Виктор Правдюк. 7 – 30 ИЮНЯ 1944 ГОДА

Июнь, пожалуй, самый значительный месяц Второй мировой войны. В июне нацистская Германия напала на большевицкий Советский Союз; в июне Япония потеряла свои ударные авианосцы в битве у острова Мидуэй; в июне союзные войска высадились во Франции; в июне Красная армия блестяще провела операцию «Багратион», открывшую ей дорогу в Германию. В июне исполнилось три года войне на Восточном фронте. Три года напряжённой кровавой войны, войны вне правил и традиций, беспощадной, бесчеловечной истребительной войны. Русские и немцы с достойным другого применения умением, с яростью, неистовством и идеологическим безумием истребляли друг друга. Решающим месяцем войны июнь стал в 1944 году, когда противники Германии провели против Вермахта две главных наступательных операции. На западе в июне стало совершенно ясно, что после масштабной десантной операции «Оверлорд» англо-американские армии хлынули на европейский континент, и немцам нужно думать теперь не об удержании оккупированных стран, а о непосредственной обороне Третьего Рейха, тогда как ресурсов и живой силы им уже не хватало и для одного Восточного фронта.

Вторая решающая операция была проведена Красной армией в Белоруссии против немецкой группы армий «Центр». Это самое блестящее, результативное, принёсшее большие перспективы окончательной победы наступление советских фронтов за всю войну. Вермахт был разгромлен не только за счёт преимущества в живой силе и технике, это в период войны на Восточном фронте бывало нередко, но и умелым скрытным сосредоточением войск, точным выбором направлений главных ударов, предвидением того, как поведёт себя противник. Разгром немцев в Белоруссии открыл для Красной армии путь к жизненно важным центрам Германии. Потери немцев в операции «Багратион» превысили наши потери – первый признак, что победа в Белоруссии была достигнута умом…

Неделя, последовавшая за началом операции «Оверлорд», позволила союзникам использовать своё абсолютное превосходство в авиации. Дни стояли светлые, облака были редкими, а сильный ветер не позволял им сгуститься. Немцы долго не могли поверить, что в Нормандии высадился главный десант, а не вспомогательный. Но когда германское командование отрешилось от иллюзий и начало подтягивать ударные танковые дивизии к побережью Нормандии, они подверглись уничтожающим ударам с воздуха и уже на марше понесли невосполнимые потери.

На участках ответственности американских войск «Юта» и «Омаха» были сооружены идеальные в инженерном отношении искусственные порты, что позволило беспрерывно наращивать войска и технику на плацдармах. Занятые союзниками участки начали расширяться в ширину и в глубину уже 7 июня. 11 июня гросс-адмирал Дениц заявил: «Внезапная атака противника является успехом не только оперативным, но и стратегическим». По поводу внезапности адмирал, конечно, сильно преувеличил: внезапным он объявил то, что вся Европа ожидала уже несколько месяцев подряд. Немцы сражались стойко, яростно, но их силы на Западном фронте были уже на исходе.

7 июня во время высадки второй десантной волны союзников их корабельная артиллерия продолжала разрушать оборонительные позиции Вермахта. Гитлер потребовал уничтожения морских эскадр, стоявших на якорях у французского побережья. Но ни Геринг, ни Дениц ничем не могли помочь своим сухопутным войскам. Люфтваффе и флот Германии продемонстрировали свою очевидную немощь. Фюрер 17 июня вызвал к себе фельдмаршалов Рундштедта и Роммеля, их начальников штабов генералов Блюментритта и Шпейделя. К согласию на этом совещании не пришли. Гитлер настаивал на обороне крепостей, а фельдмаршалы полагали необходимым создать прочный фронт по рекам Сене, Роне и Луаре, пожертвовав значительной территорией Франции.

Ещё 10 июня в обзоре оперативной обстановки Эрвин Роммель заявил: «Наши действия в Нормандии страшно затруднены, а на некоторых участках стали вообще невозможными в силу следующих причин:

А) чрезвычайно большого, а по временам прямо подавляющего превосходства авиации противника;

Б) эффективности огня тяжёлой корабельной артиллерии. Против нас действуют до 640 орудий. Эффективность их столь высока, что в районах, обстреливаемых этой скорострельной артиллерией, невозможны какие-либо действия как танков, так и пехоты;

В) качество американской техники;

Г) умелое применение многочисленных воздушно-десантных войск.

На рассвете 14 июня 44-го года генерал Де Голль на французском миноносце «Комбатант», который принимал непосредственное участие в высадке союзников, пересёк Ла Манш и на амфибии высадился на одном из песчаных пляжей Нормандии. Генерал Монтгомери, который командовал войсками на плацдарме, предоставил в распоряжение Де Голля несколько джипов. На этих автомобилях Де Голль и его свита прибыли в маленький старинный городок Байо. Это был самый первый город, освобождённый от немецкой оккупации. Де Голль назначил администрацию, которая будет работать в свободной Нормандии. В Байо генерал встречался с местным епископом, произнёс пространную зажигательную речь перед горожанами, которые восторженно приветствовали Де Голля, и на рассвете 15 июня на том же миноносце «Комбатант» Де Голль возвратился в Портсмут.

Шарль Де Голль родился в 1890 году. Первую мировую войны начал младшим офицером в полку, которым командовал Филипп Петен. Полковник, а затем генерал Де Голль, автор книг по теории бронетанковой войны, успешно командовал 4-й танковой дивизией, но Францию это летом 40-го года не спасло. Создатель движения «Свободная Франция», Де Голль всегда требовал уважения к себе и своим соратникам в качестве представителей великой державы. Рузвельт и Черчилль нередко наносили французскому лидеру глубокие обиды, не признавая его прав. И в дальнейшем генералу Де Голлю придётся вести постоянную борьбу за то, чтобы быть признанным представителем Франции. Но отношения к себе как к равному партнёру Де Голль так и не добьётся: и Ялтинская, и Потсдамская конференции великих держав пройдут без его участия…

Советские фронты продолжали готовиться к летним операциям. Освобождать Белоруссию должны были 1-й Прибалтийский фронт генерала Ивана Баграмяна, 1, 2 и 3-й Белорусские фронты маршала Константина Рокоссовского, генералов Георгия Захарова и Ивана Черняховского. Подготовка велась скрытно, в лесах, техника и пополнение прибывали только по ночам и тут же надёжно укрывались в рощах. Гитлер и его генералы ни о чём не догадывались и на основании дезинформации полагали, что главный удар летом 44-го года Красная армия нанесёт по группе армий «Северная Украина». Командовавший ею фельдмаршал Вальтер Модель получил в свой резерв три дивизии и основательно приготовился к обороне.

В Румынии, в районе города Яссы, войска 2-го Украинского фронта маршала Конева отбивали атаки пехоты и танков противника.

Летнее советское наступление началось атаками Ленинградского фронта генерала Леонида Говорова против финских войск на Карельском перешейке. Карельский перешеек был тот же, что и в Зимнюю войну. Финская армия занимала те же позиции на реке Сестре. Разница состояла в том, что наступило лето 44-го года и армия, штурмовавшая три полосы той же линии Маннергейма была уже другой. Артиллерия и авиация перед атаками пехоты разрушали до 60% долговременных опорных пунктов противника.

12 июня в дневнике финского политика и дипломата Паасикиви появилась следующая запись: «10 июня русские начали общее наступление на Карельском перешейке и 12 июня успешно осуществили прорыв в западной части перешейка». Так финский дипломат охарактеризовал начало Выборгско-Петрозаводской наступательной операции, которая проводилась войсками Ленинградского и Карельского фронтов при поддержке Балтийского флота, Ладожской и Онежской флотилий. Уже к 14 июня положение финнов на фронте стало критическим, они отчаянно сопротивлялись, как и в 1939 году, но неравенство сил было слишком большим. Генерал Вальдемар Эрфурт, представитель Вермахта в Ставке Маннергейма, сделал такую запись: «Атакуемый полк 10-й дивизии был буквально сметён с грохотом пронёсшейся через его участок стремительной атакой. В образовавшуюся брешь хлынул поток свежих танковых бригад». 21 июня в финской столице появился Риббентроп, который стремился использовать последнюю возможность для заключения германо-финского военно-политического союза, который должен был прочно привязать Финляндию к Германии. Риббентроп оказывал прямое давление по всем возможным каналам. 25-26 июня в Хельсинки шли активные дискуссии и обсуждение статей договора. В конце концов пакт между Финляндией и Третьим Рейхом «под занавес» был заключён, хотя вызвал негативную реакцию в нейтральной Швеции и, естественно, в странах антигитлеровской коалиции…

Согласно японской стратегии войны Марианские острова рассматривались в качестве основного рубежа, прикрывавшего территорию японской метрополии. Они являлись своеобразным волнорезом, отсекающим возможные атаки против японских островов. В июне американская морская пехота и флот начали Марианскую десантную операцию. В течение четырёх дней, начиная с 11 июня, самолёты с авианосцев и корабельная артиллерия наносили удары по островам Сайпан, Тиниан и Гуам. Большая часть японской авиации была уничтожена на земле. 15 июня в 7 часов 40 минут началась высадка американских десантов. На Марианских островах у японцев насчитывалось около 27.500 солдат и офицеров. Американцы высаживали в первом эшелоне две дивизии, всего около 30.000 человек, при подавляющем превосходстве авиации и флота. Самые кровопролитные сражения разгорелись за остров Сайпан. Захват Сайпана означал стратегическое господство в центральной части Тихого океана. Несколько яростных контратак японцев американские десантники отразили умелой корректировкой огня корабельной артиллерии. Объединённый флот Японии попытался навязать Тихоокеанскому флоту США генеральное сражение, которого маневренные соединения американцев, имевших явное преимущество в воздухе, разумеется, избегали. На рассвете 19 июня японцы решили с помощью палубной авиации нанести решающий удар. Но именно в эти часы Япония понесла тяжелейшие потери. Новейший большой авианосец «Тайхо» был атакован американской подводной лодкой «Альбакор» и потоплен всего одной торпедой после детонации боезапаса авианосца. Затем тремя торпедами подводная лодка «Кавалла» пустила на дно пылающий авианосец «Сёкаку», а на следующий день палубная авиация и подводные лодки США уничтожили авианосец «Нийо». Если учесть, что японцы потеряли около 330 самолётов, повреждены были ещё два крупных авианосца и около десятка боевых кораблей против американских потерь в 151 самолёт и ноль кораблей, то понятно, что в крупной морской битве у Марианских островов Япония потерпела в июне 44-го года полное поражение…

Из всех искусств для нас важнейшим является кино, так утверждал основоположник марксизма-ленинизма, но искусства он в целом не любил, а кинематограф отличал только из-за его пропагандистских функций. Элементы пропаганды, конечно, присутствовали в документальном фильме «День «Д»» о высадке союзников в Нормандии, который в конце июня в Кремле смотрели Иосиф Сталин и американский представитель в Москве Аверелл Гарриман. Гарриман, безусловно, с чувством гордости смотрел этот фильм, в котором американские солдаты, лётчики и моряки хорошо делали своё дело. Реакция Сталина нам не известна, но можно предположить, что он, впервые увидев эту батальную картину военной мощи и технического превосходства союзников, подумал, что было бы в случае столкновения Красной армии с армиями западных союзников…

18 июня в течение трёх дней сильные штормы разрушили искусственные порты союзников на участках «Юта» и «Омаха». Море выбросило на отмели немало судов и катеров. Только 22 июня стих штормовой ветер. Перед союзниками главной задачей этих июньских дней был захват любого французского порта для обеспечения бесперебойного снабжения своих войск на континенте. Это, конечно, понимали и немцы. Ожесточённые бои развернулись за полуостров Котантен и порт Брест. Танковые дивизии СС творили буквально чудеса против превосходящих сил союзников, но и эта гитлеровская гвардия была бессильна против англо-американской авиации – при полном отсутствие Люфтваффе во французском небе.

27 июня американские войска вошли в Шербур, и первый крупный порт на французском побережье оказался в руках союзников…

На Восточном фронте германская авиация провела свою последнюю крупную операцию. В ночь с 21 на 22 июня немцы осуществили хорошо организованный налёт на американские аэродромы для челночных действий в Полтаве и Миргороде. Немецкий самолёт-разведчик приклеился к воздушной эскадре, летевшей после бомбёжки Германии. И сопровождал её до посадки в Полтаве, затем сбросил большую осветительную бомбу –после чего начался двухчасовой налёт Люфтваффе, уничтоживших все без исключения «Летающие крепости» на аэродроме. Возник громадный пожар, американскому персоналу запретили бороться с огнём, а русские солдаты продолжали гасить очаги пожара на поле под бомбёжкой и более 30 из них погибли.

22 июня советские фронты начали операцию «Багратион» против немецкой группы армий «Центр» в Белоруссии. Наступление начинали 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты на правом фланге. Советские войска умело преодолели не только сопротивление первой линии обороны врага, но и многочисленные болота и водные преграды. Русские солдаты не только просачивались по непроходимой местности, но и умудрялись тащить на себе и за собой орудия и сооружать настилы для танков. Уже 25 июня был окружён Витебск, захвачен стратегически важный мост через Западную Двину. Гарнизон Витебска сдался на следующий день, 26 июня.

1-й Белорусский фронт, самый мощный в операции «Багратион», начал наступление 24 июня. Бойцы 65-й армии генерала Павла Батова сумели быстро прорвать оборону немцев и в прорыв был направлен 1-й гвардейский танковый корпус. К исходу дня глубина прорыва достигла 30 километров, противник не успевал реагировать на многочисленные пробоины в линии своего фронта, которые появились к исходу следующего дня, 25 июня, и в полосе наступления 3-й армии генерала Александра Горбатова. Возник крупный котёл в районе города Бобруйска, который 29 июня был очищен. Немцы потеряли здесь около 60 тысяч солдат, 20 тысяч из них пленными. Белорусская операция развивалась столь стремительно, что в штабах не успевали на картах отмечать освобождённые города и сёла.

Полный крах германской обороны в Белоруссии наметился уже в первую неделю блестяще задуманной и осуществляемой операции «Багратион». Гитлер в бешенстве отправил в отставку командующего группой армий «Центр» фельдмаршала Эрнста Буша и заменил его фельдмаршалом-пожарным, как его звали в Вермахте, Вальтером Моделем. Насколько удачлив будет Модель в борьбе с огнём операции «Багратион» мы расскажем в следующей главе.

22 июня Гитлер прилетел в небольшой городок на востоке Франции Марживаль, где был расположен командный пункт Вермахта на Западе и где Гитлер, главнокомандующий германскими вооружёнными силами, давно уже не бывал. Совещание с фельдмаршалами Рундштедтом и Роммелем, начальниками штабов и командующими армиями проходило в течение двух дней, 23 и 24 июня. На этот раз Гитлер не произносил длинных речей, а сначала выслушал своих фельдмаршалов. И Роммель, и Рундштедт жаловались на отсутствие резервов, на абсолютное господство авиации союзников. По иронии судьбы, именно в Марживале Гитлер получил сообщение о начале советского наступления в Белоруссии, а ведь фюрер был уверен, что Красная армия нанесёт удар совсем в другом месте. Вдохновить своих командующих Гитлеру было нечем, он говорил о новом чудо-оружии, о необходимости драться за каждый рубеж, о превосходстве немецких танков и даже повторил шутку Черчилля, сказавшего, что у танков, названных моим именем «Черчилль», недостатков гораздо больше, чем у меня самого. 24 июня средь бела дня неподалёку от командного пункта в Марживале упал самолёт-снаряд ФАУ-1, сбившийся с курса на Лондон, после чего Гитлер закрыл совещание и срочно отбыл на родину.

В ночь с 12 на 13 июня над Лондоном появился с сильным гудением летающий аппарат, внешне похожий по форме на самолёт. Это был ФАУ-1, Фергелтингваффе – оружие возмездия, реактивный самолёт-снаряд, весом около двух тонн, с дальностью полёта до 400 километров. Самолёт-снаряд управлялся по радио и над Лондоном сделал резкий вираж, упал и взорвался. Всего по объектам в Англии немцы выпустят 9251 ФАУ-1, по портовому Анверпену — 6500 самолётов-снарядов. Английские пилоты-истребители, пользуясь невысокой скоростью полёта самолётов-снарядов, научатся сбивать их в воздухе, не давая ФАУ-1 обрушиться на жилые кварталы Лондона. Но полностью обезопасить англичан от реактивных снарядов Королевская авиация, конечно, не могла. В тот же день, когда в Лондоне взорвался первый ФАУ-1, на испытательном полигоне в Пенемюнде немцы проводили контрольные пуски ракет для ФАУ-2. Одна из ракет отклонилась от курса и упала на территории Швеции. Шведы передадут её англичанам, и через два месяца в Лондоне будут известны параметры нового немецкого оружия возмездия…

Во второй половине июня Ленинградский фронт продолжал успешное наступление против финских войск на Карельском перешейке и против немецко-финских войск в Карелии. Генерал-артиллерист Леонид Говоров требовал на направлениях главных ударов массированного применения артиллерии, и этот приём сберегал солдатские жизни. В июне Ленинградский фронт освободил Выборг, Медвежьегорск, Олонец и Петрозаводск. Это означало, что две важнейшие транспортные артерии Советского Союза – Кировская железная дорога Мурманск-Ленинград и далее до Москвы, и Беломоро-Балтийский канал полностью свободны для перевозки грузов, прежде всего американского лендлиза, широким потоком шедшего тогда через Мурманск и Архангельск. Особую ценность представляли в то время грузовики для Красной армии и питание для советского тыла…

Казалось бы, всем уже ясно, что Советский Союз потерпел катастрофу в том числе и из-за критической массы лжи, той несокрушимой, бесконечной и беспробудной лжи, которая рождалась и побеждала во всех областях жизни… Но производство лжи продолжается в том же духе… Вот официальная «Российская газета» публикует страницу, посвящённую двум июням — 1941 и 1944 годов. Упоминается отчёт заместителя наркома обороны Ефима Щаденко о репрессиях в Красной армии с 1937 по 1939 год. Журналист задаёт вопрос историку (конечно, доктору наук и т.д.) Михаилу Георгиевичу Мягкову: «Появление этого отчёта означало, что с репрессиями в армии покончено?»

И советский историк, не моргнув глазом, отвечает: «Да!»

Что же господин Мягков и другие участники беседы не знают, когда были арестованы и расстреляны Павел Рычагов и его жена Мария Нестеренко, известные военные и Герои Советского Союза Смушкевич, Локтионов, Штерн, Иван Проскуров и многие другие? Когда были арестованы генералы Кирилл Мерецков и Иван Ласкин? Или им неизвестно то обстоятельство, что репрессии в Красной армии никогда не прекращались? А расстрел командования Западного фронта летом 41-го года – это по советским понятиям не репрессии, а высокий суд? Или они репрессиями называют только то, когда вагонами развозят по губернским городам участников Кронштадтского восстания – и там, в Калуге и Тамбове, Курске и Орле, Брянске и Пензе – втихомолку расстреливают?..

Из второстепенных театров военных действий надо упомянуть наступление в Северной Бирме британских и китайских гоминдановских войск. Японцам в конце июня пришлось полностью перейти к обороне, отметив крах своих планов прорваться в Индию и активизировать там национально-освободительное движение против британских колонизаторов.

В северной Италии германские войска заняли горный рубеж в Аппенинах. Гитлер подумывал об уходе двух немецких армий из Италии, но Кейтель и Йодль убедили фюрера пока этого не делать…

Во фронтовой полосе теперь оказалась Флоренция со всеми её сокровищами архитектуры и живописи. Флорентийские музейные ценности хранились в убежищах сельской местности. Фельдмаршал Кессельринг приказал оставлять содержимое хранилищ на местах или передавать их церкви. Но многие германцы в Италии полагали, что картины немецких художников должны быть возвращены в Фатерлянд. Обнаруженные в Вероне работы Луки Кранаха «Адам» и «Ева» чудом избежали репатриации. Итальянский профессор спрятал «Адама» и «Еву» у себя за диваном, где они благополучно пережили окончание Второй мировой войны. Ну, а первородный грех наши предки совершили значительно раньше…

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

_______________________________

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689 (Елена Владимировна С.)
Яндекс-деньги: 41001639043436

ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s