Дмитрий Соколов. Низовое насилие

«Великий перелом» — выражение Сталина, которым он охарактеризовал начатую в конце 1920-х гг. политику форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства.

Проведение в жизнь столь масштабных преобразований неспроста называют «революцией сверху». Перемены не только разрушали прежний уклад. Читать далее «Дмитрий Соколов. Низовое насилие»

Крест для будущего памятника жертвам раскулачивания готов!

Впереди — табличка, доставка, установка, голгофа.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ: ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ В ПАМЯТЬ РУССКИХ КРЕСТЬЯН – ЖЕРТВ РАСКУЛАЧИВАНИЯ
http://rys-strategia.ru/news/2021-03-12-11468

СБОР НА УСТАНОВКУ КРЕСТА ПАМЯТИ ЖЕРТВ РАСКУЛАЧИВАНИЯ ЗАВЕРШЕН! БЛАГОДАРИМ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ!

Благодарим наших единомышленников за активную поддержку проекта установления поклонного креста в память раскулаченных крестьян в с. Веряево! За последние дни нами получено:

— 1000 р.
— 900 р.
— 200 р.

‼Сбор завершен! Спасибо!

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ: ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ В ПАМЯТЬ РУССКИХ КРЕСТЬЯН – ЖЕРТВ РАСКУЛАЧИВАНИЯ
http://rys-strategia.ru/news/2021-03-12-11468

ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.6.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15557/

Рассказ отца

С месяц всего пробыл я на Ляле после того, как. в прошлом году Костя ушел с тобой. Гадал всяко: оставлять мать с детьми — нехорошо, но быть бесполезным возле — еще хуже. Помалу кое-что разузнал да и рискнул. С Павликом и пошел. Он, ясно, мальчишка хилый, но рассчитал, что оставлять его тоже нет резона, — пропадет. А был уже август — время года, когда можно найти в лесах и ягоду, и грибы, а если добраться до какого-либо селения, то и картошку. Так вот и решил пойти лесами, тайгой, оставляя все дороги в стороне аж до самой Камы. Подсказал мне случайно местный охотник-старик, что, если подняться вверх по Ляле километров сорок — пятьдесят и пойти строго на запад, то всего день-два — и перевал, а там любой ручеек приведет на Каму. Поразмыслив, я понял, что такой путь сулит больше шансов на удачу. Так вот и пошли: топор, соль да кусок хлеба, и не на восток, вниз по Ляле, а на запад, искать Каму. Надежда на успех, казалось, была еще и в том, что этим путем никто не шел, никто не имел его в виду, значит, для нас более безопасно. На третий день заметили, что начали спускаться, — перевалили. Чтобы убедиться в этом полностью, нужно было найти хоть какую речку или ручей. При нас ни часов, ни компаса — только слух и зрение. Всматривались и прислушивались, останавливались и вновь продолжали свой путь, поистине дерзкий и отчаянный. И скажу тебе, сынок, что, даже рассказывая о том, жуть меня охватывает и в дрожь бросает. Читать далее «ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.6.»

А.Г. Тепляков. Раскрестьянивание и вооружённый народный протест в Сибири в начале 1930-х годов

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15557/

Коллективизация сельского хозяйства была самой крупной репрессивной акцией сталинского режима, потребовавшей огромного количества беспощадных исполнителей политики раскрестьянивания. Подобных личностей власти выращивали специально с первых дней большевистской власти: ещё Ленин и Троцкий, считая свою диктатуру «киселём» и постоянно требуя усиления террора, настаивали на поисках людей «потвёрже»[1]. Освобождение социума от моральных запретов было важной задачей большевистских вождей, понимавших, что революцию сделает активное меньшинство, привлечённое возможностью стать правящей силой и освобождённое от «химеры совести». Использовался и чисто уголовный элемент. Организатор убийства великого князя Михаила Александровича старый большевик Г.И. Мясников, одержимый идеей «реабилитировать Смердяковых от гнусностей Достоевского», в мемуарах восторженно писал о том, как во время Гражданской войны «хулиганы, воры, бандиты перерождались… и делались одержимыми, нетерпеливыми, готовыми на все мыслимые жертвы революционерами»[2]. Интеллектуал и будущий писатель-фантаст А.А. Богданов провозглашал: «Кричат… против экспроприаторов, грабителей, против уголовных… А придет время восстания, и они будут с нами. На баррикадах взломщик-рецидивист будет полезнее Плеханова[3]. Читать далее «А.Г. Тепляков. Раскрестьянивание и вооружённый народный протест в Сибири в начале 1930-х годов»

ПОДДЕРЖИТЕ БЛАГОЕ ДЕЛО: ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ В ПАМЯТЬ РУССКИХ КРЕСТЬЯН – ЖЕРТВ РАСКУЛАЧИВАНИЯ

В конце грядущего лета в с. Веряево Рязанской области по инициативе Русского просветительского общества им. Императора Александра III и прихожан Церкви Рождества Христова будет установлен поклонный крест в память русских крестьян, ставших жертвами раскулачивания.

91 год назад в Веряево произошло одно из самых крупных крестьянских восстаний, события которого нашли отражение в романе уроженца этих мест, писателя Бориса Можаева, «Мужики и бабы».

Ныне горькой памятью этого восстания служит разрушенная Церковь Рождества Христова, колокола которой некогда звали крестьян к восстанию против грабительской коллективизации.

Общая стоимость проекта: поклонный крест (4,7 м.), табличка, доставка, установка – 27,500р. Читать далее «ПОДДЕРЖИТЕ БЛАГОЕ ДЕЛО: ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ В ПАМЯТЬ РУССКИХ КРЕСТЬЯН – ЖЕРТВ РАСКУЛАЧИВАНИЯ»

ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.5.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15557/

В Верхотурье я не стал заходить в здание станции, опасаясь наткнуться на какой-нибудь скрытый пост. Пристроившись в кустарнике, я отдыхал и обдумывал, как продолжить свой путь. Пеший способ я отверг начисто, как трудный, медленный и подозрительный. Из книг и устных рассказов я кое-что знал о так называемых «зайцах» на поездах — о проезде без билета или на товарняках. Практически же мне такое делать не приходилось, если не считать случаев, когда школьниками мы совершали иногда поездки от разъезда, что был между Пересной и Починком. Там было закругление пути и подъем в сторону Починка, поезд замедлял ход, и мы, школьники, без труда вскакивали на тормозные площадки. Теперь же, сидя в кустах возле станции Верхотурье, я решил ждать до вечера и, пользуясь темнотой, попробовать поехать «зайцем». На станции стояли составы, но трудно было определить, какой из них пойдет раньше и в каком направлении. Но поскольку гружены они были большей частью круглым лесом, то это уже был признак, что уйдут они к югу, то есть в нужном мне направлении. Когда же стемнело, я подобрался поближе к составу, который, по моему расчету, должен был вскоре отправиться. Приметив груженый вагон-платформу, на которой нижние бревна были короче верхних, образуя пустоту, куда можно залезть и быть незамеченным, я сидел и ждал, пока тронется поезд. Ждать пришлось порядочно, но иного выхода не было, и я терпел, думал лишь о том, чтобы поскорее и как можно больше отдалиться от мест ссылки. Наконец замелькали кондукторские фонари возле состава, и я забираюсь в примеченную дыру. Удобств, конечно, мало, но терплю, затаясь и прислушиваясь. И вот — длинный гудок, и беглый лязг сцеплений перекатывается по составу. Поехали! Читать далее «ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.5.»

Сибирский бунт — к 100-летию Западно-Сибирского восстания

«Мы, крестьяне великой Сибири, восстали с надеждой победить. И если же нам придется умирать, то помните, братья, что лучше смерть в бою с насильниками, угнетателями, чем умереть от голода с позорным ярмом на шее. Лучше быть убитым, чем дать глумиться над собой, над достоинством свободного человека. Разве мы завоевывали себе свободу для того, чтобы мы, вольные сибиряки, стали рабами коммунистов, и все, что мы добывали от земли потом и кровью своей, отдавать им, получая взамен расстрелы и живое глумление?
Нам обещали все, но не дали ничего, кроме пули в грудь и тюрьмы. Так помните же, братья, что в этой великой борьбе за освобождение от позорного ига коммунистов
не может быть ни малейшего колебания. Или смерть, или победа. Наше правое восстание распространилось, как пламя пожара, и захватило уже города Тюмень, Тобольск, Курган, Петропавловск, Красноярск и Иркутск. Восстание не могли подавить в начале, и теперь им не затушить его» . Читать далее «Сибирский бунт — к 100-летию Западно-Сибирского восстания»

ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.4.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15557/

В конце декады на лесосеку заявились десятники-приемщики, всего двое. Чаще они бывали под хмельком и, прежде чем приступить к приему нашей работы, острили, рифмуя и каверкая нашу фамилию: «Мордовский, Каковский? Ха-ха-ха!..» — заканчивая совсем непечатным. Ответить и пристыдить их мы не смели — осложнится сдача работ, придраться могут к любой мелочи, зарежут объем, и не найдешь концов. Все же наш негодующий взгляд и наше молчание сдерживали их грубую вольность. Читать далее «ИВАН ТВАРДОВСКИЙ. РОДИНА И ЧУЖБИНА. КНИГА ЖИЗНИ (отрывок). Ч.4.»

Сибирский бунт — к 100-летию Западно-Сибирского восстания

«Мы, крестьяне великой Сибири, восстали с надеждой победить. И если же нам придется умирать, то помните, братья, что лучше смерть в бою с насильниками, угнетателями, чем умереть от голода с позорным ярмом на шее. Лучше быть убитым, чем дать глумиться над собой, над достоинством свободного человека. Разве мы завоевывали себе свободу для того, чтобы мы, вольные сибиряки, стали рабами коммунистов, и все, что мы добывали от земли потом и кровью своей, отдавать им, получая взамен расстрелы и живое глумление?
Нам обещали все, но не дали ничего, кроме пули в грудь и тюрьмы. Так помните же, братья, что в этой великой борьбе за освобождение от позорного ига коммунистов
не может быть ни малейшего колебания. Или смерть, или победа. Наше правое восстание распространилось, как пламя пожара, и захватило уже города Тюмень, Тобольск, Курган, Петропавловск, Красноярск и Иркутск. Восстание не могли подавить в начале, и теперь им не затушить его» .
Читать далее «Сибирский бунт — к 100-летию Западно-Сибирского восстания»