Хронограф. Маковские. Певцы жизни, любви и красоты

Это была необычайно талантливая семья. Пожалуй, единственный случай, чтобы в одной семье четверо детей как один посвятили себя живописи и достигли на оном поприще больших высот. Начало всему положил отец – Егор Иванович Маковский. Известный коллекционер и большой ценитель живописи, один из основателей Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Своей страстью он заразил всех своих детей, привив им не только вкус и любовь к изящным искусствам, но и жажду творить самим. «Тем, что из меня вышло, я считаю обязанным себя не академии, не профессорам, а исключительно моему отцу», — скажет годы спустя Константин Маковский. К тому же в доме постоянно бывали друзья отца известные художники. Например, Тропинин и Карл Брюллов. От них юные Маковские получали первые уроки мастерства…

Три брата и сестра… Каждый нашел в живописи свой путь, свои темы, свой стиль. Вот, к примеру, дивный пасторальный пейзаж – вид на Симонов монастырь, река Москва, раздольные луга, мирно пасущееся корова, а за всем эти древние башни, а совсем-совсем в отдалении заводские трубы. Прекрасный русский мир, до основания разрушенный… Это – одна из лучших работ Александры Егоровны Маковской. Художница не получила профессионального образования. Это, однако, не помешало ей стать по оценке критика Стасова одной из тех, «кто не без даровитости и успеха занимается своим делом, создавая прекрасные пейзажи». Пейзажи Александры Егоровны экспонировались на многих выставках, в том числе в Императорской Академии Художеств. Её работы неизменно ярки, насыщены светом и призваны отражать красоту Божьего мира.

Надо сказать, что Маковским вообще свойственен акцент именно на прекрасное, их работы преимущественно говорят о красоте, здоровье, радости. Маковские – певцы жизни.

Как и Александра, пейзажистом стал Николай Егорович Маковский. Сперва юноша хотел стать архитектором, окончил Московское дворцовое архитектурное училище, Императорскую Академию художеств по отделению архитектуры, за проект каменной сельской церкви на 150 прихожан был награждён малой серебряной медалью Академии, получил должность архитекторского помощника при Министерстве Императорского Двора… Но художник победил архитектора. Одним из наставников Николая в живописи стал один из лучших колористов – А.П. Боголюбов, преподававший живопись будущему Императору Александру Третьему.

Как и работы сестры, пейзажи Николая Маковского излучают жизнелюбие, показывают красоту жизни. Значимая часть их написана на сюжеты пасторальные – «Кормление индюшек», «Фермерский двор», «Отдых на жатве», «Ярмарка в Малороссии», «Замоскворечье»… Много работа создал художник во время путешествия по Египту.

В отличие от Николая и Александры Владимир Маковский отдавал предпочтение жанровым картинам и был единственным в семье, кто не обошёл стороной популярный в ту пору «социальный вопрос». «Крах банка», «Ночлежники», «9 января»… — в этих работах отдал художник дань своему времени и его веяниям. Впрочем, рядом с этими работами встречаем мы вновь пасторали – «Крестьянку с детьми», «Крестьянские мальчики стерегут лошадей», за которую Владимир Егорович получил звание классного художника первой степени и золотую медаль имени Виже-Лебрен, «Пастушки», «Ночное», «Возвращение с ночного»… Детская тематика – одна из магистральных в творчестве Маковского-младшего. И именно она доставила ему первое признание. Так, картина «Игра в бабки» стала первой его работой, купленной П. М. Третьяковым для своей галереи.

Первую же свою серьезную работу Владимир написал в 15 лет. Это была жанровая картина «Мальчик, продающий квас». Первые уроки живописи брал он у В.А. Тропинина. Затем учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у продолжателя венециановской школы С. К. Зарянко и Е. С. Сорокина. За картину «Любители соловьев» он был произведён Академией художеств в академики. Эта работа была выставлена на Всемирной выставке в Вене, где привлекла всеобщее внимание. Фёдор Достоевский писал о ней: «…если нам есть чем-нибудь погордиться, что-нибудь показать, то уж, конечно, из нашего жанра… в этих маленьких картинках, по-моему, есть даже любовь к человечеству, не только к русскому в особенности, но даже и вообще».

Помимо живописи, Владимир Егорович был одаренным музыкантом – прекрасно пел и играл на скрипке.

Известное увлечение «социальным вопросом» не мешало ему работать над портретами Августейших особ, среди которых выделяется изумительной красоты портрет Государыни Марии Федоровны. После чудесного спасения Царской Семьи при крушении поезда Маковский писал иконы для церкви и часовни в Борках. Более 20 лет он был ректором Императорской Академии художеств.

Наиболее же прославлен в династии Маковских старший брат – Константин Егорович. Это был человек отменного жизнелюбия и обаяния. В нем удивительным образом сочетался трудоголик и бесшабашный, веселый гуляка. Он был легок в общении, открыт, радостен. Его обожали друзья и любили женщины, коим он отвечал совершенной взаимностью. Душа любой компании: стоило ему появиться, и лица присутствующих озарялись улыбками. Он умел создать атмосферу праздника. Казалось, ему всё давалось легко. Он писал картину за картиной, путешествовал, коллекционировал предметы старины, ухаживал за хорошенькими женщинами, становившимися его музами и украшавшие не только его жизнь, но и холсты. Его работы пользовались неизменным успехов и в России и зарубежом. На Всемирной выставке 1889 года в Париже он получает Большую золотую медаль за картины «Смерть Ивана Грозного», «Суд Париса» и «Демон и Тамара». В 1880-х и 1890-х Маковский несколько раз бывал в США. Издатель Алексей Суворин вспоминал: «За портрет ему заплатили 3000 долларов, угощали обедом. Верещагин, по его словам, не имел там успеха и продавал дешево. Айвазовский — тоже ничего не продал, остались картины на комиссию».

При этом Константин Егорович так и не окончил Академию художеств. В 1863 году он вместе с 13 другими студентами, выбранными для участия в конкурсе на Большую золотую медаль Академии, отказался писать картину на тему Скандинавской мифологии («Бунт четырнадцати»), требуя разрешить конкурсантам свободный выбор темы, и покинул академию, не получив диплома. Позже, как и два его брата, художник присоединился к товариществу передвижников. Однако, некоторые коллеги и демократически настроенные критики обвиняли его в предательстве идеалов Передвижников, утверждая, что работы его поражают глаз, но не трогают сердце, что они поверхностны и преследуют лишь внешнюю сторону.

Если Владимир Егорович был учеником Тропинина, то на Константина наибольшее влияние оказал Брюллов. Это чувствуется в сочности, богатстве красок, внимании к декору. Работы художника отличаются большим разнообразием: тут и прекрасные портреты – от Августейших особ (как и брат, Константин Егорович удостоился чести писать портрет Императрицы, а также ее внучки Великой Княжны Марии) до собственных детей, от видных государственных деятелей (к примеру, Муравьева-Амурского) до первых красавиц Империи; тут и непременная пастораль – «Дети, бегущие от грозы» стали одной из визитных карточек Маковского; тут и целая галерея исторических полотен. «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем», «Агенты Дмитрия Самозванца убивают Фёдора Годунова», «Наряд русской невесты», «Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям», «Смерть Ивана Грозного» и «Поцелуйный обряд», «Боярский свадебный пир»… Интересно, что последнюю картину хотел приобрести Павел Третьяков, но некий американец выложил за неё втрое больше, и «Боярский пир» отправился в США.

Оценивая вклад Константина Егорович в русское просвещение, журнал «Нива» писал: «Маковский открыл красоту в древнерусской старине и воспроизвел ее перед нами в бесчисленных картинах из древнерусской и боярской эпох. Он — вдохновенный певец эпохи, в которой так много своеобразной прелести и живой колоритности, позабытой и умершей, но воскрешенной талантливым художником. Маковский — поэт-историк, живой и вдохновенный комментатор Забелина и Соловьева. Одному его «Боярскому пиру» мы более обязаны русской стариной, чем десятками учебников».

В 1915 году Константин Егорович стал одним из учредителей Общества возрождения художественной Руси. Среди его целей было «распространение в русском народе широкого знакомства с древним русским творчеством». Члены Общества выпускали открытки с памятниками древнерусского зодчества, выступали за чистоту русского языка от иностранных заимствований.

Маковский любил всё прекрасное, и русская старина, воссозданная им на холстах, неизменно прекрасна и поэтична, как впрочем и современность, несмотря на все её войны, бунты, «социальный вопрос». Мир Константина Егоровича всегда словно бы залит солнцем. И нет в нем ничего безобразного. Прекрасны его люди, прекрасны нивы и сады, прекрасны города… В 1869 он написал картину «Народное гулянье во время масленицы на Адмиралтейской площади в Петербурге». Критик Стасов замечал: «Весь Петербург гуляет и улыбается на морозе при розовых отблесках зимнего солнца. Тут и франт, и оборванные мальчишки; купчихи и балаганные актеры в плохих трико, чиновники, любующиеся на паяцев мастеровые, толсто хохочущее мужичье и дамочки в шикарных шляпах, солдаты и продавцы орехов и стручков». Эта работа принесла мастеру звание профессора Академии художеств, диплом которой он некогда не получил.

Константин Егорович прожил яркую и наполненную жизнь. Счастливую и плодотворную. Он был трижды женат. Первая его супруга и ребёнок рано умерли – чахотка. Вторая, красавица-певица, на которой 36-летний мастер женился, когда ей едва исполнилась 16, подарила ему троих детей. Сын Серёжа стал художественным критиком, дочь Лена – художницей. «Я очень рано решила, что буду художницей и в себя верила, — вспоминала последняя. — Старший брат, Сережа, имел хорошие способности и рисовал лучше меня. Однажды он исполнил акварелью и преподнес отцу к праздникам целую картину «Полтавский бой» и продекламировал Пушкина с воодушевлением. Что было похвал! И действительно «картина» удалась. В другой раз, несколькими годами позже, отец задал Сереже и мне <…> задачу: «помочь ему» написать облака и вечернее небо на одном из панно для особняка фон Дервиза. <…> Я почувствовала: «Нет, слишком рано». Однако, подумав, твердо заявила Сереже: «Всё равно, художником буду я, а не ты». И оказалась права».

Сергей и Елена вместе с матерью покинули Россию. Отца к тому времени не было в живых, а семья давным-давно распалась… Уже приблизившись к 60-летнему рубежу Маковский встретил новую музу. В третьем браке у него родилось ещё четверо детей. С юной женой художник прожил 16 лет. Она же пережила его лишь на три года…

Константин Егорович отличался крепким здоровьем, но погиб в 76 лет от несчастного случая. Коляску, в которой он ехал, сбил трамвай. Маковский сильно ударился головой о мостовую. При операции сердце не выдержало хлороформа…

Могила гениального русского художника на Никольском кладбище Александро-Невской лавры была уничтожена большевиками. Место её известно, однако, по сей день она так и остается в забвении…

Е. Федорова

Русская Стратегия

_____________________

ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ?

ПОДДЕРЖИ РУССКУЮ СТРАТЕГИЮ!

Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s