С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.8.

Лично Император Николай II, его министры И.Л. Горемыкин, Д.С. Сипягин, Н.П. Боголепов, В.К. Плеве, К.П. Победоносцев давали общественности пример самоотверженного государственного служения и выбора наиболее реалистичного и конструктивного политического направления. Их подвиг честного служения спасительной для России монархической идее будет стоить всем им покушений и насильственной гибели. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.8.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.7.

В феврале 1902 г. Сипягин распорядился, чтобы в публикациях о торжественном молитвословии у памятника Императору Александру II в Кремле не было сообщений о возникновении в данный момент и во всей России какого-то отдельного класса из рабочих. Этим ставились преграды умножающимся усилиям марксистов по противопоставлению рабочих иным сословиям. Как и во множестве похожих запретов, именно революционное движение служило причиной ограничения обсуждений в печати тем, которые превратно использовались для противопоставления монархической России социалистических утопий. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.7.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.6.

В оппозиционной прессе заслуживающие всякого восхищения усилия правительства Императора Николая II игнорировались или перевирались, чем создавался ложный информационный фон в интересах захватнических устремлений блока либералов и террористов.

Либералы и доныне не в силах признать неправоту своей вражды к Царской России. М.А. Давыдов, описавший во многим замечательной «Российской модернизации» (2016) нигде небывалую продовольственную и денежную помощь населению и постоянно списываемые долги крестьян, выяснив полноту революционной лжи, начал корить власть не за чудовищную эксплуатацию народа. Нет, оказывается, плох был излишний патернализм – не заставляли крестьян рассчитывать только на себя, слишком уж заботились. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.6.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.5.

9 марта настало неудачное покушение на К.П. Победоносцева. По наблюдению близких, Сипягин становился мрачнее и сосредоточеннее, перестал выезжать из дома, много работал и мало спал.

На 1 января 1901 г. полиция С.-Петербурга состояла из 4 полицмейстеров, 164 чиновников, 408 околоточных надзирателей, 2481 городовых. Ввиду назревшей потребности, 13 декабря 1901 г. дополнительно были утверждены Императором 50 должностей околоточных надзирателей и 510 городовых [И.П. Высоцкий «Санкт-Петербургская столичная полиция и градоначальство» СПб.: Голике и Вильборг, 1903, с.249, 255]. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.5.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.4.

Вельяминов, который в СССР оставил довольно едкие мемуары, делает исключение для Сипягина и его жены, которыми он был очарован, их поведением, их вкусами, их обращением с людьми. В мемуарах очень часто положительные оценки государственных деятелей зависят от таких личных взаимоотношений. Тесного контакта Вельяминов не имел с другими министрами, а тем более с Царём, потому и отзывается о них иначе.

Слишком роскошная отделка министерской квартиры Треповым за 200 тыс. руб., по мнению Вельяминова, не соответствовала скромному характеру Сипягина и повредила репутации обоих. Но траты были сделаны на министерскую, а не личную квартиру Сипягина. Ею потом пользовались следующие министры внутренних дел, а отделка предназначалась для посещения Императором апартаментов. Как потом рассуждал В.В. Розанов, первые лица государства заслуживают потраченной суммы: «это всё исторические лица – столпы, на которых Держава держится». Схожие суммы тратили банкиры на поддержание своего престижа, и никто их не осуждал [В.В. Розанов «Мимолётное. 1914-1915» М.: Республика, 2011, с.523]. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.4.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.3.

Никакой работы по изучению личности Дмитрия Сергеевича историки доселе не предпринимали, что напрямую связано с формируемыми революционной пропагандой представлениями. Принудительно закреплённые в СССР, они исключали возможность верного понимания исторического развития Российской Империи. В связи с этим возникло ошибочное мнение о том, будто Сипягин значительной политической фигурой не был и внимания не заслуживает. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.3.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.2.

В марте 1898 г. Сипягин внёс в Г. Совет проект, получивший со стороны чиновников сугубо отрицательные отзывы, какие бездумно переписывали легкомысленные историки типа перехваливаемого рецензентами Анатолия Ремнёва. Они не стесняясь заимствовали фразы из революционного журнала «Освобождение» про азиатскую дикость намерения Сипягина усилить значение Канцелярии по принятию прошений на Высочайшее имя [А.В. Ремнёв «Самодержавное правительство» М.: РОССПЭН, 2010, с.411]. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.2.»

С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.1.

Камергер и тайный советник Д.С. Сипягин до назначения 7 января 1894 г. товарищем министра внутренних дел с 31 мая 1893 г. состоял заместителем министра государственных имуществ. Его относили к молодым силам, выдвинувшимся в Царствование Александра III, и на него уже начинали возлагать большие надежды.

Дмитрий Сипягин 5 марта 1853 г. родился в Киеве и уже в трёхлетнем возрасте остался без отца, с братом Григорием и сестрой Александрой. Дедом его был генерал-лейтенант Николай Мартынович Сипягин, герой 1812 г., тифлисский губернатор. Его состояние унаследовал старший сын, Всеволод Николаевич, который дожил до 1893 г. и тоже стал генерал-лейтенантом. Недолгая жизнь Сергея Николаевича оказалась менее удачна, в разное время он работал чиновником губернаторской канцелярии и киевского цензурного комитета, испытывал трудности из-за денежных долгов. Читать далее «С.В. Зверев. Дмитрий Сипягин: «Я никому не желал зла». 1853-1902. Ч.1.»

Репетиция революции. Информационный террор 1902-1906. Ч.4.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15516/

3 января 1906 г. румынский посланник в России информировал своё правительство, что русские против революции: «даже в деревнях мужики жгут, говоря, что они к этому принуждены, иначе их самих сожгут», подстрекателями же выступают евреи-интернационалисты и другие социалисты. Советские архивисты уверяют, что те же сведения содержатся в донесениях болгарского и португальского дипломатов [«Красный Архив», 1926, Т.16, с.222]. Читать далее «Репетиция революции. Информационный террор 1902-1906. Ч.4.»

Репетиция революции. Информационный террор 1902-1906. Ч.3.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15516/

В Архангельской губернии «начало массовому крестьянскому движению в ноябре 1905 г. положило совещание деревенских представителей в Шенкурске, которое должно было обсудить наказ депутату от губернии в Государственную Думу. Неожиданно [!] под влиянием речей депутатов от сельской интеллигенции [тех же учителей] совещание приняло радикальный оборот» [Л.Г. Новикова «Провинциальная “контрреволюция”. Белое движение и Гражданская война на русском Севере» М.: НЛО, 2012, с.35]. Читать далее «Репетиция революции. Информационный террор 1902-1906. Ч.3.»