МАРИЯ: Мария Ростовская. ЖИВЫЕ КАРТИНКИ ИЗ ИМПЕРАТОРСКОГО ПРОШЛОГО. ВСТРЕЧА ПРИНЦЕССЫ МАРИИ-ДАГМАРЫ

ВСТРЕЧА ПРИНЦЕССЫ МАРИИ-ДАГМАРЫ,
Высоконареченной невесты Государя Цесаревича Великого Князя Александра Александровича

Петербург,
20-го сентября 1866 года

Петербург наш успокоился: жизнь его постоянных жителей пошла опять своим обыденным трудовым порядком после веселых, блестящих дней 14, 17 и 18-го сентября; а сердца еще так переполнены отрадными впечатлениями, что невольно хочется поделиться ими с милыми нашими отсутствующими читателями. Несмотря на то, что они дети, и находятся в разных отдаленных краях России, вероятно, и они принимают равное с нами участие во всем, что касается обожаемого нашего Царского Семейства. Поэтому я постараюсь описать верно и со всевозможными подробностями все, что сама видела и что слышала в эти торжественные дни. Радости Царей наших – радости всей России! Высоконареченную невесту Государя Наследника ждали не только в царских хоромах и во всех дворцах, где приготовляли со всевозможною роскошью и блеском комнаты для Датской Принцессы, — но ждали ее и в беднейших домиках самых отдаленных кварталов Петербурга, ждали с равным нетерпением и дворяне, и ремесленники, и художники, и торговцы, ждали все сословия. Радость ее прибытия – была радость общая. Я сама слышала, как в Петергофе люди совсем не богатые, и не принадлежащие к Высочайшему двору, говорили, что не переедут в Петербург для того только, чтобы встретить юную Принцессу, когда она вступит на землю русскую. Простые, бедные извозчики толковали между собой за несколько дней до ее приезда и говорили: «Вот как бы нам увидать нашу Царскую Невесту». Слово нашу красноречиво выказывает то глубокое, задушевное чувство, которым наш Августейший Государь может гордиться. Неизменная к Нему любовь всего русского народа, великое дело! В этой нелицемерной любви могущество и сила России. Ею наше обширное отечество крепко и неодолимо, чему служат доказательством лучшие страницы наших отечественных летописей. Читать далее «МАРИЯ: Мария Ростовская. ЖИВЫЕ КАРТИНКИ ИЗ ИМПЕРАТОРСКОГО ПРОШЛОГО. ВСТРЕЧА ПРИНЦЕССЫ МАРИИ-ДАГМАРЫ»

К дню памяти Л.И. Бородина. В. Даренский. Историософские размышления Л. Бородина в автобиографическом повествовании «Без выбора»

Доклад на Всероссийских Бородинских чтениях 2021 года

Даром великой милости
Знаем восторг горения!
В радости не обманется
Выбравший трудный путь!

Если ж за скобки вынести
Все, что у нас от времени,
В скобках тогда останется
Главная наша суть!
Л. Бородин
Читать далее «К дню памяти Л.И. Бородина. В. Даренский. Историософские размышления Л. Бородина в автобиографическом повествовании «Без выбора»»

Русский Хронограф. «Не вдруг и не без борьбы я сделался верующим…» Памяти Н.И. Пирогова

В советское время великого русского хирурга Николая Ивановича Пирогова представляли этаким революционером, вечно конфликтующим с режимом, другом Гарибальди, прогрессистом и т.д. На самом деле, всё это было, конечно, во многом не так. И не так в самом главном – Николай Иванович был глубоко верующим православным человеком, глубоким христианским мыслителем. А что до власти… Что ж, в ней попадались весьма разные люди, и казнокрады, и подлецы, и как не конфликтовать было с ними добиваясь пользы делу?

Ну, да обо всём по порядку. Родился Николай Иванович в Москве, в семье военного казначея, майора Ивана Ивановича Пирогова. Иван Иванович «мзды» никогда не брал, поэтому семейство жило в острой нужде. К тому же детей Господь послал Пироговым свыше дюжины. Николай стал тринадцатым ребёнком в семье. Вспоминая свое детство великий хирург пишет о своей няне: «Я не слыхал от нее никогда ни одного бранного слова; всегда любовно и ласково останавливала упрямство и шалость; мораль ее была самая простая и всегда трогательная, потому что выходила из любящей души. «Бог не велит так делать, не делай этого, грешно!» – и ничего более. Читать далее «Русский Хронограф. «Не вдруг и не без борьбы я сделался верующим…» Памяти Н.И. Пирогова»

С.А. Смирнов. Борис Егорович Гартман. Материалы к биографии

Имя уроженца Нижнего Новгорода, видного военного деятеля Российской империи и Белого движения Бориса Егоровича Гартмана широко известно. Довольно подробно описана и его биография. Одно из наиболее полных ее изложений содержится в книге «Офицеры-нижегородцы — георгиевское кавалеры Великой войны 1914-1918», изданной в Нижнем Новгороде в прошлом году. Тем не менее целый ряд фактов, относящихся к жизнеописанию нашего земляка Бориса Гартмана, по-прежнему неизвестны, а то и ошибочны. В настоящей заметке делается попытка исправить ошибки и дополнить известные сведения важными, с точки зрения автора, подробностями. Читать далее «С.А. Смирнов. Борис Егорович Гартман. Материалы к биографии»

А.И. Солженицын. «Освобожденная» литература

Утекло восемь лет моего изгнания. Сквозь коммунистический панцырь не бывает ни видно, ни слышно, ни догадно. Но вот наши друзья, мои соавторы по “Из–под глыб”, сумели всё–таки ещё раз публично высказаться — в номере 125 “Вестника РХД”, продолжили полемику c нашими оппонентами. А больше — нет сил; кто выдержит десятилетья советского измочаленья? Несломленный вернулся из лагерей Леонид Бородин, с его здоровым строительным патриотизмом и несомненным литературным талантом. (И тоже — повести–романы в самиздат, куда же?..)
Читать далее «А.И. Солженицын. «Освобожденная» литература»

Голос Эпохи. Избранное. Александр ШАХМАТОВ. Австралия. (Глава из книги «Вселенная Россия»)

На теплый пятый материк прибыли мы в 1963 году перед Рождеством Христовым в самый разгар австралийского лета (температура была 45 градусов жары). Встретили нас знакомые и думали, что увезут нас к себе, но не тут-то было, нужно было сначала пройти карантин. Начальство посадило нас на поезд и отправило в лагерь штата Виктория, в местечко под названием Банигила. Ехали часов четырнадцать. Первое впечатление было туманное: во-первых, угнетала жара, во-вторых, если долго смотреть в окна на австралийскую природу, то одолевала скука: все казалось желто-серым, однообразным… Да и люди вокруг разговаривали на каком-то странном английском языке, не на том, который нам в Хайларе преподавала Милая Антонина Иокинфовна Черных. Ну вот, наконец-то подкатил нас поезд к месту назначения! Опять начальство, официальная процедура, всех пересчитали, вежливо пригласили занять места в автобусе и опять в путь. Выехали на гладкую дорогу, по сторонам было насажено много фруктовых деревьев: яблонь, вишен, груш, апельсинов… Везде зелень, чувствовалась жизнь, и на душе стало легче! Через час уже въехали в поселение с большими, типа казарм, зданиями. Быстро прошли медицинскую проверку, нам сделали прививку и устроили в общежития – женщин в одно, а мужчин в другое. Народу было много, звучали разные языки, и больше всего было молодых ребят из Югославии, которые не хотели служить в армии Тито, убегали в разные страны. После резкой перемены климата и быта почти что все заболели, а я больше всех, даже слег в постель. В лагере было много разных культурных развлечений: спортивных, музыкальных. Кто мог, изучал в классах английский язык – словом, скучать было некогда. Питались все в общей столовой, и пища была свежая, много фруктов, так что мы быстро стали вырастать из одежды, которой нас снабдили еще в Гонконге. Вечером устраивали вечеринки с танцами и под оркестр танцевали все, от мала до велика. Лишь только я не мог — лежал в постели с температурой. Когда мы еще только приехали и сошли с автобуса, то меня подметила пятнадцатилетняя девчонка Рита из немецкой семьи и когда узнала, что я болен, стала ухаживать за мной – приносила фрукты, сок и гладила по голове – жалела. А я выходил из себя — был еще мал и не понимал нежного увлечения девиц, да и ребята подростки, наблюдая за этой картиной, подсмеивались. Приходилось звать мать, чтобы она уговорила Риту уйти, но языка-то общего-то не было, поэтому они не понимали друг друга. Рита думала, что мама ее благодарит и еще больше старалась за мной ухаживать… Хорошо, что я скоро поправился и уже мог ходить, так что отбивался от Риты сам так, что доходило до поцелуев. Ничего не поделаешь – юность, и даже не нужен язык для общения. Постепенно все акклиматизировались, были жизнерадостные, и погода стала ласковее, не было больше такой невыносимой жары. Завязалась дружба, особенно тесная с нашими братьями славянами из Югославии. Играли в футбол, кидали ядра, купались в бассейне… резвились и веселились как дети! Тем временем наши добрые знакомые в Сиднее уже приготовили нам квартиру, и срок карантина подходил к концу. Начальство нас предупредило, что нам скоро будет разрешено оставить лагерь. Но мы, молодежь, так уже свыклась, что не хотелось расставаться и когда наступило время прощания, то все плакали как родные. И обещали друг с другом поддерживать связь. Опять на поезд — и покатили обратно в Сидней. И природа в окнах как-то уже по-другому смотрелась.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Александр ШАХМАТОВ. Австралия. (Глава из книги «Вселенная Россия»)»

Л.А. Скатова. Доблестный путь III Кавалерийского (Казачьего) корпуса, окончившийся в Великих Луках (К 105-летию расформирования корпуса)

В судьбе III Кавалерийского корпуса, как в зеркале, отразился доблестный путь Русской Императорской армии, путь равно как героический и жертвенный, так и скорбный, ибо отважно сражавшиеся с первых дней Великой войны на полях Галиции, а позже и на Румынском фронте его дивизии и батареи были подвергнуты принудительной процедуре расформирования, которое произошло в ноябре 1917 – январе 1918 гг. в Великих Луках. Читать далее «Л.А. Скатова. Доблестный путь III Кавалерийского (Казачьего) корпуса, окончившийся в Великих Луках (К 105-летию расформирования корпуса)»

Русский Хронограф. «Композитор выходного дня». А.П. Бородин

За свою не столь уж короткую жизнь он написал всего лишь одну оперу. Да и ту не успел завершить вполне, её заканчивали и создавали оркестровку по его наброскам уже его друзья после его кончины. Зато оперу эту сравнивали по яркости раскрытия национальных характеров с романом Толстого «Война и мир». И, действительно, «Князь Игорь» вот уже второй век остаётся одним из самых востребованных на мировых сценах шедевров русского оперного искусства. Сценарий по мотивам древнерусского эпоса Александру Порфирьевичу Бородину предложил идеолог «Могучий кучки» критик Владимир Стасов. Бородин взялся за покоривший его сюжет, но работа продвигалась медленно. Шли годы, друзья «лезли от восторга», слыша очередные фрагменты, поторапливали композитора, но напрасно. Триумфальной премьеры своего детища на подмостках Мариинки, а затем Большого автору увидеть было не суждено. Читать далее «Русский Хронограф. «Композитор выходного дня». А.П. Бородин»

Штабс-капитан В.Д. Парфенов, первый командир Особого Юнкерского батальона

Эту и другие книги можно заказать по издательской цене в нашей лавке: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

В ноябре этого года исполнилось 55 лет за­рождения Добровольческой Армии и первой ее части. Особого Юнкерского батальона. По этому случаю мне хочется вспомнить и об его первом командире, л.-гв. Измайловского полка шт.-кап. Василии Дмитриевиче Парфенове. Читать далее «Штабс-капитан В.Д. Парфенов, первый командир Особого Юнкерского батальона»

Голос Эпохи. Избранное. Николай Стародымов. Из одной только чести. Александр Засядко и его боевые ракеты

«…Из одной только чести»

Александр Засядко и его боевые ракеты

Это тот самый случай, о котором можно сказать: Человек создал себя сам. Более того, совсем уж удивительно: рожденное его талантом детище было по достоинству оценено, причем, при жизни создателя, да еще и вознаграждено. Согласимся: не так часто подобное случается.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Николай Стародымов. Из одной только чести. Александр Засядко и его боевые ракеты»