РЕЛИГИОЗНО-ЭТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДОСТОЕВСКОГО (С. Аскольдов). Ч.1.

Чем дорог нам Достоевский? Явил ли он нам законченные красоты русского языка, подобно Тургеневу, был ли он бытописцем и изобрази­телем типов, как Гоголь, Островский, Лесков, Л. Толстой, размахнулся ли он в ширь исторических эпопей, подобных «Войне и миру», или, на­конец, подобно тому же Толстому, выступил в роли учителя жизни и религиозного проповедника? Нет — как стилист, он неряшлив и подчас томителен своими длиннотами, нагромождением деталей. Быт и рус­ского человека он знал, и, несомненно, мог бы изобразить своих героев в различных жизненных позах и ситуациях. Отчасти он и сделал это. Но жизненной правде его изображений все же нельзя доверять. По его произведениям нельзя исторически правдиво воспроизводить русскую жизнь и общественность, как это вполне возможно по творчеству Гоголя, Тургенева, Островского, Толстого. Во все изображения внешней и внутренней жизни его действующих лиц слишком вклинивается его соб­ственная личность, посторонние подлинному реализму замыслы и точки зрения. Тона же проповедника, учителя и мудреца он никогда не брал не только в своих художественных произведениях, но и в публицистической деятельности. И если ему всегда хотелось страстно прокричать что-то свое, глубоко пережитое и передуманное о жизни, то кричал он каким-то надтреснутым, слишком не импонирующим голосом, кричал не столько для того, чтобы убедить других, сколько для того, чтобы сказать «dixi et animam levavi»[1]. И скорее безнадежность в своей убедительности звучит в его речах, часто как бы нарочно направленных к тому, чтобы не убедить, а раздосадовать иначе мыслящих. Слишком он останавливается на том, что им не по вкусу, а иногда и не по разумению. Так ли говорят пропо­ведники и учителя жизни? Читать далее «РЕЛИГИОЗНО-ЭТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДОСТОЕВСКОГО (С. Аскольдов). Ч.1.»

Сергей Фудель. НАСЛЕДСТВО ДОСТОЕВСКОГО

Явление Христа в современности

1864-1865 год был для Достоевского временем «перелома его жизни надвое», как он писал в одном письме. В апреле 1864 года умерла его первая жена Мария Дмитриевна Исаева. В июле 1864 года неожиданно умер любимый брат и верный друг Михаил. В начале 1865 года прекратил свое существование его второй журнал «Эпоха». В марте-апреле 1865 года он пишет Врангелю про смерть жены: «16 апреля она скончалась в полной памяти, и, прощаясь, вспоминая всех, кому хотела в последний раз от себя поклониться, вспомнила и об вас… Когда она умерла, -… никак не мог вообразить, до какой степени стало больно и пусто в моей жизни, когда ее засыпали землей… Бросился я, схоронив ее, в Петербург, к брату, он один у меня оставался; через три месяца умер и он… и вот я остался вдруг один и стало мне просто страшно. Вся жизнь переломилась надвое». Читать далее «Сергей Фудель. НАСЛЕДСТВО ДОСТОЕВСКОГО»

Проблема красоты в миросозерцании Достоевского (прот. Василий Зеньковский)

  1. 1. Есть достаточно основания утверждать, что Достоевский всю жизнь интересовался вопросом о красоте, о смысле и задачах искусства. Он писал однажды своему брату: «Я присел за статью об искусстве. Статья моя — плод десятилетних обдумываний… Это собственно о назначении христианства в искусстве. В Дневнике писателя за 1873 год мы находим много отдельных мыслей, которые явно представляют отрывки из слагавшейся системы эстетического мировоззрения, хотя уже в это время у Достоевского бродили недостаточно, впрочем, оформленными — те мысли о трагедии красоты, которые с такой силой высказываются им позже в Братьях Карамазовых. В одном письме к Полонскому Достоевский пишет (в 1876 г.): «Хотел бы писать о литературе и о том, о чем никто с тридцатых годов ничего не писал — о чистой красоте».

Читать далее «Проблема красоты в миросозерцании Достоевского (прот. Василий Зеньковский)»

М.Н. Катков. Характеристика внутреннего мира Достоевского

Достоевскому воздается честь не просто как писателю, не просто как литературному таланту. В нем особенно ценно, особенно дорого то духовное направление, которое в нем выработалось его жизнью. Он принадлежал к числу избранных душ, которые неутомимо ищут правды, ищут Бога. Вот в чем, в этом искании Бога истинный прогресс и человека, и человечества! Как бы в этом искании ни заблуждался человек, оно спасет его, оно выведет его на путь, если только искание правды само правдиво и идет из глубины души. В ком живет это животворящее духовное начало, тот выдержит всякое испытание, тот не изнеможет ни в какой борьбе. Много тяжкого перенес Достоевский в своей жизни. Буря застигла его на самом расцвете его жизни. В своих молодых великодушных, но еще неопределенных порывах к добру и правде он оступился, подпал под удар сурового закона — и очутился на каторге. Не будь в нем Бога, он бы озлобился, ожесточился бы и упал бы бесповоротно с высоты своих мечтаний. Читать далее «М.Н. Катков. Характеристика внутреннего мира Достоевского»

Протоиерей Георгий Флоровский. РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕМЫ ДОСТОЕВСКОГО

В творчестве Достоевского есть внутреннее единство. Одни и те же темы тревожили и занимали его всю жизнь. Достоевский считал и называл себя реалистом — «реалистом в высшем смысле». Неточно называть его психологом. И неверно объяснять его творчество из его душевного опыта, из его переживаний. Достоевский описывал и изображал не душевную, но духовную реальность. Он изображал первореальность человеческого духа, его хтонические глубины, в которых Бог с дьяволом борется, в которых решается человеческая судьба. Неверно говорить, что Достоевский объективировал или воплощал в своих творческих образах свои переживания, свои идеи. Достоевский совсем не замыкался в своих уединенных думах. Правда, в молодости он был «мечтателем». Но этот соблазн «мечтательства» он очень рано творчески преодолел в себе. Его душа открылась всем впечатлениям бытия. Читать далее «Протоиерей Георгий Флоровский. РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕМЫ ДОСТОЕВСКОГО»

Святитель Николай Сербский. Ницше и Достоевский

Ницше и Достоевский наши современники, хоть оба они уже в гробах. Ницше отправился в могилу немного более 10 лет назад, Достоевский упокоился тридцать лет тому назад. Они наши по времени, а также наши  духовно, и идейно. Говорю, наши не потому, что считаю их нашими духовными предводителями, будто мы их ученики и последователи, но потому, что они стали представителями духовных устремлений и настроений современной эпохи. Они оба стали поэтами-мыслителями, хотя ни один из них не был поэтом или мыслителем в привычном понимании этих слов. Они стали поэтами и мыслителями, как революционеры.  Они создали особый стиль, особые литературные образы с особым содержанием. Стиль, облик и содержание их поэзии представляют собой революцию в европейской и русской литературе последнего времени. Как мыслители Ницше и Достоевский не являются метафизиками но этиками, то есть определителями моральных ценностей и творцами новых моральных идеалов. У Ницше идеалом стал сверхчеловек, у Достоевского – всечеловек. Но рассмотрим поближе эти два идеала.

Читать далее «Святитель Николай Сербский. Ницше и Достоевский»

М.В. Назаров. Кто победит в первенстве мiра по лжи, или Размышления князя Мышкина

Если бы князь Мышкин оказался в нашем мiре, допустим, попал бы в мой дом и стал бы знакомиться с нашей жизнью ‒ я бы, прежде чем выпустить его самостоятельно в город, предложил бы ему сначала подготовиться к встрече с нашей реальной жизнью, сильно отличающейся от XIX века: смотреть телевизор и задавать вопросы. (Учебники истории, свои книги и самостоятельный доступ к интернету давал бы ему позже, дозировано, чтобы он сразу уже по-настоящему с ума не сошел.)

Князь Мышкин о Навальном

Уже при просмотре центральных телепрограмм прошедшей недели Мышкин, будучи литературным персонажем, использующим по воле его создателя метод «остранения» (т.е. видения привычных вещей в своем странном ракурсе, с «идиотской» для взрослого детской наивностью) непременно задал бы много вопросов, причем первые два на актуальные темы: кто такой этот ужасный британский агент Навальный, которого разоблачают на всех каналах, что он мошенничает, политически развращает детей, да еще и глумится над подвигом ветерана вашей священной ВОВ? Ветеран ведь по сути правильно призвал голосовать за монархическую конституцию: пусть ваш Царь правит несменяемо, иначе что же это за монархия? Чем это плохо? Но вообще-то всем ведь ясно, что когда этот агент нападает на вашего Царя, он сам же себе и вредит, потому что все знают: Царь служит Богу, ему для этого лишних дворцов и золотых ершиков не нужно, он не мог бы править без доверия своего народа, без отеческой любви к нему, и тем более грабить и обманывать его. Читать далее «М.В. Назаров. Кто победит в первенстве мiра по лжи, или Размышления князя Мышкина»

Митрополит Антоний (Храповицкий). В день памяти Достоевского

Семь лет тому назад последние дни первого годового месяца потрясли до самой глубины души наше столичное и отчасти провинциальное общество, а учащуюся молодость по преимуществу. Когда разнеслась весть о том, что умер Достоевский, то каждый непосредственно почуял в своем горько опечаленном сердце, что умерший был для него гораздо ближе, чем он предполагал прежде. Все весьма многочисленные и разнообразные суждения, картины и вопросы, которые он встретил в трудах почившего, в этот горестный день слились в нечто целое, в некую единую истину великую для сознания и притом самоочевидную. Евангелие, вечная жизнь, самоотвержение и любовь — вот те идеи, которые вместе со смертию своего провозвестника, как-то особенно ярко начертались сами собой на сердцах, ясно возвещая о своем бессмертии, о своей продолжительности в сознании того, кто носил и исповедовал их, о бессмертии своего проповедника. Читать далее «Митрополит Антоний (Храповицкий). В день памяти Достоевского»

Федор Степун. „БЕСЫ” И БОЛЬШЕВИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

О большевистской революции написано несметное количество умных статей и солидных исследований. Но никто из авторов этих работ не превзошел по глубине мысли пророческих раздумий Достоевского о метафизических основах большевизма.
Живя в 1867 году за границей, Достоевский с тревогой всматривался во все происходящее на родине. И чем больше он всматривался, тем настойчивее укреплялась в нем мысль о неизбежности столкновения между «европейским антихристом» и «русским Христом». Волновала его больше всего мысль, не заразится ли Россия западными ядами атеизма, позитивизма и социализма. Читать далее «Федор Степун. „БЕСЫ” И БОЛЬШЕВИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»