Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Взрыв на Аптекарском острове

Глава I

В конце апреля 1906 года мой отец телеграммой председателя Совета Министров Горемыкина получил распоряжение выехать в Петербург. В первый же день приезда он был вызван в Царское Село.
Государь встретил папá весьма милостиво и сказал, что он давно следит за его деятельностью в Саратове и, считая его исключительно выдающимся администратором, назначает министром внутренних дел.
Мой отец, по присущей ему скромности, не ожидавший такого назначения, был этим предложением сильно удивлен и озадачен. Он считал, что несколько месяцев губернаторства в Гродне и три года в Саратове не являются достаточной подготовкой к управлению всей внутренней жизнью России, да еще в такое тревожное время, о чем и доложил государю и просил, хотя бы временно, в виде подготовки, назначить его товарищем министра. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Взрыв на Аптекарском острове»

Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. 1905-й

Глава V

Потекли однообразно-грустные дни: что ни день, то какое-нибудь тяжелое известие с театра военных действий.
С самого начала предательские взрывы наших лучших кораблей, гордости русского флота: «Цесаревича», «Ретвизана» и «Паллады». Через несколько дней — гибель на собственных минах «Боярина» и «Енисея». Но с назначением адмирала Макарова командующим нашим флотом на Дальнем Востоке наполнились сердца надеждой. Ведь всем известно было его имя, все знали, как любил он своих подчиненных, как он популярен и каким влиянием пользуется. И в нашем далеком Саратове не было дома, где бы вы не нашли его изображения, его характерной умной головы с окладистой бородой и ясными глазами, невольно внушающими доверие в силу этого человека.
Но видно суждено было России в эти годы впервые почувствовать, что какая-то грозная туча повисла над ней, что настало время испытаний, что надломлена ее сила. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. 1905-й»

Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Саратов

Глава I

В середине мая 1902 г. мы весело выехали в Эльстер. Было нас десять человек, так что в Берлине, где мы проездом останавливались на два дня пришлось в гостинице занять целую амфиладу комнат. Я была еще очень слаба, и эта остановка была сделана чтобы дать мне отдохнуть, а папá поехал один вперед, чтобы нанять нам в Эльстере виллу.
Ни дорогой, ни в Берлине ничем я не интересовалась, всё больше лежала, и тянуло меня только домой, в кровать, отдыхать, отдыхать… не слышать ни утомительного шума поезда, ни резких свистков локомотива, не видеть чужих людей и суеты кругом себя. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Саратов»

Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Колноберже-2

Глава XI

К очень веселым дням в Колноберже относились дни наших именин, почти все приходящиеся на летние месяцы.
Самым торжественным образом, конечно, справлялось 29-ое июня, День Ангела моего отца, и 11-ое июля — именины мамá.
Накануне праздничных дней, вечером, приходили рабочие поздравлять с наступающим праздником: на именины папá — мужчины, на именины мамá — женщины, а на мои — девушки. Младших сестер поздравлять не полагалось. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Колноберже-2»

Жизнь за Отечество. В Симоновом монастыре почтили память П.А. Столыпина (ВИДЕО)

2 сентября в Симоновом монастыре Русское просветительское общество им. Императора Александра III открыло новый сезон работы Сергиевского клуба. Первый вечер был посвящён скорбному юбилею, отмечаемому в этом сентябре — 110-летию гибели П.А. Столыпина. Читать далее «Жизнь за Отечество. В Симоновом монастыре почтили память П.А. Столыпина (ВИДЕО)»

Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Колноберже

Глава V

Вскоре после Пасхи начинались сборы в Колноберже. Переезды наши из Ковны в деревню были всегда очень сложны, хлопотливы, оживлены, утомительны, для мамá и веселы для детей.
Пока я была одна, или нас было всего двое, трое, ничего трудного не было, но с увеличением семьи, в таком путешествии увеличивались и хлопоты. Когда же, под конец нашей жизни в Ковне, нас уже было пять сестер, то переезжали мы сам двадцать. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Колноберже»

Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Гродно

Глава I

Мне три года и я больна. Я лежу в своей кроватке в моей большой полутемной детской: лампа потушена, двери закрыты и лишь перед иконами мерцает лампада. Меня уже уложили на ночь, дали выпить какой-то вкусный чай — не то липовый, не то яблочный — вместо ежедневного молока. Заходила перекрестить и поцеловать меня на ночь мамá и, в виде исключения по случаю болезни, приходил и папá. Сердце радостно забилось, когда издали услыхала я его ровные, неторопливые шаги, а когда он, наклонившись надо мной, положил на мой горячий лоб свою большую, мягкую, свежую руку — так сделалось хорошо, что и боль в голове, и скучный день без беготни — всё было забыто. Папá бережно подогнул край одеяла, перекрестил меня и, стараясь ступать легко, вышел из детской. Читать далее «Столп Отечества: Воспоминания об отце Марии Бок. Гродно»

Столп Отечества: Николай Второй и Петр Столыпин

Приглашаем единомышленников на вечер памяти П.А. Столыпина «Жизнь за Отечество»!

…Позволю себе гипотезу, что революция началась в 1904 году. И, несмотря на усилия многих добрых русских людей и государя, несмотря на гений пока что последнего великого государственного деятеля русской истории Петра Аркадьевича Столыпина, ее только придавили, а раздавить не смогли. Эту гадину не смогли раздавить. И она просто отсиделась под корягой, а с началом мировой войны из-под коряги выползла. Вот и всё. То одна революция. Причем, подозреваю, что революция еще просто не закончилась. Это, простите, не научная гипотеза, а мое ощущение, то, что я могу сказать, как человек, очень прилично знающий историю, и еще все-таки от сердца. По крайней мере, то не исключено. Вполне возможно, что не только межфазовый переход между надломом русских и будущей инерцией процветающей России и благоденствующей русской нации, но и революция, которая удачно вписалась в эту переходную фазу, в этот затянутый переход, просто еще не кончилась. Читать далее «Столп Отечества: Николай Второй и Петр Столыпин»

Столп Отечества: Как реформа Столыпина заселяла Сибирь

… К тому времени серьезной «проблемой» России стал безпримерный рост населения: от 139 млн. человек в 1902 году до 175 млн. в 1913-м (среднегодовой прирост в 3,3 млн. человек). Наиболее многодетными были русские крестьянские семьи. При таком росте населения возникали проблемы малоземелья и безработицы, однако при российских просторах их можно было разрешить, что и начал делать П.А. Столыпин. (Тогда Россия занимала третье место в мiре по численности населения после Китая (365 млн.) и Индии (316 млн.), находясь, однако, на более высоком уровне социально-экономического и культурного развития.) Читать далее «Столп Отечества: Как реформа Столыпина заселяла Сибирь»

Столп Отечества: Реквием по Столыпину

9–10 сентября 1911 г. государь напишет письмо матери Марии Федоровне, в котором подробно расскажет о произошедшей трагедии. Четвертая часть написанного посвящена Столыпину, причем столыпинская тема не составляет единого цельного сюжета, перебиваясь описаниями событий царского путешествия по югу России. Так, царь пишет: «Бедный Столыпин сильно страдал в эту ночь, и ему часто впрыскивали морфий». И тут же, в одну строку с этим, – иное событие и иная эмоция: «На следующий день, 2 сентября, был великолепный парад войскам на месте окончания маневров…» В конце же письма Николай вообще как бы забывает о Столыпине, сообщая матери о своем отдыхе на родной яхте: «Радость огромная снова попасть на яхту! …блестящий вид судов и веселые молодецкие лица команд привели меня в восторг, такая разница с тем, что было недавно. Слава Богу!.. Тут я отдыхаю хорошо и сплю много, потому что в Киеве сна не хватало: поздно ложился и рано вставал». Читать далее «Столп Отечества: Реквием по Столыпину»