Хронограф. Казак и богомаз-левша. К 265-летию В.Л. Боровиковского

Казак, иконописец, один из родоначальников русской портретной живописи, благотворитель… Владимир Лукич Боровиковский был истинным русским самородком. Он родился 4 августа 1757 года в Миргороде в семье казачьего старшины Луки Ивановича Боровика. Лука Иванович был «важным живописцем» в родном краю. «Малевали» и братья его, и сыновья. Артель Боровиков трудилась над росписью местной церкви. Иконописцем по примеру старших стал и Владимир, азы мастерства которому преподавал отец. С 1774 года юноша служил в Миргородском казачьем полку и одновременно занимался живописью. В начале 80-х поручик Боровиковский вышел в отставку и всецело посвятил себя иконописи. Примечательно, что писал художник левой рукой. Большой талант миргородского левши заметил знаменитый в ту пору литератор граф Василий Васильевич Капнист. Он пригласил Боровиковского расписать интерьеры своего дворца в Кременчуге, предназначавшегося для приёма императрицы. Над росписями казаки Боровики трудились вновь артелью, изобразили в аллегорическом виде и саму Государыню. Читать далее «Хронограф. Казак и богомаз-левша. К 265-летию В.Л. Боровиковского»

Хронограф. «Флаг Петропавловского порта будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!» К 240-летию адмирала Завойко

«Быть тебе моряком!» — таков был приговор отставного штабс-лекаря Николаевского морского госпиталя Степана Осиповича Завойко, когда после двух дней безуспешных розысков и материнского плача по «сгинувшему» отпрыску добрые люди привезли последнего домой живым и здоровым: маленький искатель приключений уплыл по Днепру в рыбацкой лодке.

Дело происходило в селе Прохоровка Полтавской губернии, где проживала семья Завойко. Степан Осипович происходил из старинного рода казачьей старшины Переяславского полка, отец его был священником. Жена же его, Евфимия, приходилась дочерью полковнику Фесуну, прославившегося при покорении Крыма. Прохоровку, имение в 60 десятин и 4 крепостных души Императрица Екатерина пожаловала бравому казаку за службу. Читать далее «Хронограф. «Флаг Петропавловского порта будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!» К 240-летию адмирала Завойко»

Хронограф. В.Ю. Даренский. 100 лет Приамурскому собору

Россия не может быть ни пролетарской, ни крестьянской, ни рабочей, ни служилой, ни боярской. Россия может быть только – Россией Христа.
М.К. Дитерихс

В 1922 г. единственной Русской территорией, не подчинившейся большевикам, был Дальний Восток. Именно там, а не в эмиграции, Русские монархисты начали подготовку Земского Собора. «Указом Приамурского Временного Правительства» № 149 от 6-го Июня 1922 года объявлялось о созыве Земского Собора. В состав Земского Собора по Положению входили народные представители – от духовенства, от армии и флота, от гражданских ведомств, от горожан-домовладельцев, от сельского населения, от городских самоуправлений, от земства, от торгово-промышленного сословия, от местного казачьего населения и пришлых казачьих войск, от православных приходов, от старообрядческого духовенства и общины, от высших учебных заведений и от несоциалистических общественных организаций. Таким образом, сохранялся древний принцип выборов на Земской Собор – сословность вместо партийности и классовости. Было в положении и важное примечание: коммунисты и примыкающие к ним участия в Земском Соборе принимать не могут – поскольку они являются исконными врагами России и ставленниками мiровых антихристианских сил. Читать далее «Хронограф. В.Ю. Даренский. 100 лет Приамурскому собору»

Хронограф. «И в страхе бродит племя Каина по русской авельской земле». Владимир Смоленский

Солдат ребенка хлещет по лицу,

А у ребенка щечка золотая.

Забудь, забудь… Но как забудешь ты

Увиденное этими глазами, —

Небесный луч, срываясь с высоты

Земными преломляется слезами.

Есть вещи, которые не дай Господь увидеть никому, которые не должно видеть человеческим глазам, а уж паче того – глазам ребёнка. К примеру, ужас братоубийственной войны, в которой убивают твоих родных, разрушают твой дом. Но именно это пришлось увидеть 16-летнему Володе Смоленскому, одному из русских мальчиков, чью едва начавшуюся жизнь искалечила гражданская война. Читать далее «Хронограф. «И в страхе бродит племя Каина по русской авельской земле». Владимир Смоленский»

Хронограф. Солнце Милосердия. Великая Княгиня Елизавета Федоровна

«…если бы Вы знали, до какой степени я чувствую себя недостойной этого безмерного счастья, ибо, когда Бог даст здоровье и возможность работать для Него, это и есть счастье.

…Моя жизнь сложилась так, что с блеском в большом свете и обязанностями по отношению к нему покончено из-за моего вдовства; если бы я попыталась играть подобную роль в политике, у меня бы ничего не получилось, я бы не смогла принести никому никакой пользы, и мне самой это не принесло бы никакого удовлетворения. Я одинока – люди, страдающие от нищеты и испытывающие всё чаще и чаще физические и моральные страдания, должны получать хотя бы немного христианской любви и милосердия – это меня всегда волновало, а теперь стало целью моей жизни… Читать далее «Хронограф. Солнце Милосердия. Великая Княгиня Елизавета Федоровна»

Хронограф. «Мы всего лишь часовые». Памяти П.С. Нахимова

Осенью 1853 года эскадра адмирала Нахимова ушла искать в по-осеннему бурном море турецкий флот. Уже при первых залпах войны почувствовал угрозу Наместник Кавказа князь Воронцов. Еще не сломленным окончательно шамилевским бандам довольно было оказать достаточную помощь, и весь этот край мог отпасть от России – в руки давно рвущимся в эти края «помощникам». Англия и науськиваемая ею Турция не могли упустить такой возможности! Турецкая эскадра уже снабжала оружием повстанцев, курсируя вдоль восточного побережья Кавказа, а в Петербурге еще принимали решения, еще обсуждали обоснованность беспокойств Наместника. И, наконец, отдан был приказ Черноморскому флоту – срочно доставить подкрепления из Крыма на Кавказ за недостатком там войск и положить конец разбою турецких кораблей. Оба этих задания легли на плечи Нахимова. Читать далее «Хронограф. «Мы всего лишь часовые». Памяти П.С. Нахимова»

Хронограф. «Но нет! Еще жива Россия!» К 45-летию памяти поэта-воина князя Василия Сумбатова

В 1947 году итальянцы экранизировали пушкинскую «Капитанскую дочку». Трактовка была весьма вольной, и сам фильм не заслуживает значимого внимания. Но, вот, в кадре появляется «кривой старичок», поручик Игнатьев, бросающий в лицо Пугачеву памятное: «Ты, дядюшка, вор и самозванец!..» В роли поручика – русский князь, георгиевский кавалер, поэт Василий Сумбатов.

Его прадед погиб в Бородинском сражении. Его отец, полковник, был убит во время покушения на московского губернатора Великого Князя Сергея Александровича. Старший брат его пал смертью храбрых в Русско-японскую войну, ещё двое сложили головы на фронтах войны Великой. Когда матери сообщили о смертельном ранении его самого, последнего, младшего сына, сердце женщины не выдержало. Ранение оказалось не смертельным, но в сознание князь Василий Александрович придёт лишь через месяц, когда матери уже не будет в живых… Читать далее «Хронограф. «Но нет! Еще жива Россия!» К 45-летию памяти поэта-воина князя Василия Сумбатова»

Хронограф. Маковские. Певцы жизни, любви и красоты

Это была необычайно талантливая семья. Пожалуй, единственный случай, чтобы в одной семье четверо детей как один посвятили себя живописи и достигли на оном поприще больших высот. Начало всему положил отец – Егор Иванович Маковский. Известный коллекционер и большой ценитель живописи, один из основателей Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Своей страстью он заразил всех своих детей, привив им не только вкус и любовь к изящным искусствам, но и жажду творить самим. «Тем, что из меня вышло, я считаю обязанным себя не академии, не профессорам, а исключительно моему отцу», — скажет годы спустя Константин Маковский. К тому же в доме постоянно бывали друзья отца известные художники. Например, Тропинин и Карл Брюллов. От них юные Маковские получали первые уроки мастерства… Читать далее «Хронограф. Маковские. Певцы жизни, любви и красоты»

Хронограф. «Я писал только о России…» — перечитывая Ивана Шмелёва. В день рождения писателя

Я писал только о России, о русском человеке, о его душе и сердце, о его страданьях. О его страшной беде. Только. Против России, за Ее врагов − ни единого слова не найдется. Это боль русского писателя о родном, − для тех, кто читать умеет, − во всем творчестве. И это знают не только чуткие русские читатели, но и читатели более, чем «двунадесяти языков».

И.С. Шмелёв. Необходимый ответ

И.С. Шмелёв – писатель, чьё творчество отличает необычайно глубокое проникновение в самую душу России, постижение нашей русской судьбы. Увы, наследие его по сей день остаётся малоизвестно русскому читателю, а, между тем, сегодня оно актуально как ещё никогда с той поры, как было написано. Перечитывая статьи и рассказы Шмелёва эмигрантского периода, чудится будто бы это о нашем теперешнем, из со страниц без малого столетней давности вдруг взирает на нас – наша горькая явь… Читать далее «Хронограф. «Я писал только о России…» — перечитывая Ивана Шмелёва. В день рождения писателя»

Хронограф. «Умоляю всякого русского…» Памяти Святителя Пермского Андроника

«Дорогие братья, православные христиане! Или еще мало нам, что идет разбой и грабеж всюду среди белого дня, что происходит страшная братоубийственная бойня в земле нашей, расхищаемой со всех сторон русскими же людьми? Умоляю всякого русского, кто еще хоть малость сохранил веру в Бога и любовь к многострадальной и погибающей уже Родине, — умоляю всякого встать на защиту Церкви и России. Собирайтесь, православные, по приходам около храмов ваших под руководством ваших отцов духовных и прочих благомыслящих людей. А вы, отцы духовные, — заклинаю вас вашею иерейскою клятвою перед Богом, — встаньте истинными, добрыми и ревностными руководителями своих духовных пасомых христиан. Собирайте их, учите, воодушевляйте на правое дело стояния за веру и Отчизну родимую…» — с таким обращением к верующим выступил в декабре 1917 г. один из ярчайших светильников Земли Русской, Гермоген новой Смуты, архиепископ Пермский Андроник. Читать далее «Хронограф. «Умоляю всякого русского…» Памяти Святителя Пермского Андроника»