Достоевский. Основные особенности личности и творчества. Гл.2. (Иван Андреев)

Приобрести книгу: Богословие Достоевского

В период 1861-64 гг. Достоевский, вместе со своими братом Михаилом, издает «свои» журналы, сначала «Время», а затем «Эпоха».
Летом 1862 г. Достоевский впервые едет заграницу. Он побывали в Берлине, Дрездене, Висбадене, Баден-Бадене, Кельне, в Париже, в Лондоне (где встретился с Герценом), в Люцерне, в Женеве, в Генуе, во Флоренции, Милане, Венеции, в Вене и других местах, объехав все эти города за 2 г. и 2 месяца. В «Зимних заметках о летних впечатлениях» (напечатанных в 1863 г. в журнале «Время»), он рассказал о своих впечатлениях от Европы. Европа ему показалась кладбищем.
В 1863 г. вспыхивает Польское восстание. В журнале братьев Достоевских «Время», в апрельской книжке, появляется злободневная статья Н. Страхова — «Роковой вопроси», в которой проводится мысль, что с поляками бороться внешнею силою недостаточно и что победа над ними должна быть морально оправдана. Хотя статья эта, слабая и неясная, была и патриотическая, тем не менее, именно за эту статью журнал «Время» был закрыт. Читать далее «Достоевский. Основные особенности личности и творчества. Гл.2. (Иван Андреев)»

Встречаем наши новинки! Богословие Достоевского

К 200-летию Федора Михайловича Достоевского, русского национального пророка, до сей пор не услышанного нами в полной мере, Русское просветительское общество им. Императора Александра III представляет собрание работ религиозных философов, богословов, иерархов и святых Православной Церкви, посвященных духовному осмыслению жизненного пути и творчества писателя, его наследия и заветов. Читать далее «Встречаем наши новинки! Богословие Достоевского»

Достоевский и его христианское миропонимание. Гл.1/1. (Иван Андреев)

Приобрести книгу: Богословие Достоевского

Феодор Михайлович Достоевский родился 30 октября 1821 года, в Москве, в семье врача Московской Мариинской больницы для бедных — Михаила Андреевича Достоевского. Дед писателя по отцу, Андрей Михайлович, был протоиерей в г. Брацлаве, Подольской губернии. Один из сыновей о. Андрея, Лев Андреевич, дядя писателя тоже был священником. Из шести дочерей о. Андрея — три стали матушками, выйдя замуж за священников. Отец писателя Михаил Андреевич сначала обучался в Каменец-Подольской Семинарии, но не окончив ее, с согласия и благословенья матери удалился из отеческого дома в Москву, где поступил студентом в Московское отделение Медико-Хирургической Академии. По свидетельству младшего брата писателя, Андрея Михайловича, их отец, после окончанья курса медицинских наук в Академии, в 1812 г. был командирован на службу лекарем в военные лагеря, а затем в Бородинский пехотный полк, где получил звание штаб-лекаря. Из Бородинского полка он был переведен ординатором в Московский военный госпиталь в 1818 г. Затем, в 1821 году уволен из военной службы и назначен лекарем в Московскую Мариинскую больницу, со званием штаб-лекаря. Дослужился он до чина коллежского советника и был кавалером трех орденов. По свидетельству близких, он был человек чрезвычайно раздражительный, вспыльчивый и заносчивый, угрюмый и замкнутый, болезненно ревнивый, а кроме того, еще и страдал хроническим алкоголизмом. Читать далее «Достоевский и его христианское миропонимание. Гл.1/1. (Иван Андреев)»

Богословие Достоевского. Пастырское изучение людей и жизни по произведениям Ф.М. Достоевского (митр. Антоний Храповицкий)

Приобрести книгу: Богословие Достоевского

Федор Михайлович Достоевский раскрывает в своих сочинениях стройное и весьма полное миросозерцание: все разнообразнейшие частности жизни и мысли, нескончаемой вереницей проходящие пред его читателем, проникнуты одной нравственной идеей. В начертании бесчисленных типов из самых разнообразных областей общественного быта — от схимника до социалиста, от младенцев и философов до преклонных старцев, от богомолок до блудниц — Достоевский не пропускает ни одной картины, ни одной, можно сказать, строки, привязанной так или иначе к своей идее. Богатство нравственного содержания автора так обильно, так стремительно спешит оно излиться, что ему мало двенадцати толстых томов и шестидесятилетней трудовой жизни, чтобы успеть высказать миру желаемые слова. Томимый жаждою этой проповеди, он не успевает усовершать свои повести с внешнехудожественной стороны и вместо обычного у других писателей растягивания и пережевывания иногда малосодержательной идейки на сотни страниц разных картинок и типов наш писатель, напротив того, громоздит спешно и сжато идею на идею, психический закон на закон; напряженное внимание читателя не успевает догонять его глаз, и он, поминутно останавливая свое чтение, обращает свой взор снова на перечитанные строки — настолько они содержательны и серьезны. He малопонятность изложения тому причиной, не туманность мысли, а именно преизливающаяся полнота содержания, не знающая себе подобной во всей нашей литературе. Читать Достоевского — это хотя сладостная, но утомительная, тяжелая работа; пятьдесят страниц его повести дают для мысли читателя содержание пятисот страниц повестей прочих писателей, и вдобавок нередко бессонную ночь томительных укоров себе или восторженных надежд и стремлений.

Читать далее «Богословие Достоевского. Пастырское изучение людей и жизни по произведениям Ф.М. Достоевского (митр. Антоний Храповицкий)»

ВОСПОМИНАНИЯ О ДОСТОЕВСКОМ (Митр. Антоний (Храповицкий))

Не я один и не мои только сверстники составили себе убеждение в том, что с 1881 года Россия, сознательная Россия, вступила в новый период своей жизни.
Это было время такого нравственного подъема, что едва ли большинству просвещенных современников казалось, что отныне наша русская жизнь пойдет по совершенно новому пути, по пути полного нравственного возрождения, что настал конец русскому нигилизму, а вера православная займет центральное положение в общественной жизни. Почти что так именно определял общественное положение того времени один из сотрудников «Исторического Вестника» (Осипов?), едва ли лично сочувствовавший тому новому пути. Недавно я читал воспоминания одного из участников активной революции времен Государя Александра Второго, признававшегося, что всей его группе нигилистов (а она была тогда единственная) пришлось после убийства Государя закрыть на 13 лет свои лавочки и почислиться в запас. Конечно, причиной такого явления было не только нравственное возрождение русского общества, но и более решительное настроение правительства и частнее — полиции, но таковое едва ли бы оказалось возможным без первого условия, которое нас исключительно интересует, как вылившееся из свободного настроения и новых убеждений общества и учащегося юношества, которое, кстати сказать, тогда было действительно учащимся, а не кутящим, как через 20 лет позже. Слава Богу, в эмиграции оно стало опять учащимся, хотя к сожалению (но и к чести его), не только учащимся, но и работающим своими руками, и — голодающим. Читать далее «ВОСПОМИНАНИЯ О ДОСТОЕВСКОМ (Митр. Антоний (Храповицкий))»

Богословие Достоевского. РУССКАЯ СТИХИЯ У ДОСТОЕВСКОГО (Б. Вышеславцев). Ч.1.

Русская стихия — она чувствуется каждым рус­ским, как непонятная и непередаваемая иностран­цам сущность русской души, русского характера, русской судьбы, даже русской природы. Нужно сознаться что и нам самим она не вполне понятна — «умом Россию не понять» — уму непонятна, хотя близка и знакома и родственна, ибо мы жи­вем в ней и из нее рождены, из этой ирраци­ональной стихии. Теперь уже иностранцы начинают ее чувствовать — «das Russentum», говорит Шпенглер, и переживает это, как особую стихию, глубоко отличную от западно-европейской куль­туры. Читать далее «Богословие Достоевского. РУССКАЯ СТИХИЯ У ДОСТОЕВСКОГО (Б. Вышеславцев). Ч.1.»

Константин Случевский. ДОСТОЕВСКИЙ (Очерк жизни и деятельности). Ч.2.

***

Если только более или менее далекому будущему исследователю под силу будет воссоздать сложное жизнеописание Достоевского, то, еще труднее, представится работа тому человеку, который задастся мыслью изучить его произведения. В настоящее время в критике нашей видятся только крайности, только обрывки, только отдельные взгляды людей совершенно противуположных лагерей, при чем, по очень меткому и поэтическому замечанию В. Буренина: «злоба журнальных пигмеев царапает гроб крупного литературного таланта и не менее крупного человека»… «Не подобает им», продолжает он, «недостойным развязать ремень его сапога, выставлять его подвиги антипатичными, возбуждающими сожаление»… «Это, господа, стыдно, это даже больше чем стыдно — это неблагородно». Для того что бы не возвращаться вторично к критикам этого рода, следует здесь же, до беглой характеристики таланта покойного, указать главнейших недоброжелателей этого таланта и его значения. Читать далее «Константин Случевский. ДОСТОЕВСКИЙ (Очерк жизни и деятельности). Ч.2.»

Константин Случевский. ДОСТОЕВСКИЙ (Очерк жизни и деятельности)

«Только обносившияся идеи очень понятны»
(Ф. Достоевский).

   «На днях я читал «Мертвый Дом» и не знаю лучше книги изо всей новой литературы, включая Пушкина»
(Граф Л. Н. Толстой).

   «Достоевский чувствовал мысли»
(Н. Страхов).

В очертании личности и таланта Федора Михайловича Достоевского» (1821 † 1881), перешедшего, на шестьдесят первом году жизни, в очень и очень далекую историю, есть, несомненно, нечто «героическое», как это было замечено одним из лучших друзей покойного Н. Страховым. Мысль эта чрезвычайно верна, хотя и брошена вскользь; может быть, было бы правильнее сказать не героическое, а «богатырское», и этому имеются несколько веских, неоспоримых причин. Читать далее «Константин Случевский. ДОСТОЕВСКИЙ (Очерк жизни и деятельности)»

Михаил Тареев. Достоевский, как религиозный мыслитель. Ч.3.

Любопытную интерпретацию художественных концепций Ф. М. Достоевского мы находим в книге Д. С. Мережковского Религия Л. Толстого и Достоевского.

Автор христианскую религию хочет понять, как отрицание нравственности, преступление ее законов. «Христианство есть явление не нравственное, а религиозное, сверхнравственное, преступающее чрез все пределы и преграды нравственного закона, явление величайшей свободы по ту сторону добра и зла». Вместе с этим религиозность он усматривает именно в этой свободе субъекта, в своеволии лица, в антитеизме, в антихристианстве, в человеко-божестве. «Бунт против человечества (т. е. отрицание нравственности), против Бога, против Христа — вот восходящие ступени этой новой нравственной эволюции. Безграничная свобода, безграничное Я, обожествленное Я, Я — Бог, — вот последнее слово этой религии». Итак, нравственность не как автономия разума, а как безграничная свобода, и религия не как вера, а как самобожество. Читать далее «Михаил Тареев. Достоевский, как религиозный мыслитель. Ч.3.»

Михаил Тареев. Достоевский, как религиозный мыслитель. Ч.2.

Религиозная радость жизни дает высшую гармонию, лежащую за границами этических полюсов. Но принцип жизни делает лишь половину дела.
— Половина твоего дела сделана, Иван, и приобретена: ты жить любишь. Теперь надо постараться тебе о второй твоей половине, и ты спасен. Читать далее «Михаил Тареев. Достоевский, как религиозный мыслитель. Ч.2.»