Виктор Правдюк. МАРТ 1944 ГОДА

К весне 1944 года в стане союзников по антигитлеровской коалиции обострилась проблема воссоздания будущего польского государства, разгромленного в 1939 году совместными усилиями Германии и Советского Союза. Президента Рузвельта этот вопрос занимал в меньшей степени, но Черчилль и Сталин в марте в своей переписке обменивались тяжёлыми ударами. Премьер-министр Великобритании отошёл от договорённостей в Тегеране и снова попытался пересмотреть границы будущей Польши с включением в неё (по требованию эмигрантского польского правительства в Лондоне) городов Вильно и Львова с прилегающими областями. Поляки хотели получить и немецкую Восточную Пруссию вместе с городом Кёнигсбергом. Это был уже перебор, и Сталин с возмущением отверг даже возможность обсуждения проблемы в такой редакции и твёрдо заявил в своём послании, что Вильно теперь является столицей Литвы, разумеется, советской, Львов входит в состав Советской Украины, а Кёнигсберг и Восточная Пруссия согласно Тегеранским соглашениям войдут в качестве компенсации и трофея в состав Советского Союза.

23 марта Сталин лично и секретно писал Черчиллю: «Вы заявляете в послании от 7 марта, что вопрос о советско-польской границе придётся отложить до созыва конференции о перемирии. Я думаю, что мы имеем здесь дело с каким-то недоразумением. Советский Союз не воюет и не намерен воевать с Польшей. Советский Союз не имеет никакого конфликта с польским народом и считает себя союзником Польши и польского народа. Именно поэтому Советский Союз проливает кровь ради освобождения Польши от немецкого гнёта». Конечно, Черчилль мог бы вспомнить сентябрь 1939 года, но этого сэр Уинстон себе не позволил, потому что весной 44-го года он боялся возможного ещё сепаратного мира между Сталиным и Гитлером. Сколько британской и американской крови пришлось бы тогда пролить для весьма проблематичной победы над Германией, которую одними воздушными налётами вряд ли удалось бы достичь! Но суть этой острой полемики двух лидеров была очень простой: Черчилль боялся установления советской власти в Польше, а Сталин этого страстно желал…

К тому же, в конце концов, к границам Польши приближалась Красная армия, а не британский экспедиционный корпус. Именно это обстоятельство, а не обмен посланиями и разрешит бурный спор Черчилля и Сталина…

8 марта три японские дивизии начали наступление в Северо-Западной Бирме на границе с Индией. Японцы стремились перерезать единственную железную дорогу, по которой проходило снабжение британской армии. В течение всего марта шли упорные бои, две индийские дивизии были переброшены по воздуху, к концу месяца японская пехота вышла к железной дороге в районе города Имфала, чуть севернее его, где британцам удалось остановить наступление японцев.

Император Японии Хирохито был обеспокоен неудачами в войне на Тихом океане. Император предложил премьер-министру генералу Тодзио сократить линию фронта за счёт признания де-факто коммунистического Китая Мао Цзэдуна, который был готов выступить против войск Чан Кайши. Тодзио выразил согласие с императором и добавил, что дружба с Мао Цзэдуном будет хорошо оценена Советским Союзом. Правда, до заключения договора с китайскими коммунистами императорская Япония не дошла, возражали идейно убеждённые генералы и адмиралы, но очередное соглашение с Советской Россией в конце марта было заключено. На пять лет пролонгировалась советско-японская рыболовная конвенция и достигнута договорённость о постепенной ликвидации японских концессий на Северном Сахалине. В самой же Японии, на островах метрополии, готовились к беспощадной битве уже и на собственной земле. Укреплялся женский добровольческий корпус. Увеличивался рабочий день на военных предприятиях. Островная империя искала резервы для укрепления армии и флота.

В марте главы английской и американской миссий в Москве генералы Берроуз и Дин проинформировали Сталина о том, что на британских островах идёт интенсивное сосредоточение американских, канадских и английских войск. Сталину была известна шутка генерала Дуайта Эйзенхауэра, который заявил следующее: «Если бы этот остров (имелась в виду Англия), не поддерживался шарами-аэростатами воздушного заграждения, он давно бы пошёл на дно под тяжестью собранных на нём войск и вооружений». В Кремле с позитивной иронией воспринимали информацию о заявлении Черчилля, что он будет участником десантной операции, находясь на борту одного из кораблей флота Его Величества. Сталин, шутя, сказал Молотову, что это, пожалуй, задержит десантную операцию на полгода, уж очень долго любит Черчилль собираться…

«Тогда ж была голая зима без снега, и расталья была на Масленой неделе, а разводье было в Великое говенье», — писал о весне года Куликовской битвы историк Василий Татищев… Весна 1944 года случилась ранняя. Дороги на Украине развезло. Поля превратились в месиво. Мелкие речушки начали выходить из берегов. Солдаты промокли и продрогли до самых костей. По ночам ударяли заморозки и спящий солдат превращался в сосульку. В атаки ходили с трудом отрывая ноги от клейкой земляной массы. Падали в весеннюю грязь, но упрямо шли и шли, и шли… Где же найдётся такая сила, чтобы пересилила русскую силу?!

К середине марта немецкая группировка войск на Украине была разрезана на две части – севернее Припятских болот и южнее, на реке Буг. Связь между ними была возможна только через Румынию. К тому же германская 1-я танковая армия потеряла локтевую связь с 4-й танковой. Коротким мощным ударом войска 2-го Украинского фронта маршала Конева создали в сражении за Украину кризисную ситуацию для немцев. Но противник был ещё силён, воевать умел и, отступая, порой наносил чувствительные контрудары. В советских учебниках истории войны сообщается следующее: «В Умани войска 2-го Украинского фронта Конева захватили богатые трофеи, до 200 исправных «Тигров», «Фердинандов» и «Пантер». Всё это переписывается до сих пор, так и создаётся мнимая история войны. На самом деле, в марте 44-го года германский Вермахт потерял 19 «Пантер», 28 «Тигров» и всего три «Фердинанда». А вот среди войск маршала Конева 6-я танковая армия генерала Кравченко всего за четверо суток боёв, с 6 по 10 марта 44-го года, из 153 танков и самоходных установок потеряла 103 единицы бронетанковой техники и с оставшимися несколькими десятками машин была выведена в резерв фронта…

В полосе 1-го Украинского фронта, которым после ранения Ватутина командовал маршал Жуков, оборона противника была взломана по фронту на 180 километров и в глубину на расстояние от 25 до 30 километров. 9 марта войска 1-й ударной армии генерала Гречко взяли важный населённый пункт Старо-Константинов. Но затем под Тернополем после сильных контрударов, которые наносил по наступающим советским войскам 48-й танковый корпус Вермахта под командованием генерала Балка, Жуков предложил Ставке сделать перерыв в активных наступательных операциях, и только 21 марта войска 1-го Украинского фронта возобновили наступление. 29 марта части 1-й танковой армии генерала Михаила Катукова овладели чрезвычайно важным в стратегическом отношении городом Черновицы. После этого Жуков решил повернуть свою 4-ю танковую армию генерала Дмитрия Лелюшенко по направлению к Хотину.

На бескрайних просторах Тихого океана в начале марта американцы начали совместное наступление двух группировок. Войска генерала Дугласа Макартура в Юго-Западном районе имели задачу продвижения через северное побережье Новой Гвинеи к южной части Филиппинского архипелага. Морская пехота и флот Центрального района под командованием адмирала Честера Нимица должны были захватить к лету 44-го года Марианские острова, острова Сайпан, Тиниан и Гуам. Базируясь на этих островах, американская стратегическая авиация смогла бы наносить удары непосредственно по островам Японии. К этому времени американские ВВС получили новейший дорогостоящий девятиместный бомбардировщик Б-29 – «Суперлетающая крепость» с высотным потолком в 11.150 метров и дальностью полёта с полной бомбовой нагрузкой в 9 тонн в 3140 километров…

В течение марта войскам генерала Макартура удалось полностью уничтожить японские гарнизоны на островах Адмиралтейства.

Президент США Рузвельт в марте в своей директиве генералу Эйзенхауэру назначил его единолично ответственным за операцию «Оверлорд» и за обеспечение должного порядка и разумной законности после высадки союзников. Первоочередные задачи: 1. Нанести поражение Германии. 2. Освободить Францию как можно раньше. 3. Поощрять демократические методы и создавать условия для того, чтобы французский народ мог создать своё собственное правительство.

Подготовка операции «Оверлорд» — вторжение союзных войск на побережье Франции – набирала свои обороты. Через океан перебрасывались американские войска, проводилось интенсивное обучение войск, печатались карты французских прибрежных районов, накапливались арсеналы боеприпасов, суммировались разведывательные данные о противнике. 12 марта в письме к генералу Маршаллу, председателю англо-американского Объединённого комитета начальников штабов, Черчилль напишет следующее: «Я всё больше ожесточаюсь против этой операции по мере того как приближается срок её проведения». Что так беспокоило премьер-министра Великобритании? Конечно же, усиление мощи Советского Союза и очевидное влияние его на Центральную Европу. В марте 44-го года уже можно было предвидеть продвижение Красной армии в направлении Румынии и Болгарии, оккупацию Финляндии, возрастало присутствие СССР в Югославии. Черчилль стремился не допустить захвата власти коммунистами в Греции. Острые дебаты по польскому вопросу показали английскому премьеру, что Сталин церемониться не будет и возьмёт своё по праву сильного. Большевизация Европы представлялась Черчиллю большей бедой, чем продление существования Третьего Рейха. Но выхода из этого кризиса весной 44-го года не было, хотя британский премьер, возможно, если бы это зависело только от него, мог бы пойти и на заключение сепаратного мира с Германией в марте 44-го года. Но в англо-американском оркестре Черчилль не был первой скрипкой…

В Италии в марте основные боевые действия велись вокруг плацдарма союзников в Анцио и города Кассино на хорошо укреплённой немцами линии «Густава» в центре итальянского сапога. Плацдарм союзникам удалось удержать за счёт стойкости в боях 3-й американской пехотной дивизии. Дальнейшее продвижение к Риму зависело от прорыва линии «Густава» и взятия Кассино. Но там коса нашла на камень. Немцы тоже хорошо понимали значение этого города, и германские парашютисты уверенно отражали все атаки англо-американо-польско-французских войск.

Союзники бомбили в Италии железнодорожные узлы в районе Флоренции и Сиены, венецианский порт и Равенну. Несмотря на стремление к максимальной точности, бомбы не щадили и шедевры. 11 марта в Падуе пали жертвой бомбардировки фрески Мантеньи в церкви Эремитани, а росписи Джотто неподалёку чудом уцелели. В Равенне от взрыва бомбы выскочил из земли целым и невредимым саркофаг с телом Данте Алигьери и был торжественно перенесён в стоявшую рядом часовню…

Один из самых талантливых и оригинальных личностей и полководцев Второй мировой войны фельдмаршал Альберт Кессельринг, «улыбающийся Ал», как звали его солдаты, родился в 1885 году. В Первую мировую войну служил в артиллерии. В 1939 году перешёл в Люфтваффе, командовал воздушным флотом. В кратчайший срок освоил пилотирование нескольких типов самолётов. В период битвы за Англию воздушный флот Кессельринга понёс большие потери. После назначения фельдмаршала главнокомандующим немецкими войсками в Средиземноморье Кессельринг неоднократно летал из Италии в Африку за штурвалом спортивного самолётика, а однажды был сбит английским истребителем, но спасся на парашюте. Альберт Кессельринг блестяще провёл военную кампанию в Италии против превосходящих по численности и технике англо-американских армий. «Улыбающийся Ал» был любим солдатами и отличался независимостью суждений и личной храбростью.

В Берлине уже давно существовало беспокойство по поводу того, что руководство Венгрии установило контакты с союзными державами. Ещё в августе 43-го года сын премьер-министра Венгрии Кшиштоф Калаи встретился в Турции с британским дипломатом, которому был передан меморандум, из которого следовало, что как только англо-американские войска окажутся у границ Венгрии, Будапешт немедленно порвёт все отношения с Гитлером. В марте 44-го года Миклош Хорти был приглашён Гитлером в Германию, где венгерскому регенту было объявлено, что Третий Рейх намерен ввести в Венгрию свои войска. Гитлер при этом заявил, что он не желает терпеть, чтобы за его спиной, как в Италии, произошло новое предательство. Незадолго до полуночи 18 марта 44-го года 11 германских дивизий вошли на территорию Венгрии. Таким образом был приведён в действие план, вошедший в историю под кодовым названием «Маргерит-1». Хорти вернулся в Будапешт, формально сохраняя прежнюю власть, но реально новым правителем Венгрии стал германский посланник в Будапеште Эдмунд Везенмайер.

Правительство Советского Союза официально признало правительство маршала Бадольо в Италии.

Американская авиация впервые бомбила Вену.

Советский Союз в Стокгольме сообщил об условиях прекращения войны представителям Финляндии.

В последний день марта при неблагоприятных погодных условиях полёта пропал без вести японский самолёт, в котором вместе с другими пассажирами летел главнокомандующий Объединённым флотом Японии адмирал Минэити Кога.

На юге Украины продолжалось наступление 3-го Украинского фронта генерала Малиновского. 13 марта был освобождён Херсон. Продвижение войск фронта закончилось блокированием частей противника в Одессе и выходом к мощной водной преграде – реке Южный Буг. В эти же мартовские дни успешно наступали и войска 2-го Украинского фронта маршала Конева, достигшие реки Прут, и это значило, что советские войска оказались на пороге Румынии. В конце марта румынский диктатор Антонеску с изумлением писал Гитлеру: «Вернувшись домой, я увидел, что ситуация в Румынии выглядит совершенно другой в сравнении с тем, как она выглядела из немецкой Ставки, где я находился с дружественным визитом». Действительно, менее месяца отделяло Антонеску от полного крушения. Ещё в 1943 году левые партии создали так называемый «Патриотический фронт», который провозгласил своей целью выход Румынии из войны, свержение режима Антонеску, возвращение румынских войск с фронтов и полный разрыв с Германией. А в начале 44-го года к «Патриотическому фронту» стали проявлять интерес и либеральные партии, которые поняли, что если не они, а коммунисты и социал-демократы возглавят борьбу против Антонеску, то после поражения Германии Румыния может столкнутся с перспективой очередного социалистического эксперимента. За скорейший выход Румынии из войны высказывались и иерархи румынской православной церкви.

Пятая военная весна уже никого не радовала в Германии. Прошло время немецких побед и фанфар. Пропаганда теперь пугала немцев сибирским рабством, в ходу была геббельсовская формулировка, что «мир будет несравнимо страшнее ужасов войны, которые необходимо преодолеть Германии». Вермахт был надорван в непрерывных боях, и всё чаще демонстрировал свои слабости. Гитлер потерял доверие к армии и отдавал предпочтение формированиям СС. Но и СС уже не хватало солдат. Теперь в них принимали не только рослых белокурых арийцев, но и всех без отбора, лишь бы наскрести необходимое число добровольцев. Гиммлер теперь, обходя строй своих СС-новобранцев, хмурился. Разве о таких солдатах мечтал рейхсфюрер СС?

В течение двух мартовских дней, 20 и 21 марта, Гитлер проводил совещание с командующими германскими войсками на Западе. Присутствовали генерал-фельдмаршалы Рундштедт и Роммель, командующие армиями, расквартированными в Нидерландах и Франции, командиры танковых дивизий, представители Люфтваффе и военно-морского флота. Гитлер выступил с анализом обстановки на Западе и заявил, что союзники, благодаря господству на море, могут выбирать район и время вторжения на континент. По мнению фюрера, наиболее вероятными районами высадки является полуостров Котантен в Нормандии и район Бреста. Интуиция не обманывала Гитлера. В любом случае, сказал он, десант противника должен быть ликвидирован за несколько часов. Фюрер разделял идею фельдмаршала Роммеля о немедленной атаке десанта и сбрасывания его в море. Фельдмаршал Рундштедт, считавший, что контратаку необходимо провести на второй-третий день вторжения, промолчал. Рундштедт не умел и не любил спорить с Гитлером. К финалу своего доклада Гитлер впал в истерику и закричал, что нельзя допустить очередного избрания президентом Рузвельта, который должен закончить свои дни где-нибудь в тюрьме. С Черчиллем также будет покончено… Расправившись с лидерами союзников, Гитлер закрыл совещание…

На северном участке Восточного фронта после зимы выяснилось полное истощение людских, материальных и технических ресурсов Финляндии. В Суоми с большой тревогой ожидали лета, когда Красная армия начнёт поход в глубину финских земель. В марте финский зондаж по поводу условий возможного мирного соглашения продолжался. Финская делегация в обстановке особой секретности прибыла в Москву. Немецкий представитель при штабе финской армии генерал Эрфурт вспоминал: «Несмотря на все предосторожности, сохранить в тайне это событие не удалось. Но именно благодаря тому, что отправку делегации в Москву надо было держать в тайне, тем более сомнительным оказывалось положение германских ведомств в Финляндии. Финский министр иностранных дел не поставил в известность немецкого посланника об отправке делегации в Москву… Пребывание в Москве затянулось, и от этого положение германских ведомств стало ещё более неловким. Росла напряжённость среди финнов и немцев».

Маршал Маннергейм был информирован о том, что известный финский политик Юхо Кусти Паасикиви в Стокгольме вёл секретные переговоры о возможностях заключения мирного соглашения с Советским Союзом. 4 марта маршал получил от Паасикиви письмо, в котором говорилось: «Высокоуважаемый брат! Я крайне обеспокоен судьбой нашей страны. Условия русских тяжелы, но можно ли предположить, что они станут более лёгкими. Мне кажется, что нет. По-моему, существует огромная опасность того, что политическое руководство, включая и парламент, из-за отсутствия правильного понимания ситуации, не в состоянии принять верного решения, которое необходимо, чтобы уберечь страну от катастрофы. Единственно, кому финский народ доверяет, — это ты».

29 марта на аэродром командующего группой армий «Юг» фельдмаршала Эриха фон Манштейна прилетел личный самолёт Гитлера Ю-52 «Кондор». В салоне «Кондора» уже находился фельдмаршал Эвальд фон Клейст. Гитлер вызвал к себе двух лучших командующих Восточного фронта…

Одного из столпов германского Генерального штаба Гельмута Карла фон Мольтке после знаменитой франко-прусской войны 1870-71 годов кто-то из его горячих поклонников сравнил с Наполеоном, назвав его великим полководцем. «Вовсе нет, -решительно возразил Мольтке, — ибо я никогда не руководил отступлением». Мольтке было легко ещё и потому, что он воевал в паре с таким блестящим политиком как Бисмарк. Манштейн и Клейст не только руководили стратегическим отступлением Вермахта на южном крыле Восточного фронта, но им пришлось ещё и бороться с собственным главнокомандующим, желавшим удержать всё сразу, везде и как можно больше. Нет сомнений, что Мольтке по достоинству оценил бы Клейста и Манштейна, которые при отступлении сохраняли порядок в своих войсках и в условиях постоянно ухудшавшейся ситуации не только парировали удары превосходящих сил противника, но и умело готовили и наносили контрудары.

В Растенбурге, в своей Ставке фюрер наградил фельдмаршалов Клейста и Манштейна мечами к Рыцарскому кресту и уволил обоих в отставку. Гитлер объяснил это увольнение тем, что Манштейн и Клейст хороши в условиях, когда всего достаточно, но теперь нужны генералы, способные совершить невозможное: Модель, Шернер, Кессельринг…

Артиллерия – одно из слагаемых побед. В Советском Союзе артиллерия была самым стабильным родом войск. Уже на 22 июня 1941 года в Красной армии было 67.335 стволов. Несмотря на колоссальные потери, советский тыл всегда успевал снабжать армию необходимым артиллерийским оружием. За годы войны было выпущено 482.200 орудий всех типов и калибров.

Главный маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов родился в 1899 году. Уже в 1937 году был назначен начальником артиллерии Красной армии. Воронов осуществлял руководство советской артиллерией в годы войны. Инициатор создания артиллерийских дивизий и корпусов прорыва. Разработал основы артиллерийского наступления, борьбы с танками и развития артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Неоднократно в качестве представителя Ставки Николай Воронов координировал действия советских фронтов. Интеллигентный, образованный, уважаемый главный маршал артиллерии…

Военные заводы СССР в годы войны освоили выпуск уникального артиллерийского оружия. К весне 1944 года в войсках уже были — 160-миллиметровые миномёты, самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-100, тяжёлые самоходные установки ИСУ-1562. Советская артиллерия с середины 1943 года была доминирующей силой на полях сражений Восточного фронта…

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

_____________________

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: rys-arhipelag@yandex.ru

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s