Голос Эпохи. Избранное. Михаил КАСЬЯНОВ. Шурминские годы (фрагмент из книги «Телега жизни»). Ч.2.

НАЧАЛО

По утрам в центре города собирались группы красных и белых и начинали материть друг друга. Это был своеобразный спорт — кто кого перематерит. Иногда в результате ругани возникали и столкновения. Сейчас же появлялась японская морская пехота в белых гетрах, становившаяся цепочкой посреди улицы между враждующими сторонами. Тогда начинался товарообмен: через головы японцев летели от красных к белым буханки хлеба и другие съестные продукты, от белых к красным — табак в пачках, сигареты, сахар. В конце концов, произошло расформирование белых частей, и после соответствующей процедуры этим воякам позволено было выехать каждому на родину под известный надзор. В 1922 году Володя появился в Перми, где сейчас же женился на Софье Ивановне Козыриной. Она была его невестой еще в юности. За время военных подвигов Володи Софья успела выйти замуж и развестись. С ней я познакомился в 1922 году, а с Володей встретился только 1924 году, когда он и Соня переехали в Москву. Злые языки говорили, что Володя в Перми увлекся какой то милой девицей или дамой, и жена решила оторвать его от возникавшей привязанности. В Москве супруги поселились в большой комнате сестры Софьи — Клавдии — на Сивцевом Вражке. Однако, Владимир начал, будто бы, ухаживать за Клавдией, и пришлось Соне везти его дальше, на этот раз в Ленинград. Потом они года на два съездили поработать в Хибины. Володя вернулся оттуда обросший окладистой бородой, как старовер. Он рассказывал, что на весь поселок была только одна уборная. Летом, когда солнце не уходило с небосвода, и в ночные часы было так же светло, как и днем, мужчины все же считали возможным «ночью» ходить в уборную в одних подштанниках.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Михаил КАСЬЯНОВ. Шурминские годы (фрагмент из книги «Телега жизни»). Ч.2.»

ВСТРЕЧАЙТЕ! СВЕЖИЙ НОМЕР «ГОЛОСА ЭПОХИ»! УЖЕ В ПРОДАЖЕ!

Наши книги можно заказать по издательской цене в нашей лавке: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

С нами можно связаться по телефону:
89257077848
или по e-mail:
orders@traditciya.ru

К дню памяти Л.И. Бородина. В. Даренский. Историософские размышления Л. Бородина в автобиографическом повествовании «Без выбора»

Доклад на Всероссийских Бородинских чтениях 2021 года

Даром великой милости
Знаем восторг горения!
В радости не обманется
Выбравший трудный путь!

Если ж за скобки вынести
Все, что у нас от времени,
В скобках тогда останется
Главная наша суть!
Л. Бородин
Читать далее «К дню памяти Л.И. Бородина. В. Даренский. Историософские размышления Л. Бородина в автобиографическом повествовании «Без выбора»»

Голос Эпохи. Избранное. Михаил КАСЬЯНОВ. Шурминские годы (фрагмент из книги «Телега жизни»). Ч.1.

(Под редакцией Марины Липатовой)

1902-1913 гг.

…те дни, когда мне были новы

Все впечатленья бытия…

А.С.Пушкин
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Михаил КАСЬЯНОВ. Шурминские годы (фрагмент из книги «Телега жизни»). Ч.1.»

Голос Эпохи. Избранное. Александр ШАХМАТОВ. Австралия. (Глава из книги «Вселенная Россия»)

На теплый пятый материк прибыли мы в 1963 году перед Рождеством Христовым в самый разгар австралийского лета (температура была 45 градусов жары). Встретили нас знакомые и думали, что увезут нас к себе, но не тут-то было, нужно было сначала пройти карантин. Начальство посадило нас на поезд и отправило в лагерь штата Виктория, в местечко под названием Банигила. Ехали часов четырнадцать. Первое впечатление было туманное: во-первых, угнетала жара, во-вторых, если долго смотреть в окна на австралийскую природу, то одолевала скука: все казалось желто-серым, однообразным… Да и люди вокруг разговаривали на каком-то странном английском языке, не на том, который нам в Хайларе преподавала Милая Антонина Иокинфовна Черных. Ну вот, наконец-то подкатил нас поезд к месту назначения! Опять начальство, официальная процедура, всех пересчитали, вежливо пригласили занять места в автобусе и опять в путь. Выехали на гладкую дорогу, по сторонам было насажено много фруктовых деревьев: яблонь, вишен, груш, апельсинов… Везде зелень, чувствовалась жизнь, и на душе стало легче! Через час уже въехали в поселение с большими, типа казарм, зданиями. Быстро прошли медицинскую проверку, нам сделали прививку и устроили в общежития – женщин в одно, а мужчин в другое. Народу было много, звучали разные языки, и больше всего было молодых ребят из Югославии, которые не хотели служить в армии Тито, убегали в разные страны. После резкой перемены климата и быта почти что все заболели, а я больше всех, даже слег в постель. В лагере было много разных культурных развлечений: спортивных, музыкальных. Кто мог, изучал в классах английский язык – словом, скучать было некогда. Питались все в общей столовой, и пища была свежая, много фруктов, так что мы быстро стали вырастать из одежды, которой нас снабдили еще в Гонконге. Вечером устраивали вечеринки с танцами и под оркестр танцевали все, от мала до велика. Лишь только я не мог — лежал в постели с температурой. Когда мы еще только приехали и сошли с автобуса, то меня подметила пятнадцатилетняя девчонка Рита из немецкой семьи и когда узнала, что я болен, стала ухаживать за мной – приносила фрукты, сок и гладила по голове – жалела. А я выходил из себя — был еще мал и не понимал нежного увлечения девиц, да и ребята подростки, наблюдая за этой картиной, подсмеивались. Приходилось звать мать, чтобы она уговорила Риту уйти, но языка-то общего-то не было, поэтому они не понимали друг друга. Рита думала, что мама ее благодарит и еще больше старалась за мной ухаживать… Хорошо, что я скоро поправился и уже мог ходить, так что отбивался от Риты сам так, что доходило до поцелуев. Ничего не поделаешь – юность, и даже не нужен язык для общения. Постепенно все акклиматизировались, были жизнерадостные, и погода стала ласковее, не было больше такой невыносимой жары. Завязалась дружба, особенно тесная с нашими братьями славянами из Югославии. Играли в футбол, кидали ядра, купались в бассейне… резвились и веселились как дети! Тем временем наши добрые знакомые в Сиднее уже приготовили нам квартиру, и срок карантина подходил к концу. Начальство нас предупредило, что нам скоро будет разрешено оставить лагерь. Но мы, молодежь, так уже свыклась, что не хотелось расставаться и когда наступило время прощания, то все плакали как родные. И обещали друг с другом поддерживать связь. Опять на поезд — и покатили обратно в Сидней. И природа в окнах как-то уже по-другому смотрелась.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Александр ШАХМАТОВ. Австралия. (Глава из книги «Вселенная Россия»)»

Голос Эпохи. Избранное. Николай Стародымов. Из одной только чести. Александр Засядко и его боевые ракеты

«…Из одной только чести»

Александр Засядко и его боевые ракеты

Это тот самый случай, о котором можно сказать: Человек создал себя сам. Более того, совсем уж удивительно: рожденное его талантом детище было по достоинству оценено, причем, при жизни создателя, да еще и вознаграждено. Согласимся: не так часто подобное случается.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Николай Стародымов. Из одной только чести. Александр Засядко и его боевые ракеты»

ШЕСТОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС ИМ. И.И. САВИНА. НАСЛЕДСТВО

Мой прапрадед Дмитрий Никитич Коробков, как и любой русский мужик, крепкий хозяин и любящий отец, хотел оставить сыновьям хорошее наследство, а дочерям доброе приданое. Конечно, для вчерашнего крепостного речь не шла об особняках и фамильном серебре, но в самом начале «короткого двадцатого века» у новоиспеченного сибиряка все равно были хорошие перспективы. И создавал их для себя он сам.

Рано осиротевшему Дмитрию не досталось никакого существенного наследства кроме неутомимой предприимчивости, подтолкнувшей его начать долгий путь, который приведет в Сибирь. Слишком далеко в Сибирь… В начале 90-x годов XIX века, с наступлением совершеннолетия, Дмитрий решается оставить свой «кошачий надел» на Орловщине и покорить старую столицу, где для него всегда находилась работа. Набравшись опыта он ухватился за возможность освоить перспективное ремесло и стал каменщиком. Читать далее «ШЕСТОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС ИМ. И.И. САВИНА. НАСЛЕДСТВО»

Голос Эпохи. Избранное. Игорь СМЫСЛОВСКИЙ. Мемуары артиста. Часть 2. Революция

(Под редакцией Владимира Смысловского)

Глава 6

И вот апрель 1917 года. Февральская революция. Царь Николай II отрекся от престола. В кадетском корпусе идут горячие разговоры, споры. Наш воспитатель, оказалось, был либерально настроен, и отречение царя от престола его очень устраивало. А у нас, мальчишек, была смута.

Так вдруг из призыва — «за Веру, Царя и Отечество» вычеркнулось слово — «Царь». Но когда мы побывали в очередную субботу дома, то вернувшись, настроение среди нас было другое и очень разное. Мнение родителей, естественно, определяло и наш взгляд на революцию.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Игорь СМЫСЛОВСКИЙ. Мемуары артиста. Часть 2. Революция»

Голос Эпохи. Избранное. Николай Зайцев. Церковь

Всегда люди старались строить Божьи дома повыше, на пригорке, на горочке, пусть небольшой, но всё поближе к небу, Богу. Строили крепко, красиво и навечно. Вечное не может быть убогим. Если Бог вечен, значит, и посвящение ему должно быть под стать. Под стать вере и любви, обращённым к всевышнему познанию, ибо познание высокого и есть Бог. Познание красивого, доброго, вечного.

Нельзя восхвалять пустоту. Она невидима. Восхвалять великое нет нужды. Остаётся среднее, хвала самой жизни. Хвала её свету и тьме. Жизнь и есть нечто среднее между пустым и великим.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Николай Зайцев. Церковь»

Голос Эпохи. Избранное. Игорь Михеев. Депопуляция как идея фикс этнофобской антисистемы

С начала 20 века антисистемники ведут энергичную работу по депопуляции  в масштабах планеты. Корни этой идеи фикс – необходимости искусственного сокращения населения восходят к английскому политэконому Мальтусу, который ещё в конце 18-го века озаботился данной проблемой. Промышленная революция в Англии привела к обнищанию, как сельского населения, так и фабричных рабочих в городах.  В этой связи в английском обществе  возникло представление о необходимости  социальной помощи бедным со стороны государства. Однако далеко не все с этим были согласны. Господдержка неимущих должна была осуществляться из казны — за счёт налогов, которые платили имущие. Последние же, как водится, предпочитали снижение налогов, а вовсе не благотворительность. Выразителем их позиции и стал Томас Мальтус. В 1798 году он издал труд под названием «Опыт о законе народонаселения». В нём он доказывал, что население, если не ограничивать его рост искусственно, растёт в геометрической прогрессии, а производство средств к существованию — в арифметической. Поэтому нет смысла в социальных пособиях — если не сдерживать рост населения, ресурсов не хватит.
Читать далее «Голос Эпохи. Избранное. Игорь Михеев. Депопуляция как идея фикс этнофобской антисистемы»