед А.А. Потебня, Ковалевские, Вернадские, Данилевские, Петрушевские. В области живописи всем известны Левицкий, Боровиковский, Репин, Врубель; в области музыки ‒ Глинка, Бортнянский…

Лучший пример русского малоросса ‒ великий Н.В. Гоголь: «Скажу вам, что я сам не знаю, какова у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы щедро одарены Богом и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой». И еще: «Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский».

Мы вместе составляли Третий Рим ‒ преемственную от Второго Рима (Византии) вселенскую православную Империю, удерживающую мiровое зло.

И язык у нас был один, в котором дополняли друг друга литературная составляющая и диалектная (простонародная, бытовая, преимущественно в сельской местности), подобно многим другим окраинным наречиям русского языка. В 1818 году в С.-Петербурге была издана «Грамматика малороссийского наречия» А. Павловского ‒ издана именно из уважения к малороссам. Вопреки расхожему мнению о запретительном т.н. «Валуевском циркуляре» (1863) о приостановлении печатания книг на малороссийском наречии, он был издан в связи с тогдашним польским восстанием ‒ для запрета антигосударственной литературы, политической, религиозной, учебной, при этом не запрещались все иные издания (например, «Кобзарь» Т. Шевченко) и использование украинского языка в естественном обиходе.

Первой изданной в России книгой на мове была «Энеида, на малороссийский язык перелицованная» Ивана Котляревского, русского офицера малороссийского казачьего происхождения ‒ юмористическое произведение, изображавшее античных богов и героев в виде затрапезных малороссиян (1798, три части; в 1842 г. ‒ полное посмертное издание). Комический эффект создавался произнесением героями высокопарных речей на мове. Да и до сих пор использование бытовой мовы в текстах высокого стиля, для которых она не предназначена, в русском обществе воспринимается как что-то смешное. (Между прочим, такие же разные стилистические составляющие есть и в немецком языке: литературный хохдойч и диалекты, северные и южные носители которых, баварцы и платтдойче, не понимают друг друга без перехода на хохдойч и последние служат персонажами анекдотов наподобие того, как у нас про чукчей.)

При большевиках, разрушивших Третий Рим и расчленивших русский народ, мова был принудительно введена в УССР в качестве официального языка (причем многие слова в нем были заново созданы для его отличия от русского) ‒ во времена большевицкой украинизации. В эту работу впрягли и выращенных в Австро-Венгрии и Польше самостийников (Грушевский и др.). Это в сущности была борьба богоборцев-интернационалистов с их главным врагом: консервативным русским народом («Наше дело – бороться с черносотенной национальной культурой великороссов», ‒ известное указание Ленина). Именно большевики создали не только Украину в ее нынешних неестественных границах, которые теперь под напором новой принудительной украинизации населения затрещали по швам, большевики создали и сам «украинский народ», превратив географическое понятие «украинец» в национальное и карая несогласных украинизироваться. (Не стану тут углубляться в фактические подробности этого насилия, см.: Сергей Родин. Творцы «Новой нации».)

Но даже тогда Гоголя на мову не переводили, как сейчас, заменяя в его текста слова «русский», «Русь» (например в повести «Тарас Бульба») на «украинский», «Украина». Это яркий пример тупости и оголтелости нынешних фальсификаторов-украинизаторов, что не может не вызывать сопротивления тех, для кого русский язык родной и вообще более культурный ‒ как окно во внешний мiр (украинской культуры без русского языка не существует, чему пример ее основоположник Шевченко, который привычнее писал на родном ему русском литературном языке, таковы его «Дневники» и написанные в 1853–1856 гг. повести). Нынешний официальный украинский язык, звучащий с трибуны Верховной рады или из уст президента Зеленского у русских вызывает улыбку (тем более что президент ‒ комик по основной профессии). И ничего с этим не поделать: это не русское шовинистическое высокомерие, а стилистическая закономерность русского языка ‒ как и в любом языке смешение стилистических пластов выглядит смешным и с этой целью везде применяется комиками.

В то же время певучий украинский язык в своем естественном народном использовании нами воспринимается как очень красивый: особенно в колядках и народных песнях, которые мы любим и охотно поем.

А современная украинская историография, вернее мифология, утверждающая отдельное происхождение украинского народа как арийского, древнейшего в Европе (а то и в мiре), в отличие от азиатов-москалей как «улуса Золотой орды», с научной точки зрения, основанной на фактах, в лучшем случае может вызывать снисходительную улыбку: чем бы дитя ни тешилось…

Однако уже целое поколение молодежи на современной Украине воспитано на этом «национальном самосознании». Если в СССР хотя бы не отрицалась общая история советских «русских» и «украинцев», то теперь историческую Россию объявили «империалистическим колонизатором» свободолюбивых украинцев, которые сопротивлялись москалям в пяти колониальных войнах. Но нельзя надеяться на строительство счастливого будущего «независимой Украины» на лжи, она не богоугодна, тем более ее цели. Ради этого я и решил написать данный свой очерк, и в том числе подумать об отличиях современных хохлов от кацапов-москалей ‒ нет ли в этом чего-то более глубинного, чем политические наслоения и принудительное историческое невежество?

Национальный характер определяется по элите или по массе?

Многие историки (С.М. Соловьев и др.) исследовали то, как на национальный характер влияют природные условия в месте проживания народа. Некоторые это даже абсолютизировали. Можно согласиться с тем, что это верное наблюдение, если, например, сравнивать африканцев и эскимосов. Но в отношении великороссов и малороссов, безспорно бывших ранее одним народом, это выглядит сомнительным (и Соловьев этого тоже не утверждал, а рассматривал генезис единого русского народа на европейской равнине). Некоторая разница в преобладающих типах наших характеров всё же есть, она утрировано отражена в анекдотах, но скорее объясняется нашей разной политической историей, чем воздействием природы, которая у нас общая.

Прот. Лев Лебедев в книге «Великороссия» выделяет «Великорусский народ, родившийся в XI-XII веках в междуречье Волги и Оки, [который] оказался народом особым, отличным от малороссов и белорусов». Только в отличие от украинских мифов об азиатской ущербности русского народа, Лебедев трактовал это в смысле историософской уникальности великороссов, лишая этого качества народ юго-западных русских земель. Но он также запальчиво писал и то, что сейчас русского народа вообще нет, так как большевики уничтожили его и заменили денационализированным-атеизированным советским.

При строгих (духовных) критериях исторической русскости, это можно отнести к состоянию подавляющего большинства современных русских в РФ ‒ и обывателей, и «образованщины» (включая высших политиков), у которых русским остался лишь язык, да и то сильно искореженный в интернационалистическую коммунистическую эпоху. Однако всё же основные черты национального характера и после этого оказались неуничтожимы даже у атеистов, также и потому, что в военное и послевоенное время компартия на них паразитировала ‒ это пресловутый «Моральный кодекс строителя коммунизма», в котором отражены христианские качества русского национального характера и государственного служения, однако запряженные коммунистами для служения антихристианскому богу и его сатанинскому «раю на земле». Эти русские качества сейчас взяли на вооружение зюгановские неокоммунисты, лукаво выдавая их за изначальную суть коммунистической идеологии, что им удается на фоне государственной идеологии Великой криминальной революции и ее стабилизации. Также это лукавство заметно и в путинской ресоветизации, которая пытается паразитировать на советских научно-технических и военных достижениях при замалчивании страшной цены этих достижений. Такое смешение русского с советским, выраженное в официальной политике РФ (особенно в историографии «Великой отечественной войны»), сильно препятствует взаимопониманию сегодняшних украинцев с русскими.

Разумеется, в любом народе носителем его лучших качеств является меньшинство, элита, которая служит образцом его национального характера в эпосе, культуре и традиционном воспитании. Большинство же народа ‒ приземленные обыватели, которым, однако, его элита не позволяет деградировать, давая нравственный ориентир служения высшей ценности и определяя понятия добра и зла. Без этого ориентира народ превращается в т.н. «быдло». (К сожалению, нынешняя «элита» в Олигархате РФ сознательно превращает наш народ в такое, подобное себе, состояние. Про Украину я уж и не говорю…)

Тем не менее, и в общей народной массе вырабатываются некие типичные черты, которые часто являются производными (в положительном смысле) или тенями (в отрицательном смысле) от его идеалов. Это, в частности, хорошо показано И.А. Гончаровым в романе «Обломов» на примере тридцатилетнего молодого немца-предпринимателя Штольца и его ровесника ‒ русского обедневшего помещика Ильи Ильича.

Даже в обрусевшем виде немец Штольц (в переводе на русский: Гордый) являет собою образец энергичного созидательного человека, имеющего четкую цель в земной жизни по достижению успеха. А Обломов (тоже говорящая фамилия) ‒ это карикатура на русское авось, лентяйство, безволие. Однако Обломов вносит в эту картину важное философское замечание вопросом: если вот так всю жизнь суетиться, как Штольц, «так когда же жить?». То есть Обломов чувствует своей русской душою, что жизнь нам дана не только для земного преуспеяния, но имеет и более высокое задание (которое самому Обломову оказывается непосильным). Тогда как Штольц этого не ощущает в своей жизненной цели.

Литературный образ Обломова можно дополнить любимым героем Ванькой-дураком в русских сказках, который выглядит ленивым, глупым, полагается на авось, но в критические минуты чудесным образом умно преодолевает все препятствия и беды. Немецкий философ Вальтер Шубарт пытался описать это качество русских в понятиях «божественного легкомыслия», «изначального доверия Богу», «метафизического оптимизма», «спокойного чувства вечности» (в противоположность западному чувства «изначального страха», порождающего рационализм, мертвящий жизнь).

«Чтобы безмятежно наслаждаться временным, надо уверенно чувствовать себя в вечном. Надо внутренне подняться над жизнью, чтобы найти её прекрасной и увлекательной. Чем меньше мы ждём от жизни, тем больше она даёт нам.

В своей оценке земных благ западный человек стремится удержать то, чем обладает, и приумножить его: это культура запасов впрок – вещей, ценностей, методов. Русская же культура есть культура расточительства – вещей и людей.

Западный человек сознательно жертвует своею стихийною силою, которая движет русскими, в пользу дисциплинирующей силы, которой движет он сам. На внешние раздражители он реагирует не всплеском чувств, а соображениями рассудка. Ощущения, прежде чем получить допуск, должны пройти через рассудок как контрольную инстанцию. Рефлексия превращается в рефлекс. В этом плане европеец производит на южного и восточного человека впечатление бесчувственного, расчётливого, сверхосторожного существа. Трагические причины этого мучительного искусственного состояния, постоянного напряжения и его нагрузки ‒ не всегда осознаются. Славянам часто кажется, что у прометеевского человека вместо души – чётко функционирующий часовой механизм, то есть нечто нечеловеческое.

Совсем иная душевная установка у русских. Не самообладание, а самоотдача; не напряжённость, а раскрепощённость. Эта ненормированность русской сущности отражается уже в живой смене ударений в русском языке, что сильно затрудняет его изучение европейцу. Русский с его изначальным доверием отдаётся течению жизни, не задумываясь. Он – антирационалист».
(В. Шубарт. «Европа и душа Востока». Глава «Изначальный страх и изначальное доверие»)

Вот конкретный пример в описании Шубартом пожара Москвы при нашествии Наполеона в 1812 году.

«Уже сам уход москвичей из города означал, что они жертвуют своим имуществом. И тем не менее: с каким само собой разумеющимся спокойствием, без всякой позы, свершался этот величайший в истории жертвенный акт! Ни одна столица міра, которую доселе покорял Наполеон, не оказывала ему такого приема. Берлинцы стояли шпалерами, когда тот вступал в город, и кланялись. Русские и на себя и на врага нагоняли ужасы апокалипсиса. При этом ни одна столица не имеет такого значения для народа, как Москва для русских. Она значит для него больше, чем Париж для француза. Это священный город для русских. И тем не менее!

Наполеон сразу почувствовал, что является свидетелем необычайного явления, какое когда-либо представало взору европейца, – это был взрыв на редкость своеобразного міроощущения, устремленного не на обладание и власть, а на конец конечного, на сверхчувственную свободу. Крепостной мужик 1812 года знал об этой свободе больше, чем парижский citoyen [гражданин] 1790-го, у которого слово liberté [свобода] было постоянным на устах. Надо прочесть рассказы очевидцев, например, воспоминания графа Сегюра, – чтобы представить весь ужас, обезкураживший Наполеона, когда он сентябрьскими ночами 1812 года впервые заглянул в бездну московской души. «Что за люди! И это они натворили сами! Какое неслыханное решение, сущие скифы!».

Никогда потом не покидал его этот ужас; даже на острове Св. Елены у него осталась эта дрожь в сердце, и из этого внутреннего потрясения родились пророческие слова: «Россия – это сила, которая гигантскими шагами и с величайшей уверенностью шагает к міровому господству»… Это был его рок – потерпеть крушение на Востоке. Не стал ли он и в этом отношении символом Европы?

Победа 1812 года была достигнута не полководческим гением: Кутузов не мог меряться силами с Бонапартом; она досталась и не храбростью русского солдата: его противники были не менее храбры, лучше вооружены, превосходили в тактической ловкости. Победа была завоевана русскими исключительно благодаря их совершенной внутренней свободе, … которую европеец не может и даже не хочет иметь».

К сожалению, сегодня уже мало русских с такой православной душой, ее неотмiрность лишь слабо просвечивает сквозь советскую атеистическую коросту у большинства нашего народа… Но вернемся к образам Штольца и Обломова. В них отображены преобладающие черты русского и немецкого народа в их усредненных массах, отраженные также в крылатых словах, анекдотах и пословицах.

— Штирлиц, а вы почему не закусываете? ‒ с подозрением спрашивает Мюллер. ‒ Вы что, русский? ‒ Мы, немцы, народ экономный, ‒ выкрутился Штирлиц.

«Ерсте колонне марширт» (символ шаблонной стратегии, которая не учитывает творческого ведения боя).

«Что русскому здорово, то немцу смерть» и т.п.

И вот на этом фоне позволю себе отметить первое различие между русскими и украинцами, которое, вероятно, возникло в XVII-XVIII веках: прозападный менталитет малороссийской знати, тосковавшей по былым привилегиям наподобие свободолюбивой польской шляхты, уничтоженным в Московском служебном царстве. В простом народе это затем стало проявляться в материалистичной приземленности жизненных целей, подобно западным народам, что было оборотной стороной украинской практичности ‒ не случайно в российской и затем в советской армии низшие командные чины, старшины, боцманы (а также и тюремные надзиратели), часто были представлены украинцами. Это украинское качество наглядно выражено в армейских анекдотах и не только в армейских.

Анекдот как зерцало национального характера

Такие анекдоты являются кривым зеркалом и увеличительным стеклом типичных национальных характеров, хотя они не типичны для всего народа и тем более для его лучших представителей. Посмотрим, как в анекдотах отражены черты современных «русских» и современных «украинцев».

Анекдоты о русских, они их часто сами сочиняют и любят рассказывать:

Образ русского «ватника» в украинском интернете

Попали на необитаемый остров англичанин, француз и русский. Жили на острове, горевали, пока однажды не прибило к острову бутылку. Открыли ее, а оттуда вышел джинн и говорит: ‒ Вы меня освободили, поэтому я исполню по два желания каждого. Обрадовался англичанин и говорит: ‒ Мешок денег и ‒ домой! ‒ и был таков. Обрадовался француз и говорит: ‒ Женщину ‒ и домой! ‒ и тоже исчез. Остался русский один, заскучал. Подумал и говорит: ‒ Эх, хорошая была компания!.. Давай ящик водки и всех обратно.

Настоящая русская свадьба ‒ хорошая возможность увидеть дальних родственников в ближнем бою.

— Что делают русские, когда срабатывает пожарная сигнализация? ‒ Отключают ее на хрен, а то на мозги действует, зараза!

Лень простого русского человека ‒ это не грех, а совершенно необходимое средство нейтрализации кипучей активности руководящих им дураков.

Русские называют дорогой то место, где собираются проехать.

Когда слушаешь русский шансон, то создаётся впечатление, что тюрьма ‒ самое чудесное место на земле, где сидят талантливые образованные люди, крепко любящие своих мам.

Интересен русский язык. Твою ‒ литературное слово, мать ‒ тоже, а вместе ‒ ругательство!

— Я думал, русские девушки как-то по-другому выглядят. ‒ Извини, я кокошник дома забыла…

В России 100 000 евреев, из них 30 ‒ миллиардеры. В Израиле 5 миллионов евреев, из них только 3 миллиардера. Вывод: Евреи таки не умные, это русские тупые.

Русские анекдоты о хохлах, которые они о себе не рассказывают.

Предложили хохлу большое ведро яблок ‒ угощайся. Тот стал их быстро поедать. Мыкола, неужели все съешь? З’їм, якщо не з’їм, так понадкусую.

Едут в одном купе москаль и хохол. Пришло время ужина. Москаль достает колбасу, хохол спрашивает: Шо це таке? Ніколи не бачив. Можна спробувати? ‒ На, пробуй. Доели вместе. Потом хохол достает шмат сала и начинает есть. Москаль говорит: Можно попробовать? ‒ А що його пробувати: сало воно і є сало…

Собрал царь американца, француза и украинца и говорит; у нас земли много, пропадает без хозяев. Возьмите по лошади и до куда доскачете ‒ земля ваша будет.
Американец сел на лошадь. Скачет, скачет, час, два, три. Оглянулся не видно царя. Ну, думает, хватит. Француз скачет час, два, три, четыре. Лошадь взмокла, пена на губах. Ну ладно, думает, ‒ хватит.
Хохол скачет, скачет, час, два, день, два… Лошадь упала, а он бежит, бежит, бежит… бежать уже не может ‒ ползет, ползет, ползет, уже и ползти не может, из последних сил кидает свою шапку в перед со словами: «А це пiд помидоры».

— Бачишь, як москали называють наш борщъ?
— Як?
— Пе-е-ервое (издевательски)
— Повбывав бы гадив.

Зібралися справжніэ украiiнці-депутати:
-Хлопці,- пытаэ одын сурово ‒ серед вас москалі э?
-Ні, немаэ.
-Точно нэма москалів?
-Так, немаэ.
-Ну, тогда перейдём на русский, так удобнее…

В троллейбус во Львове заходит «бандеровец» с обрезом и сумрачно глядя на пассажиров спрашивает ‒ а кажите минэ, панове, скильки зараз годын? ‒ 10 годын 15 хвилин! ‒ вскакивает студент-африканец. ‒ Та ты сидай, хлопчик, и так бачу шо ты не москаль.

Хохол снимает со стены хаты ружье и куда-то собирается.
— Ти куди, Петро, зібрався? ‒ спрашивает его жена.
— Та піду трохи москалів постріляю.
— Ану, як вони тебе?
— А мені та за що?

Всё это, конечно, утрировано и не свойственно всему народу, но если это типично хотя бы для части обывателей только данного народа ‒ это становится его анекдотической «национальной» характеристикой. Хотя и на Украине хватает алкоголиков и лентяев, а в России ‒ эгоистов и урапатриотов.

Уже несколько лет на Украине господствуют такие персонажи анекдотов ‒ дерусификаторы с обрезами и без, причем с поощрения власти, которая, следовательно, тоже такая. Это они убили Олеся Бузину за его малороссийскую русскость, как и тысячи других. Это они устроили водную блокаду Крыма, устроили геноцид жителям Донбасса, объявив их оккупированными, но при этом лишив заработанных трудовых пенсий. Это они упрямо пытаются сохранить чужие земли ‒ украденные интернационалистами-богоборцами у русского народа и подаренные им как плата за лояльность делу коммунизма. (А приобретение заведомо краденого и награбленного во всех странах считается уголовным преступлением.) И даже видя нежелание русского народа подчиняться их антирусским законам на этих землях («Україна це Європа» ‒ но при этом цинично нарушаются европейские конвенции о правах человека и меньшинств и принципы ООН о самоопределении народов), они, в том числе считающие себя христианами, не имеют элементарной человеческой совести, чтобы вернуть чужое и уважить свободу донбасских пленников коммунизма, восстановить христианскую справедливость. И вместо этого устраивают АТО, но понимая, что таким способом Донбасс не проглотят, мстительно бомбят его жилые дома, инфраструктуру, электро- и водоснабжение, и фабрикуют для западных СМИ видеосъемки, как якобы донбасские агрессоры бомбят сами себя и детские садики на Украине… Это иллюстрация анекдота: «Не з’їм, так понакусую»… Только «надкусывают» они уже жизни людей…

И Запад их в этом поощряет, финансирует, снабжает оружием и выставляет страдальцами, за агрессию против которых в мiре раздувается русофобская истерия в населении (уже и против ученых, спортсменов, музыкантов, шоферов-дальнобойщиков, студентов, даже против российских кошек; не обслуживают русских в ресторанах, не принимают в гостиницы, отказали в лечении детей, больных раком)… Взамен Украина стремится совсем уж лечь под НАТО, предоставив себя в качестве ядерного плацдарма против России. Именно поэтому Путин, переборов свой восьмилетний компрадорский страх перед санкциями, решился на ввод войск. Жаль, что это потребует потерь в обеих частях нашего разделенного и оболваненного народа, бывшего ранее единым. Если бы Путин сделал это хотя бы весной 2014 года, имея на то легитимную просьбу свергнутого президента, всем нам было бы лучше и обошлось бы без человеческих жертв (с тех пор 14 000 только в Донбассе). А еще лучше фантастическая мечта, чтобы в 1991 году с падением коммунистической власти были бы пересмотрены все ее антинародные результаты…

Сейчас именно персонажи приведенных анекдотов про «хохлов» обстреливают свои города, выдавая это за обстрелы российской армии. Это они ставят артиллерию в жилых кварталах, прикрываясь своими людьми как живым щитом. Это они убивают своих граждан, пытающихся бежать из окруженных городов. Это они убивают своих сослуживцев, пытающихся сложить оружие, и устраивают им заградотряды. Это они раздали оружие социально близким уголовникам, выпущенным из тюрем для террироризирования своего населения и списывая жертвы на агрессию москалей… Это они разрушают жилые дома и инфраструктуру при отступлении, выдавая это за разрушения российской армией… Всё это ‒ безспорно установленные факты.

Антирусская истерия, начавшаяся с 2014 года, особенно поражает в массовых беснованиях детей на Украине: «Москаляку на гиляку!», «Хто не скаче — той москаль!» (Что делает пропаганда с украинскими детьми)… Вот как далеко зашло расхождение в наших «национальных» характерах…
Если вы хотите быть действительно свободными и независимыми христианами…

Итак, нашего общего Третьего Рима больше нет… Но и антихрист еще не объявился, хотя чувствуется его близкое дыхание… Сатана начал последний этап Мiровой войны. Как мы к этому относимся? По какую сторону линии фронта мы выбираем в ней свое место?

Можно допустить, что, несмотря на искусственный генезис украинства, тем не менее в ХХ веке образовалась часть украинского народа, искренне считающая свое украинство национальностью и любящая свою родину.

Уважая ваше право на эти чувства, уместно всё же обратить ваше внимание на то, что огромная часть населения нынешней Украины не имеет такого украинского национального самосознания, в том числе миллионы сознающих себя исконно русскими ‒ зачем вы навязываете его им запретом русского языка в общественной жизни, и всё больше ‒ силою оружия, репрессиями и убийствами? Ведь именно по этой причине сейчас на Украине идет война, и начата она вашими правителями по инициативе их заокеанских начальников. Неужели Вы до сих пор не понимаете, кем и в каких целях ваши национальные чувства используются?

Не раз я писал и даже говорил вашим видным деятелям-ученым лично (на конференции в Киеве в 2005 году), что можно было бы приветствовать независимость вашей страны, если бы она и для всего русского народа и для Европы стала примерным оплотом христианских сил, сопротивляющихся Новому мiровому порядку и его расчеловечению человечества. Но ведь происходит обратное: неужели вы не видите, что в своей незалежности нынешние правители Украины управляются врагами всего христианского мiра, строителями Нового мiрового порядка, которым Украина нужна лишь как плацдарм против России? Это стало для Путина главной причиной нынешнего вооруженного обострения: он опасается расширения на Украину власти геополитических противников РФ, которые уже прямо подчинили себе Украину в 2014 году, готовя ее народ к войне против России.

Что вам дала такая ваша незалежность, кроме обогащения миллиардеров типа Порошенка и Коломойского? Вы отказались от общей судьбы с Россией, от ее ресурсов, и с 1991 г. ваша экономика только разрушалась. Но почему вы не сознаете того, что в этом и во всех ваших нынешних бедах виноваты ваши правители, а не не Олигархат РФ, тоже признавший ленинско-сталинские границы государственными, ради торговли газом долго пытавшийся с вами «жить дружно» и финансово поддерживавший вашу экономику даже в ходе АТО (поставками военных запчастей, горючего и кредитами), закрывавший глаза на дискриминацию русского языка, даже депортировавший в украинские тюрьмы бежавших в РФ украинских политэмигрантов, ‒ чтобы не ссориться с теми же сильными мiра сего?

К тому же, к сожалению, ваше национальное самосознание у очень многих заражено укромифологией арийства якобы «в отличие от москалей» (я с этим, к сожалению, лично столкнулся) и русофобской трактовкой голодомора), ‒ и это не может быть излечено ни при нынешних ваших марионеточных правителях, ни при нынешних боссах Олигархата РФ, для которых само слово «националисты» имеет исключительно отрицательный смысл (хотя это не обязательно так; оно нуждается в оговорках; впрочем я его не использую как понижающее и порою искажающее шкалу ценностей).

Пропагандисты и правители с нашей российской стороны помогают вам тем, что тоже ведут себя как манкурты, которых о. Лев Лебедев справедливо не считал русскими. Это они советизировали новороссийское сопротивление, убив и устранив от командования его достойных вождей Русской весны 2014 года, навязав Донбассу советскую символику (мерзкий греб ЛНР с масонско-коммунистической пентаграммой) и советскую историографию облагороженной «победы над фашизмом» (победы компартии посредством народного «пушечного мяса» в 40 миллионов жизней, в том числе и победы над собственным народом). Это они в лениноповале (и в прочей «бандеровщине») не в состоянии отделить понятный антисоветизм от антирусскости, соединяя воедино то и другое ‒ для дискредитации России. Это они питают русофобию на Украине, оправдывая голодомор 1930-х (всесоюзную войну компартии против крестьянства для его покорения) то погодным следствием неурожая, то следствием крестьянских восстаний, то объявляют это клеветническими происками империализма и «солженицынской клеветой».

Но и вы не хотите в «бандеровщине» отделить понятный антикоммунизм от преступлений против русских, поляков и других народов, покрывая и себя пролитой тогда кровью невинных жертв. Вы не видите и того, что русский народ стал первой жертвой коммунистического режима и после революции сопротивлялся ему более всех других. И вам и нам необходимо разобраться в революции, сущности советского режима, в ВОВ (ее инициаторах и главных победителях) и в частности ‒ с бандеровцами. Так же, как лживая советская трактовка Второй мiровой войны препятствует нашему взаимопониманию с немцами и восточноевропейскими народами, так и лживая американская, и русофобская «бандеровская» трактовки этой войны затуманивают ее сущность как важнейшего этапа подготовки антихристианского Нового мiрового порядка.

Нынешняя русско-украинская война началась не Путиным 24 февраля 2022 года. Она идет в разных формах с 1918 года, даже если в ней участвовали разные силы и с разной степенью осознания происходящего. И, к сожалению, нынешний виток этой войны, начатый опять-таки не Путиным, создает дополнительное препятствие осознанию вами (но не православными русскими патриотами) необходимости восстановления исторической справедливости: Единственно легитимные и богоугодные принципы разрешения «украинского вопроса». Мы понимаем, что если и есть еще в мiре возможность отсрочить приход антихриста, то только посредством восстановления исторической России. Пусть и на малой территории на малое время ‒ для спасения последних тех, кто еще ищет этого.

Понимаю, что этим обращением к вам сейчас могу вызвать только раздражение. Но святые отцы учат, что то не любовь, если не говорить правды согрешающим собратьям из нежелания их обидеть, любовь ‒ это говорить правду для их образумления и спасения, каким бы горьким это лекарство не было. Может быть, кто-то из вас, повзослев и помудрев, захочет узнать свою настоящую родословную? Как это случается с приемными детьми в неродных семьях, даже с русскими детьми, проданными в другие страны, у которых позже возникает такая потребность познать свой онтологический корень в Божией ткани бытия.

Вас соблазнил сатана на войну не против «чекиста Путина», нашего временного правителя, а против исторической России ‒ Третьего Рима, ибо соблазнил давно. Но в православном народе даже в нынешней олигархической несвободной России еще сохраняется, путь и малая, надежда на воссоздание богоугодной государственности перед концом времен, если мы покаемся в своем революционном грехе, к которому и вы вместе с нами причастны. Давайте стремиться к этому вместе, чтобы получить Божию помощь, а не надеяться получить пропуск в Новый мiровой порядок ‒ царство антихриста. В нем правящим будет только один народ, который этого антихриста ждет и молится о его воцарении. А вам за нынешнюю услужливость он заплатит черепками.

М.В. Назаров
2 марта 2022

источник

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s