К 365-летию Богдана Хмельницкого. Переяславская рада. Пьеса Елены Семеновой

Действующие лица

Богдан-Зиновий Хмельницкий
Анна – его 1-я жена.
Елена – его 2-я жена (бывшая жена магната Чаплинского, врага Богдана)
Ганна – 3-я жена.
Тимош – его старший сын.
Юрий – младший.
Митрополит Пётр Могила
Митрополит Сильвестр Косов
Иван Виговский
Потоцкий
Пожилой шляхтич
Молодой шляхтич
Мурза
Адам Кисель
Григорий Климов
Сотник Зависный
Марьяна Зависная
Оксана
Есаул
Станислав Любовицкий
Мазепа
Бандера
Казацкие старшины
Казачки
Духовенство
Народ
Татары
Активисты УНАУНСО

Картина 1

Мрак, хаос. Среди всего этого возвышается конная статуя Богдана Хмельницкого. Из мрака, с разных стороны являются гетман Виговский, Мазепа, Бандера. Они окружают памятник и стараются сдвинуть его с места.

Виговский
Эко крепко встал – не отодвинешь!

Мазепа
И нехай! Мы встанем и прочней…

Бандера
(толкая памятник прикладом)
И когда ты только, Хмелю, сгинешь?

Виговский
Не бывать господству москалей!

Мазепа
Не бывать! Не вмерла Украина!

Бандера
Прочь из ней вонючий дух Руси!

Виговский
Обойдёмся мы без господина,
И народ наш вольности вкусит!

Мазепа
Швеция оружием поможет…

Бандера
Не оставит запад нас в узде
Клятых москалей…

Виговский
Татары тоже
Не дадут пропасть нам в сей беде!

Мазепа
Украина – целый мир безбрежный!

Бандера
Пособит нам всякий снять ярмо,
Украине править след самой!

Виговский
Незалежно!

Мазепа
Незалежно

Бандера
Незалежно!

Вновь трясут памятник. Всё тонет во мраке.

Картина 2

Мрак рассеивается. Гетманские покои. На постели лежит больной Богдан Хмельницкий. Рядом с ним сидит Ганна и стоит, понурив голову, Юрий.
Богдан вздрагивает и приподнимается.

Ганна
Что ты, Богдане?

Юрий
Батько, что?

Богдан
Приснится
Такое ведь… Как будто бы в бою
Я окружён, и недруги с коня
Меня уже волочат на аркане…

Ганна
Как страшно…

Богдан
(улыбаясь через силу)
Ничего… Они б не совладали…
Со мною был мой меч…

Ганна
Да, ты бы победил,
Как и всегда…

Богдан
Всегда? Я был пленён однажды…
В сраженье на Днестре… Жолкевский был сражён,
И мой отец… Юрась, он рёк мне, умирая,
Завет… Я не хочу, чтоб ты забыл его…
Послушай, сыне мой, что дед сказал твой, ныне:
«Все войны впереди твои. Быть может, ты возглавишь
Их сам, как ты казак неглупый, знаешь честь…
Но сколько бы войн не вёл, ты главное запомни:
Не смей идти войной против своих братов –
В том смерть тебе, а с тем позор и роду Хмеля…
И, где б ты не служил, в то дело не иди,
Где б обнажить пришлось меч супротив Москвы!»
Так мне сказал отец, после чего скончался…
Так говорю тебе – и я уж не жилец.
Исполни же, Юрась!

Юрий
Клянусь, исполню батько!

Юрий целует руку отца.

Богдан
Вестей нет из Москвы?

Юрий
(покачав головой)
Виговский говорил…

Богдан
Виговский – хитрый лис… Будь с ним настороже…
Советника б тебе… Жаль нет митрополита
Петра… Как кстати бы теперь его святая мудрость…

Всё исчезает во мраке.

Картина 3

Келья Киево-Печёрской Лавры. Тускло светят лампады у икон. Молодой Богдан задумчиво разглядывает их, покручивая ус. Медленно входит, опираясь на посох, старец в светлом подряснике, подчёркивающем его чрезвычайную худобу. Левая рука его безжизненна, лицо землистого цвета, и лишь глаза – живо горят. Это – митрополит Пётр Могила.

Могила
Ну, здравствуй, друже! Рад, что повидаться
В конце пути нам привелось с тобою!

(обнимаются)

Богдан
Как скор бег времени! Как будто бы вчера
Бок о бок мы сражались при Цецоре…
Наукам нас учил иезуит…

Могила
Из дальних стран
Мне ведомо, твой путь лежит теперь?

Богдан
Да верно.
В земле французской проливали кровь
И обучались ратному искусству,
Чтоб дома пригодилось нам оно!

Могила
Что думаешь, Богдан, об Украине?

Богдан
Я щирым сердцем болен ныне ей…
Творят бесчинства панские наймиты!
Земля, что выжжена! Пуста! Нет ни души!
Как будто мор прошёл, всё истребляя!
Чуть вижу человека, он бежать,
Не ведая, кто едет: вдруг то ляхи?
Вот, до чего, дошло! Как довели
Клятые ляхи нашу Украину!
Нет сил терпеть! Нетяжничать – сколь можно?
Давно пора уж скинуть нам ярмо
Иезуитов, панов да жидов, коим отдали ляхи нашу землю
На разорение и поруганье!
Глумятся над святынями они
И душат православный люд нещадно!
Лишь здрайцам – все привелеи, ловитвы,
А прочим – страх, мучения да глад!
Бальзам на раны – светлые молитвы,
Но ныне время пробило меча!
К тебе пришёл я, отче, за советом!
Благословишь ли в этот бой меня?

Могила
(после раздумий)
Недолго, видно, мне вершить дела земные…
Прощальным светом смотрят небеса…
Не свидимся мы больше, но желаю
Сказать тебе: то дело, что задумал
Ты, праведно! Так, мысли, друже мой!
Великое великих мыслей треба!
Отбрось всю суету и зри едино
Великое и вечное! Проклятье
На тех, кто будет в силах помогать
Тебе и сотоварищи оружьем,
Рассудком, а не станут помогать!
(поднимается и дрожащей рукой благословляет Богдана)
Тебя же на святое начинанье
Благословляю! Бог с тобой! Прощай!
(опускается в кресло, почти без чувств)

Богдан
(целует руку митрополита)
Спасибо, отче, что на путь наставил!
Исполню всё. Молись за всех нас… там…

Лампады гаснут. Всё исчезает.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ:

https://www.chitalnya.ru/work/3360579/

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s