Виктор Правдюк. ДЕКАБРЬ 1943 ГОДА

Тегеранская конференция трёх великих держав должна была завершиться 2 декабря. Но в Иране пошёл сильный снег, плотные низкие облака сгустились над Тегераном, и это заставило президента Рузвельта поторопиться с отлётом. Поздним вечером 1 декабря была подписана совместная Тегеранская декларация трёх держав. В ней было много прекрасных слов, в ней была уверенность в победе и утверждалось, что США, Великобритания и Советский Союз продолжат совместную работу и в послевоенное время. «Взаимопонимание, достигнутое нами здесь, гарантирует нам победу», — говорилось в декларации, которая заканчивалась так: «Мы прибыли сюда с надеждой и решимостью, мы уезжаем отсюда действительными друзьями по духу и цели». Из важнейших решений Тегеранской конференции следует отметить твёрдое обещание, которое западные лидеры дали Сталину по поводу десантной операции и открытия Второго фронта в Европе. Он будет открыт не позднее мая 1944 года. Правда, Черчилль пытался передвинуть эту операцию на август 44-го года, но Рузвельт и Сталин не согласились с ним. Сталин настойчиво посоветовал Рузвельту и Черчиллю назначить главнокомандующего объединёнными войсками, предназначенными для высадки во Франции. Черчилль и Рузвельт последовали этому совету. Президент Соединённых Штатов Америки после Тегеранской конференции 5 декабря назначил генерала Эйзенхауэра главнокомандующим англо-американскими войсками.

На конференции обсуждалось и послевоенное устройство мира, и организация, которую надо было учредить. Сегодня она называется Организация Объединённых Наций (ООН). Черчилль и Рузвельт предложили после победы расчленить Германию на пять государств. Сталин посоветовал не торопиться и вернуться к этому вопросу в будущем. Камнем преткновения на конференции была Польша, когда обсуждалось будущее устройство польского государства, отношение к её эмигрантскому правительству и её границы. Черчилль «великодушно» согласился обсуждать проблемы Польши без участия поляков, и Большая Тройка решила, что если Советский Союз претендует на определённые польские земли, то компенсацию Польша получит за счёт германских земель. Будущие победители не особенно церемонились. Когда Сталин провожал Рузвельта из советского посольства в тегеранский аэропорт, президент Соединённых Штатов сказал: «Я уверен, что мы здесь хорошо поработали. Совместные решения обеспечат нам победу». Цитирую по книге Валентина Бережкова «Страницы дипломатической истории». Сталин ответил: «И теперь уже никто не усомнится в том, что победа за нами».

В начале декабря на Украине ударили морозы, окрепли размокшие, разбитые во фронтовой зоне дороги. Западнее Киева продолжались упорные сражения. 1-й Украинский фронт с трудом отражал атаки немецких танковых дивизий. Фельдмаршал Манштейн умело использовал усталость войск генерала Ватутина, их неготовность к обороне и, не имея общего превосходства в людях и технике, за счёт концентрации и манёвра танковыми группами 6 декабря вновь овладел Житомиром. 9 декабря Сталин издал беспрецедентный приказ, в котором предписывалось командующему соседним Белорусским фронтом Константину Рокоссовскому немедленно выехать в качестве представителя Ставки с широкими полномочиями в штаб 1-го Украинского фронта и разобраться с тем, что делается для ликвидации прорыва противника. Хорошо, что это был Рокоссовский, умный и тактичный. Его беседа с Николаем Ватутиным прошла в дружеском тоне и никакими оргвыводами для командующего фронтом не грозила… А если бы Сталин послал Мехлиса? В штабе 1-го Украинского фронта обязательно нашлись бы «предатели». Или маршала Жукова? Тогда были бы поспешно предприняты контрудары по образу и подобию лета 41-го года, и погибли бы ещё с десяток тысяч русских людей, которых «браконьер русского народа» (слова Виктора Астафьева) никогда не жалел. Могла бы приехать и комиссия в составе Булганина и Маленкова, и чем бы это закончилось для Ватутина и его штаба? А в запасе у Джугашвили был ещё Лаврентий Берия… У Ватутина в резерве было достаточно танков и противотанковой артиллерии, и они с Рокоссовским в спокойной атмосфере нашли способ остановить Манштейна и нанести ему в ближайшее время хорошо подготовленный удар. 14 декабря Сталин в приказе резюмировал: «Командование 1-го Украинского фронта, несмотря на наличие превосходящих сил в составе фронта, обрекло фронт на пассивность вследствие неумения руководить войсками фронта. Такое нетерпимое положение привело к тому, что противник получил возможность свободно маневрировать по всему фронту одной имеющейся у него группой танков».

Войска Ватутина отступили к Киеву на 30-35 километров в результате немецкого контрудара под Житомиром, но тем не менее, фронт успел накопить силы, пополниться людьми и техникой, и 24 декабря советские войска вновь нанесли новый удар по шоссе Киев-Житомир, чтобы взять реванш за ноябрьскую неудачу. В ходе этого контрудара под Житомиром Ватутин задействовал около 20 стрелковых дивизий, 6 танковых и механизированных корпусов, три армии 1-го Украинского фронта наступали вдоль шоссе Киев-Житомир. Противопоставить этому удару Манштейн мог только свой 48-й танковый корпус, который сохранил высокие боевые качества, но был малочисленным в сравнении с армиями 1-го Украинского фронта. Во второй половине декабря всё немецкое южное крыло Восточного фронта переживало критические дни. Три немецкие армии от Никополя на юге до Коростыня на севере пытались удержать громадный фронт, что было, конечно, невозможным. Манштейн настаивал на эвакуации Крыма и Никополя, но Гитлер упорно требовал защищать эти территории, считая их потерю большим ущербом по политическим и экономическим соображениям. Однако Манштейн, не дожидаясь приказа фюрера, сам начал сокращать линию фронта.

Успешно действовал в эти дни сосед Ватутина 2-й Украинский фронт генерала Ивана Конева. Распутица долго мешала ему использовать мощную 5-ю гвардейскую танковую армию генерала Павла Ротмистрова, но в декабре танкисты своего добились, вышибив немцев из Черкасс. У 2-го Украинского фронта появились хорошие перспективы окружить немецкую группировку юго-западнее Киева…

Одним из инициаторов создания танковых армий был Павел Алексеевич Ротмистров. Родился в 1901 году. Закончил военную академию имени Фрунзе. Службу в танковых войсках начал в 1939 году. В Зимней войне с Финляндией был начальником штаба 3-го механизированного корпуса. На пятый день войны с Германией Ротмистров попал в окружение, из которого вышел к своим через два месяца. Неоднократно попадал под подозрение компетентных органов. Успешно командовал 8-й танковой бригадой в битве за Москву. В боях под Сталинградом 7-й танковый корпус Ротмистрова понёс большие потери, за что его едва не арестовала комиссия во главе с Маленковым. Но в наступательной сталинградской операции корпус Павла Алексеевича сыграл значительную роль в разгроме Котельниковской группировки Вермахта. На Курской дуге Ротмистров испытал полный разгром своей 5-й гвардейской танковой армии. К концу 1943 года генерал-лейтенант Павел Ротмистров являлся одним из самых опытных советских танковых командующих.

Сталин уезжал из Тегерана последним из Большой Тройки. Сначала он перелетел на самолёте в Баку, где сел в специальный поезд и состав двинулся на север. Остановку и стоянку в пути сделали одну: Сталин решил осмотреть разрушенный Сталинград, город, в котором год тому назад кипели бои за каждый дом. Черчилль позднее предложит не восстанавливать разрушенный Сталинград, оставить его вечным памятником русского мужества и доблести, но Сталин не согласится. Ещё бы! Оставить развалины на Волге – значит, подвергать сомнению его мудрость и возбуждать вечный вопрос: а кто виноват, что эти развалины появились на Волге, кто виноват, что немцы дошли до Волги? О чём думал Сталин и что говорил своим подельникам, глядя на развалины Царицына, в котором комиссар Джугашвили бывал в годы гражданской войны… Самокритика была ему не присуща… 6 декабря поезд Сталина остановился на неприметной подмосковной станции, вождь вышел из вагона, сел в чёрный лимузин и уехал в Кремль. И только 7 декабря советские газеты сообщили, что в Тегеране состоялась встреча Сталина, Черчилля и Рузвельта.

На Тегеранской конференции Большая Тройка настойчиво стремилась привлечь на свою сторону Турцию. При малейшем успехе в этом направлении можно было бы оказать дипломатическое давление и на Болгарию. Но президент Турции Исмет Иненю твёрдо стоял на позиции нейтралитета, и в конце 43-го года ещё не был уверен в том, что Германия будет разгромлена. После Тегерана западные лидеры встретились в Каире, где провели Вторую Каирскую конференцию. 4 декабря в Каир прибыла турецкая делегация. И начались тройственные англо-американо-турецкие переговоры. В ходе обмена мнениями турецкие дипломаты занимали очень осторожную позицию. Образ сильной и несгибаемой Германии по-прежнему оказывал влияние на позицию турецкого руководства. Но вспомним, что был уже не 41-й год, заканчивался год 1943-й. Поэтому после выхода Италии из войны, после тяжёлых поражений Вермахта в Советской России позиция турецкого руководства начинала меняться… И хотя на переговорах в Каире каких-то существенных договорённостей достигнуто не было, Турция никаких обязательств на себя не взяла, но практически сразу после каирской встречи англичане начали подготовку к операции «Сатурн», которая предполагала совместные действия союзников в том случае, если Турция вступит в войну на стороне антигитлеровской коалиции.

В очень тяжёлом положении оказались советские десантники, захватившие в конце ноября в Крыму в районе Керчи у посёлка Эльтиген небольшой плацдарм. Немецкие войска 17-й армии блокировали десант, состоявший из офицеров и солдат 318 стрелковой дивизии. Противник успешно использовал быстроходные десантные баржи, вооружённые двумя 88-миллиметровыми орудиями. Черноморский флот при всём своём превосходстве ничего не смог противопоставить «ночным немецким ведьмам», как прозвали БДБ солдаты и офицеры, отчаянно сражавшиеся на небольшом клочке крымской земли. В декабре положение Эльтигенского десанта стало безнадёжным. 6 декабря уцелевшие десантники во главе с полковником Гладковым ночью сумели прорваться в район города Керчи, но после упорного боя были истреблены, за исключением небольшой группы, которую вывезли катера Черноморского флота.

В течение 1943 года Германия потеряла 263 подводные лодки. Для сравнения, в предыдущем 42-м году погибли 108 германских субмарин. Кризис германского подводного флота был связан прежде всего с техническим обеспечением. Противолодочная техника на боевых кораблях и самолётах развивалась значительно быстрее, чем усовершенствовались подводные немецкие корабли. В Атлантике с сентября по декабрь союзники потеряли всего 33 судна, уничтожив за это время 52 подводные лодки противника. Правда, необходимо учесть, что на поиски и уничтожение субмарин союзники тратили огромные материальные средства. К примеру, с 5-го ноября по 25-е декабря 43-го года в Карибском море совершала рейд германская подводная лодка У-516. Для поиска субмарины американцы задействовали 30 кораблей противолодочной обороны и около 45 самолётов. Тем не менее, У-516 потопила семь судов, из них два танкера с горючим. У-516 повезло, она сумела вернуться на базу во французский порт Лориан.

2 декабря немецкая авиация совершила неожиданный концентрированный налёт на итальянский город Бари, ставший одним из базовых портов союзников. Бомбардировку эту называют «европейским Перл-Харбором». Были потоплены более 70 кораблей и судов, ещё несколько десятков получили повреждения. Немецкие бомбы уничтожили громадные запасы снаряжения, военной техники и боеприпасов. Этот воздушный удар почти на целый месяц остановил наступление союзников в Италии. Надо сказать, к чести немецких лётчиков, что в отличие от союзной авиации, «по площадям жилых кварталов города Бари» германские бомбы не падали. В целом подобные подвиги пилоты Люфтваффе совершали теперь всё реже и реже. Надежды на будущее германские асы связывали теперь с новой авиационной техникой. Она у них уже была. Но…

Неожиданно затормозилось производство германского реактивного самолёта МЕ-262, уже прошедшего полётные испытания. Реактивного истребителя, явно превосходившего по своим техническим возможностям всех своих соперников в небе войны. 26 ноября в Восточной Пруссии, на аэродроме города Инстербурга самолёт был продемонстрирован Гитлеру. Фюрер пришёл в восторг и спросил у профессора Вилли Мессершмидта: «Может ли этот самолёт нести бомбы?» Профессор неосторожно ответил: «Да, мой фюрер, в принципе это возможно». Это был роковой ответ. Гитлер пришёл в экстаз и закричал, что он давно мечтал иметь скоростной бомбардировщик для налётов возмездия на Англию. И приказал переделать истребитель в бомбардировщик. Никакие аргументы уже не могли переубедить Гитлера, фюрер был одержим манией возмездия за разрушенные англо-американской авиацией германские города…

1 декабря Гитлер подписал директиву о формировании 65-го армейского корпуса специального назначения. Корпус предназначался для ракетных ударов по английским городам с помощью ракет ФАУ-1 и ФАУ-2.

После войны известный немецкий эксперт, лётчик-ас генерал-майор Адольф Галланд заявил: «Я верю, что, если бы «Мессершмидт-262» в 1943 году был принят на вооружение как истребитель, это могло бы изменить ход воздушной войны. Триста МЕ-262, пилотируемые лучшими лётчиками-истребителями Люфтваффе, могли оказать существенное влияние на ход боевых действий в Европе». Выдающийся немецкий ас Галланд, видимо, всё-таки преувеличивал роль новой техники, хотя реактивный истребитель, безусловно, занял бы лидирующее положение, если бы появился в небе в 1943 году. Но проблема состояла ещё и в другом: а сколько реактивных МЕ-262 могла тогда произвести германская промышленность?

В конце декабря Германия потеряла один из своих ударных линейных кораблей. 24 декабря линкор «Шарнхорст» в сопровождении пяти эскадренных миноносцев вышел из Альтен-фиорда на севере Норвегии на перехват двух арктических конвоев союзников. Полярная ночь и штормовая погода увеличивала преимущества эскадры британского флота, имевшего более мощные радары. 26 декабря «Шарнхорст» был обнаружен английской эскадрой, и после короткой перестрелки германский корабль изменил курс и вышел из боя. Немецкий адмирал Бем, возглавлявший рейдовую группу, приказал своим пяти эсминцам начать поиск судов конвоев. Английские корабли следили за «Шарнхорстом» на экранах своих радиолокационных станций. Вечером 26 декабря германский линкор был окружён британскими крейсерами и линкорами. «Шарнхорст» несколькими залпами накрыл английский линкор «Дюк оф Йорк», но и сам получил тяжёлые повреждения. Судьбу германского рейдера решили эсминцы противника. После попадания трёх или четырёх торпед «Шарнхорст» потерял скорость, был расстрелян британской эскадрой и затонул. Из его экипажа из воды было подобрано всего 36 человек.

В ночь с 31 декабря на 1 января 1944 года по всесоюзному радио впервые был исполнен новый гимн Советского Союза. Как известно, в Императорской России было несколько гимнов. Кроме гимна «Боже, Царя храни», который исполнялся с 1833 года, был ещё национальный гимн «Коль славен наш Господь в Сионе», который вызванивался курантами Спасской башни Кремля вплоть до 1917 года. С началом большевицкого периода официальным гимном Советской России, а затем и Советского Союза стал «Интернационал». В 1943 году Сталин решил поменять государственный гимн. Это событие стояло в таком ряду, как роспуск Коминтерна, учреждение орденов Суворова и Ушакова, возвращение погон в Красную армию. Бандиты, захватившие власть в России, стремились облагородить себя и привязать к вековым традициям русского народа. Был у Сталина и ещё один резон: Черчиллю и Рузвельту, их министрам было не очень приятно стоять и слушать «Интернационал», гимн, в котором лидеры западного мира приговорены к смерти, если не в данный момент, то обязательно в ближайшем будущем.

Правительства СССР, США и Великобритании признали Национальный комитет маршала Тито в качестве полномочного представителя народов Югославии. Интересно, как у этих кровожадных выскочек рождаются титулы: Тито ещё не одержал ни одной победы, только бегал и прятался от немцев, а уже маршал!

22 декабря Гитлер приказывает ввести в Вермахте должности офицеров по национал-социалистическому воспитанию. Без недрёманого комиссарского ока не может обойтись ни один тиран в мире. И вот в германской армии тоже появляются комиссары эпохи гражданской войны в России. Полезный опыт плавно перетекает от коммунистов к нацистам. А в нынешней «эрэфии» нас всё время заклинают: только не сравнивайте коммунистов с нацистами, только не ставьте в один ряд Гитлера и Ленина, Гиммлера и Сталина. Так они же там, в преисподней, в одном ряду уже давно стоят! Вот вглядываюсь в них, нет, коммунисты гораздо страшнее и омерзительнее нацистов, которых тоже симпатичными и гуманными не назовёшь…

В середине декабря 8-я воздушная американская армия установила рекорд: одновременно в воздухе над Германией находились 3546 бомбардировщиков, сбросивших бомбы на немецкую землю и города.

На Украине продолжалось наступление советских фронтов. 4-й Украинский фронт 20 декабря освободил Херсон. 1-й Украинский фронт генерала Ватутина перешёл в контрнаступление, перехватил инициативу и после прорыва немецкой обороны на широком фронте в последний день декабря вновь овладел Житомиром. Фельдмаршал Манштейн срочно вылетел в Ставку Гитлера, но фюрер отказал командующему группой армий «Юг» в подкреплениях, сославшись на возможную высадку союзников во Франции.

Немцы отступали организованно сначала к Житомиру, а затем к Ровно, но не позволили окружить ни одной своей дивизии. Служивший тогда в 48-м танковом корпусе генерал Франц Меллентин в своей книге «История танковых сражений» так оценивал бои западнее Киева в последнюю неделю декабря 43-го года: «Благодаря упорству и уверенному руководству со стороны командующего 4-й танковой армией генерал-полковника Рауса, опасное положение было ликвидировано, хотя противник сумел 31 декабря занять Житомир, а 3 января выйти на польскую границу 1939 года, его наступательный порыв иссяк». В историю боёв западнее Киева необходимо добавить ещё одну немаловажную деталь. Во второй половине декабря 43-го года генерал Николай Фёдорович Ватутин получил предупреждение от компетентных органов о том, что, продвигаясь по правобережной Украине, войска 1-го Украинского фронта приближаются к полосе активных боевых действий отрядов Украинской повстанческой армии (УПА). Ватутин от этих предупреждений отмахнулся, так как ни одного повстанца из УПА советские солдаты ещё не видели…

26 декабря 50-летний юбилей отмечал лидер китайских коммунистов Мао Цзедун. В 1931 году Мао стал председателем коммунистической партии Китая и с тех пор с помощью ювелирной фракционной борьбы отодвинул в тень всех претендентов на власть. Председатель умел убеждать и подчинять людей, прекрасно знал древнюю китайскую философию и литературу, и всегда считал национальные китайские традиции и культуру мировой вершиной. Мао по сути своей не являлся последовательным марксистом, он строил свою тактику, исходя из конкретных обстоятельств. Во время Второй мировой Мао вёл партизанскую войну, опираясь на китайских крестьян, как против японских оккупантов, так и против гоминдановского правительства Чан Кайши. К своему 50-летию Мао Цзедун и его сторонники твёрдо держали в своих руках коммунистическую партию Китая.

В декабре в Харькове состоялся судебный процесс, который назывался так: «Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории Харькова и Харьковской области в период временной оккупации». Советские газеты очень подробно освещали Харьковский процесс, выделяя ему целые полосы. Этот суд был нужен не только как пропагандистская кампания, не только как очередная прививка ненависти к врагу, но и как предупреждение оккупантам, которые занимали ещё немалую территорию Советского Союза; предупреждение о неизбежном возмездии тем, кто совершал преступления против человечности. На скамье подсудимых сидели четверо: три офицера СС и бывший красноармеец, ныне военнопленный и водитель автодушегубки, участник расстрелов Михаил Буланов. Подробности уничтожения 30 тысяч советских граждан, в основном евреев по национальности, приводились на процессе душераздирающие. Все четверо подсудимых были приговорены к смертной казни. Необходимо заметить, что самые чудовищные – с учётом активного участия местного населения — убийства евреев происходили на территории Украины и Польши…

И в заключение сухие, но очень красноречивые выразительные цифры: в течение 1943 года было произведено самолётов:

Германия — 25094,

Великобритания -26263,

СССР — 34645,

США — 85898,

Япония – 16393 самолёта.

Провидение, возможно, и помогало Гитлеру, но небо перешло под полный контроль союзников.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

_____________________

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s