М.В. Назаров. О правах человека и о правах народа

Приобрети книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15562/

«Права человека» как орудие Нового мiрового порядка

Право (система государственных законов) ‒ древнейший инструмент организации жизни человеческого коллектива на основе справедливости. В принципе людям даны Самим Богом основные законы («не убий», «не укради», «возлюби ближнего»), и если бы все следовали этому ‒ детальные правовые нормы были бы не нужны. Именно потому, что в несовершенном мiре люди в своем греховном состоянии не способны всегда руководствоваться Божественным Законом, им необходимы внешние сдерживающие нормы, помогающие верно распоряжаться своей свободой, не злоупотреблять ею и выправлять допускаемые нарушения. И нужна власть, использующая эти нормирующие законы.

Не случайно, слово «право» родственно словам «правильный», «правый» (обладающий истиной), «праведный», «правда»; как и словам «управлять», «править» и «правитель» ‒ то есть изначально предполагается, что облеченный властью человек должен пользоваться ею для утверждения и защиты правды (истины и справедливости).

Как можно видеть, право имеет две функции: разрешающую (или предписывающую) и запрещающую; последняя включает в себя насильственные меры по ограничению свободы человека и наказанию, когда он злоупотребляет ею во вред обществу. В применении такого насилия видна и ограниченность права как средства борьбы со злом: «форма борьбы с несовершенством мiра и человека, сама отражающая на себе это несовершенство» (С. Франк). То есть право ‒ это лишь минимально необходимое средство для «недопущения ада на земле» (В. Соловьев), максимальным же средством может быть только спасительная благодать, стяжаемая человеком в его стремлении к Богу.

Разумеется, в истории было немало систем права и управления, служащих не защите добра от зла, а эгоизму властителей и узурпаторов. Это уже не право, а безправие, и не закон, а беззаконие. Но такие злоупотребления не могут отменять самой принципиальной необходимости правового идеала. Он неотъемлем от требований совести человека, созданного по образу и подобию Божию, поэтому еще в дохристианской Римской империи, были сформулированы основы государственного права. Они были во многом переняты христианским Вторым Римом в Кодексе Юстиниана, а затем и Третьим Римом ‒ Российской империей в ее Основных законах.

Однако нужно отметить, что христианское (православное) право отличается от утилитарного дохристианского права как Новый Завет от Ветхого Завета. Православное государство, сознавая необходимость ограничивать греховность человека и карать зло, не забывает и о том, что для победы над злом необходима также любовь к образу и подобию Божию даже в падшем человеке. То есть православное право отделяет грех от грешника, борясь с первым и жалея второго.

С утилитарной точки зрения, человек должен обладать определенными личными социальными и гражданскими правами, необходимыми и для нормальной жизни индивидуума, и для жизни здорового гармоничного сообщества ‒ в их обезпечении одно из назначений правового государства. Более того: каждый человек обладает неотъемлемыми правами по своей личностной природе, ‒ это интуитивное ощущение издавна выразилось в теории естественного права, известного еще в античной Греции у философов-стоиков.

Но лишь в христианстве такое уважение человеческой личности получило абсолютное религиозное обоснование: поскольку человек создан «по образу и подобию Божию». Сам Бог не нарушает свободу воли человека, то есть уважает его право на свободу действий, одновременно предупреждая об ответственности за злоупотребление этим правом. Поэтому назначение православного государства ‒ всемерно обезпечивать человеку главнейшее из личных прав: право на защиту и очищение в себе этого божественного образа, то есть право быть человеком и достойно пользоваться дарованной Богом свободой. Для этого государство само должно иметь четкую государственную идеологию, различающую добро и зло с целью поощрения первого и сопротивления второму во всей общественной жизни ‒ в этом, в частности, состоит цель и суть православной монархии с ее симфонией государственной и духовной властей: правительство обезпечивает внешнюю защиту граждан от зла в земной жизни; преодолением же внутреннего зла в греховном человеке для его спасения к жизни вечной занимается Церковь, духовно воспитывая его в Истине.

К сожалению, в процессе апостасийного отхода от христианства в западных демократиях произошла и дехристианизация права: оно в значительной мере размыло границу между добром и злом, защищая голую свободу греховного человека вне критериев Истины. Поэтому, сохраняя карательное назначение по отношению ко многим видам зла, оно может включать в число преступлений и карать, например, защиту добра от зла силою, а любовь к образу и подобию Божию в человеке заменяет любовью к его грехам, узаконивая их как норму.

В основе демократической идеологии «прав человека» лежит право греховного человека на грех. Несмотря на множество общих слов о защите свободы и достоинства человеческой личности, демократия легализует «право на грех» как норму и этим являет собой вопиющее неуважение к человеку как духовному существу, лишая его знания Истины, уравнивая в нем добро и зло (принцип плюрализма) и по сути видя в нем лишь биологический организм.

Есть у этой идеологии и прагматическая цель. Мы не раз отмечали, что при демократии правящие финансовые круги намеренно уводят человечества от Божественной Истины, которая топится в хаосе «частных мнений» и «религий», вплоть до сатанинских. Таким атомизированным обществом легче управлять посредством денег, которые в нем становятся главной «истиной», главным источником права и главным условием его осуществления. То есть становятся главной властью (міровой закулисой), превосходящей все видимые избираемые властные структуры.

Отрыв «прав человека» от их Божественного обоснования и одновременное укрепление денежной власти міровой закулисы происходили по мере утверждения гуманистического мiровоззрения эпохи «Просвещения». Понятие этих прав стало обретать иной смысл ‒ соответственно менявшемуся пониманию места человека в мiроздании. Слово «гуманизм» в данном случае правильно будет перевести как «человечизм»: учение, что человек «независим от Бога» или «не нуждается в Боге», и тогда он сам становится на Его место как центр мiроздания и мерило всех вещей.

Основополагающим документом в этой области стала «Декларация прав человека и гражданина», принятая в результате Французской революции в 1789 году Ранее в обосновании подобных прав («Билль о правах» 1689 в Англии, «Декларация независимости» США в 1776) еще встречались ссылки на то, что люди наделены равными правами Творцом. Но после Французской революции стало особенно очевидно, что эта «борьба за права» представляет собой борьбу буржуазии и масонства против монархий и Церкви. Это была борьба верхнего социального слоя за право иметь государство, не служащее Богу и видящее исток своей власти не в Боге, а в самом себе и в своих греховных похотях. О каких-либо правах нещадно эксплуатируемых низов общества и колонизируемых аборигенов никто тогда и не помышлял. А во внешней политике позже боролись за права каких-то народов лишь избирательно и только у соперников ‒ для их ослабления.

До конца 1940-х годов демократии не горели желанием защищать «права человека» даже в СССР, где в конституции 1936 года тоже говорилось о «правах», но требующий их человек был бы осужден властью как государственный преступник. Однако во второй половине 1940-х годов началась Холодная война, в которой, в виду полного безправия советского населения под властью коммунистов, именно «борьба за права» (в том числе права нацменьшинств) стала удобным оружием внешней идеологической атаки Запада против окрепшего геополитического соперника и его социалистического лагеря. Разумеется, в тоталитарном государстве (каким был СССР) борьба за права человека была понятным стремлением к отсутствовавшей политической и гражданской свободе. Но воспользовались этим более всего геополитические противники исторической России для ее расчленения и построения Нового мірового порядка.

10 декабря 1948 года, в начале Холодной войны, Генеральная Ассамблея ООН приняла «Всеобщую Декларацию прав человека», провозгласившую их независимость от государственной власти с намеками на право даже менять эту власть в соответствии с целями данной Декларации (преамбула и ст. 28); по выражению Черчилля, это стало «возведением на престол человеческих прав». Советский Союз тогда воздержался при голосовании, но все же, чтобы не упасть в грязь лицом, для сохранения престижа подписал Устав ООН с упоминанием этих прав. А в 1973 году по той же причине СССР ратифицировал «Пакты о правах человека», в 1975 году подписал Хельсинкский Акт с его «правовой корзиной», ‒ чтобы выглядеть «цивилизованным государством» в глазах западной общественности, хотя и не собирался предоставлять своим гражданам упомянутых прав.

Это и стало одним из самых уязвимых мест режима КПСС, приведшим его к концу. Интеллигентская безответственная эйфория перестройки с провозглашением индивидуальных прав и «суверенитетов», захлестнувшая понятия гражданской ответственности, национальных интересов и патриотизма, может быть понята только с учетом прежнего тоталитарного безправия, от которого отталкивалось российское общество.

Именно в период Холодной войны идеология «прав человека», имеющих приоритет перед правом государства стала одним из «непреложных законов» и инструментов для подрыва всех самобытных государств и обществ с целью их унификации и колонизации мiра в рамках строящегося Нового мiрового порядка. В нем все государства подлежали лишению суверенитета и исчезновению (в полном согласии с марксизмом). Показная защита прав народов на независимость была всего лишь инструментом против геополитических соперников ‒ таков принятый Конгрессом США в 1959 году т.н. «Закон о порабощенных нациях», в котором США официально обязались поддерживать право всех народностей в коммунистическом лагере на независимость и борьбу против «русских поработителей».

В наше время одно из «научных» выражений этой геополитики ‒ теория «открытого общества» еврейского миллиардера Сороса, который щедро наводняет своими учебниками российскую систему образования.

Вот почему западные правители и банкиры не жалеют денег для финансирования по всему мiру «правозащитных» организаций. Они, разумеется, в какой-то мере могут защищать людей от несправедливых преследований ‒ там, где это имеет место, как это было, например, при власти КПСС. Но в нынешней Белоруссии и в РФ можно видеть, что те же прозападные правозащитные структуры используются и в пропагандистских кампаниях по защите пойманных шпионов, предателей, бандитов-сепаратистов, порнографистов, сектантов, дезертиров ‒ то есть для защиты «пятой колонны» Запада и для ослабления государственности и патриотизма. (Например, правозащитники причитали, что американский шпион Поуп невиновен, поскольку имел право искать и получать информацию независимо от государственных границ ‒ «так записано в Декларации прав человека»…)

С этой целью разложения государственности стран-соперниц теория «прав человека» возведена американцами в статус «святая святых»: ей придан непререкаемый характер некоей гуманистической религии, в которой не Бог, а права греховного человека-индивидуума провозглашаются «самой высшей ценностью», стоящей над правами и интересами государства, нации и их духовных традиций (хотя ведь благодаря государству и обществу человеческая личность только и может развиться и существовать как таковая). Все, что противится такому пониманию «прав человека», Запад объявляет «мракобесием», «фашизмом» или «преступлением перед человечностью».

Это в полной мере демонстрирует конституция посткоммунистической РФ от 12 декабря 1993 года, которая провозгласила: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2). Высшей ‒ значит, это утверждение имеет характер той самой государственной идеологии, возможность которой отвергается в статье 13-й. (Тут налицо явное противоречие в Конституции.) То есть, нынешняя Конституция отвергает все другие типы государственной идеологии, включая православную, и утверждает в качестве высшей демократическую идеологию прав греховного человека. Причем в статье 15 п. 4 «общепризнанные принципы и нормы международного права» имеют верховенство над внутрироссийскими законами. А попытки отстаивать исторические национальные интересы державообразующего русского народа в нынешней правоохранительной практике трактуются и караются как «экстремизм».

В последние годы предлог «защиты прав человека» уже используется Америкой и как удобный повод для военной агрессии против непокорных государств. НАТО официально оправдало этим свои бомбежки Югославии и пытается применить тот же аргумент к событиям в Чечне. И в том и в другом случае западные демократии под предлогом «защиты прав человека» становятся на сторону террористических мафиозных банд ‒ какая еще символика может быть наглядней!

Так под лозунгом «защиты прав человека» готовится невиданное порабощение человечества в царстве антихриста.

В православном же понимании прав человека, ‒ о чем единодушно писали столь разные мыслители, как В.С. Соловьев, Л.А. Тихомиров, И.А. Ильин, С.Л. Франк ‒ эти права человеку даются для служения Божию замыслу и заключаются прежде всего в таковой обязанности. Здесь право и обязанность совпадают в своем содержании. То есть, главные права человека, которые он может и обязан требовать от государства, ‒ это право на безпрепятственное раскрытие в каждом из нас «образа и подобия Божия» и право на защиту его от натиска мiровых сил зла. И система государственного права должна служить прежде всего этой цели.

«Права человека» как орудие Нового мiрового порядка

Выступление в одно из вузов Сыктывкара (Усть-Сысольска) на праздновании Дней славянской письменности и культуры с 19 по 22 мая 2008 г. по приглашению Коми Республиканского Института развития образования и переподготовки кадров (КРИРОиПК) и Сыктывкарско-Воркутинской епархии РПЦ МП. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s